Financial Times: «Ползучая русификация» отдаляет Донбасс от Украины

Повстанцы на востоке Украины проводят «ползучую русификацию», пишет The Financial Times: местные магазины перешли на рубли, на полках в основном российские товары, а в школах преподают по российским учебникам. Это вызывает опасения, что увеличивающийся разрыв с остальной частью Украины осложнит «процесс реинтеграции» — и хотя в Донецк вернулись многие жители, бежавшие в разгар боев, перспективы мирного урегулирования конфликта с Киевом до сих пор туманные, говорится в статье.
Financial Times: «Ползучая русификация» отдаляет Донбасс от Украины

В магазинах Донецка — «цитадели поддерживаемых Россией сепаратистов», уже отказываются принимать гривны для оплаты товаров и услуг, пишет The Financial Times. По словам продавцов, теперь «по указанию сепаратистского руководства» в регионе используется только российская валюта, и рубли стали де-факто местной денежной единицей. Это вызывает у многих опасения, что увеличивающийся разрыв с остальной частью Украины в дальнейшем может «осложнить процесс реинтеграции», подчеркивается в статье.

После начала вооруженного конфликта на Украине два года назад «поддерживаемые Россией повстанцы захватили многочисленные правительственные здания на русскоговорящем востоке страны и провозгласили там создание отколовшихся республик», однако в отличие от Крыма, Донецкий и Луганский регионы до сих пор не были аннексированы Москвой, отмечает автор. По его мнению, «русские воздержались от этого, вероятно, опасаясь западных санкций», хотя некоторые полагают, что Россия просто «не захотела брать на себя» содержание густонаселенного региона и сотен тысяч его пенсионеров.
 
Спустя четверть века после распада СССР украинский Донецк «все больше русифицируется» — политически, экономически и социально, а те связи, которые когда-то объединяли этот регион с остальной частью Украины, сегодня рвутся одна за другой, констатирует The Financial Times. Полки в местных магазинах опустели в разгар вооруженного конфликта, а теперь заполнены в основном российскими товарами. Сотрудники тех немногих предприятий бывшего «индустриального центра» Украины, раздираемого теперь войной, которые по-прежнему действуют и выплачивают заработную плату в украинской национальной валюте, сразу же меняют все на рубли, потому что «на гривны здесь уже ничего нельзя купить», говорится в статье.
 
В местных школах используют поставляемые из России учебники и больше не преподают украинскую историю — вместо этого дети «учат российскую версию прошлого, прославляющую советскую эпоху», а на смену украинским телеканалам пришло российское и «сепаратистское» телевещание, отмечает автор. Даже интернет-сайты здесь теперь регистрируются на российских доменах вместо украинских. А говорить на государственном украинском языке на территории Донбасса сегодня «может быть небезопасно», поскольку это вызывает враждебную реакцию со стороны местного населения и даже подозрения о возможной «подрывной деятельности», уверяет The Financial Times.
 
Многих беспокоит, что этот регион все сильнее отрывается от остальной части Украины, и это может сильно осложнить в будущем процесс реинтеграции и практической реализации заключенных больше года назад в Минске мирных соглашений, говорится в статье. Будет еще хуже, если выполнение Минских соглашений затянется, и в конечном итоге Донбасс тоже станет зоной «замороженного конфликта», похожего на ситуацию в Абхазии, Южной Осетии или Приднестровье, которые, по сути, не являются частью ни той, ни другой страны, хотя и получают поддержку из Москвы, подчеркивает автор: «Ходит много слухов относительно того, как Москва субсидирует самопровозглашенные ДНР и ЛНР, в которых имеются наполовину действующие правительства, предоставляющие такие основные услуги, как сбор мусора и выплата скудной заработной платы. Нельзя точно сказать, как много жителей и компаний платят налоги пророссийскому руководству».
 
Некоторые предприятия региона по-прежнему работают и предоставляют населению рабочие места, однако цены на основные товары резко выросли, а зарплаты сильно сократились. Тем не менее, многие жители Донецка, вынужденные ранее бежать из города из-за интенсивных боев, в течение последнего года вернулись домой, и даже настроены оптимистично, констатирует The Financial Times. «Я думаю, что у нас большое будущее с Россией. Без России мы не выживем», — считает 17-летний Дима, выпускник местной школы. Центральная часть города, где расположена его школа, выглядит довольно мирно и ухоженно — здесь много роз, действующих фонтанов и кафе под открытым небом, но всего через несколько улиц картина гораздо более мрачная: витрины в магазинах заколочены, а жители стоят в очередях за получением гуманитарной помощи, отмечается в статье.
 
Еще через несколько километров к северу проходит линия фронта, где украинская армия и «вооруженные сепаратисты» из окопов обстреливают друг друга с гранатометов и оружия более крупных калибров. В ходе недавнего посещения района боевых действий заместитель главы миссии наблюдателей ОБСЕ Александр Хуг вновь призвал обе стороны отвести свои войска, и «сепаратисты» воспользовались этим визитом, чтобы забрать тела троих своих погибших сторонников. А несколькими днями ранее здесь были убиты 7 украинских солдат — и это самое большое количество погибших за один день за последний год, пишет The Financial Times: «Действия промосковских сепаратистов в восточной Украине привели к эскалации политической напряженности, что угрожает разорвать страну на части».
 
Глава парламента ДНР Денис Пушилин утверждает, что во время поездок он официально использует паспорт, выданный Донецкой Народной Республикой. Другие жители города говорят, что они сохраняют украинское гражданство и украинские регистрационные номера автомобилей — теоретически у них существует возможность обратиться с просьбой о получении российского паспорта, однако это «сложный и длительный процесс», отмечается в статье. «Мы здесь, на востоке, больше ориентированы на Россию», — считает Эдуард Басурин, заместитель министра обороны «местных пророссийских ополченцев», который также называет Украину «искусственно созданным государством».
 
ОБСЕ надеется, что процесс «разведения» друг от друга воюющих сторон внутри широкой буферной зоны поможет полностью ввести в силу соглашение о прекращении огня. Однако некоторые местные жители считают, что «уже поздно» договариваться с Киевом: «Слишком много пролито крови, — говорит Марина, сотрудница металлургического завода в Макеевке. — Мой муж, мой брат, мой отец — все они воевали на фронте. Подруга моей матери осталась без ноги. Дом моей лучшей подруги был разрушен. Многие наши друзья погибли. Как мы можем оставаться с ними в дружеских отношениях?». Продавец одного из магазинов электроники Василий занимает более гибкую позицию, но даже он не уверен в окончательном успехе переговоров:  «Я гражданин Украины, у меня украинский паспорт. У меня нет паспорта ДНР или России. Но я не могу ответить на вопрос о том, что здесь — Украина, Россия или какая-то Донецкая Народная Республика». По мнению Василия, твердо можно сказать одно: «Раньше всем нам было лучше», — заключает The Financial Times.
 
Фото: Reuters 
источник
Великобритания Европа
теги
беженцы вооруженный конфликт ДНР ОБСЕ Россия рубль русский язык Украина экономический кризис

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG