Эксперт: Российское телевидение совсем не так однобоко, как принято думать

Вопреки бытующим в США стереотипам о «пропаганде Кремля», в России есть немало интересных и популярных политических ток-шоу, отличающихся не только остротой, но и удивительным разнообразием мнений, пишет для Consortium News ответственный за Европу координатор НПО «Американский комитет в поддержку согласия между Востоком и Западом» Гилберт Доктороу. Аналитику посчастливилось самому принять участие в одной из таких передач, и он убедился, что российские программы отличаются от американских в лучшую сторону.
Эксперт: Российское телевидение совсем не так однобоко, как принято думать

Несмотря на то, что в США о российских СМИ как правило говорят не иначе как о «сплошной кремлевской пропаганде», в России на самом деле выходит масса интересных ток-шоу, в которых зачастую демонстрируется гораздо большая вариативность точек зрения, чем на американском телевидении, пишет в своей статье для Consortium News ответственный за Европу координатор НПО «Американский комитет в поддержку согласия между Востоком и Западом» Гилберт Доктороу.

Как отмечает Доктороу, подобные шоу чрезвычайно популярны среди россиян и собирают перед телеэкранами миллионные аудитории; среди них, например, передача ветерана российского ТВ Владимира Соловьева, а также конкурирующий с ней «Специальный корреспондент» «Первого канала»* с ведущим Евгением Поповым. Будучи долгое время преданным зрителем этих передач, Доктороу в начале мая лично поучаствовал в программе Попова, и, по его собственным словам, то, что он испытал «в качестве участника подтвердило его впечатления в качестве телезрителя» — российское телевидение действительно представляет собой «рынок идей», проникнутый «уважением к плюрализму мнений».

Гостями российских ток-шоу становятся и россияне, и иностранцы, и почти всегда на них представлены как люди, поддерживающие политику Кремля, так и оппозиционеры, утверждает автор. Почти во всех выпусках можно увидеть по крайней мере одного американца, который выражает точку зрения Вашингтона; на передачи также регулярно приглашают израильтян, дабы представить «мнение Нетаньяху», и нередко зовут поляков и украинцев, «которые придают остроту любой дискуссии, касающейся майданных протестов и нынешнего киевского режима», комментирует он.

Единственной стороной, которая остается обделенной эфирным временем, остается так называемая «несистемная оппозиция», то есть оппозиционные движения, не сумевшие набрать нужное количество голосов избирателей и попасть в парламент — в отличие от представителей оппозиционных партий вроде ЛДПР и КПРФ, часто принимающих участие в передачах, несистемные оппозиционеры почти никогда не мелькают на российских экранах, признает Доктороу. Тем не менее, с точки зрения аналитика, такое положение дел вполне объяснимо: российские власти вряд ли захотят показывать на государственных телеканалах политиков, «продвигающих крамольные взгляды». Сложно представить, чтобы таких людей, как глава партии «Парнас» Михаил Касьянов, который нередко навещал американского сенатора Джона Маккейна, выступавшего в поддержку антироссийских санкций, или Алексей Навальный, который по сути призывал к силовому свержению властей, выступая на Болотной площади, пустили бы к микрофону в любой стране, тем более в прайм-тайм, подчеркивает автор.
 
Интересно, что участвующие в передачах представители парламентской оппозиции часто оживляют их благодаря серьезному опыту работы внутри государственной системы и недюжинным аналитическим навыкам, продолжает Доктороу. Впрочем, высказываемая ими в адрес Кремля критика в нынешнее время касается лишь внутриполитических вопросов — «экономическая и информационная война», развязанная с их точки зрения Западом, сплотила их вокруг властей, отмечает он.
 
Россияне — большие поклонники боев без правил, и российские ток-шоу часто проводятся в формате свободной дискуссии, особенно когда среди их участников не присутствуют высокопоставленные политики, рассказывает аналитик. В этом плане спорщики часто напоминают «древнеримских гладиаторов», и их высказывания — как Доктороу смог убедиться сам, побывав в студии  — награждаются аплодисментами присутствующей публики.
 
Однако ведущим удается поддерживать порядок в студии: по словам Доктороу, в ходе его участия в «Специальном корреспонденте» ему не пришлось ни единожды перекрикивать кого-либо, а перед эфиром ему объяснили, что ему достаточно при желании лишь показать, что он хочет взять слово, и ему вручат микрофон. Как пишет автор, за время выпуска он трижды высказал свои мысли по поводу темы дискуссии, и хотя Евгений Попов отлично знал, что позиция американского гостя диаметрально противоположна его собственной — Попов утверждал, что состоявшийся несколькими днями ранее концерт российского оркестра в Пальмире был тепло воспринят в мире, тогда как Доктороу был уверен, что реакция приглашенных на мероприятие иностранных журналистов была слабой и в целом негативной, — ведущий каждый раз дал ему договорить до конца, сдерживая остальных участников программы.
 
«Было бы здорово, если бы на самых популярных американских телепередачах позволялись бы аналогичные суматошные, но глубокие споры о политике в отношении России и других стран», — подытоживает свою статью Доктороу.
 

Фото: Reuters

 

* Так сказано в оригинале. Программа «Специальный корреспондент» выходит на канале «Россия 1» (прим. RT). 

источник
США Северная Америка
теги
журналист информационная война пропаганда Россия телевидение

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG