Townhall Оригинал

Townhall: Сто миллионов жертв не спасли коммунизм от «свободного мира»

В условиях борьбы с терроризмом полезно помнить, как Запад выиграл войну против «коммунистического тоталитаризма», считает историк холодной войны Ли Эдвардс в статье для Townhall. Это была война идей, которую начал Ленин, но Гарри Трумэн и последующие американские президенты придерживались стратегии сдерживания и в итоге сумели вынудить последнего лидера СССР Михаила Горбачева признать поражение марксизма-ленинизма, описывает автор.
Townhall: Сто миллионов жертв не спасли коммунизм от «свободного мира»

По мнению историка холодной войны Ли Эдвардса, опубликованном на сайте Townhall, забывающий об уроках истории обречен повторять ее ошибки, – а потому в нынешней войне с терроризмом нужно помнить об опыте холодной войны.

Автор подчеркивает, что это была именно война, которая «в самые тихие моменты была теплой». В нее входят война в Корее, Карибский кризис, восстание в Венгрии, Пражская весна, война во Вьетнаме и волнения на площади Тяньаньмэнь. И она была глобальной – охватывала не только отдельные части Европы и Азии, но весь мир: «Какой бы ни была проблема, избежать холодной войны было невозможно».
 
Конфликт этой войны неизменно затрагивал тему коммунизма. Некоторые, отмечает Ли Эдвардс, считают, что СССР просто преследовал свои государственные интересы. Однако «коммунистический тоталитаризм» был и остается жестоким, потому что его теория государственности подразумевает использование любых средств – вплоть до террора, пыток и дезинформации – для достижения своих целей. Это была схватка идей во всех сферах – «политической, экономической, моральной и духовной», но схватка неравноценная: «Это был конфликт между добром и злом, свободой и тиранией, либеральной демократией и тоталитаризмом, капитализмом и коммунизмом, теизмом и атеизмом».
 
Также, подчеркивает автор Townhall, холодную войну «начала и двигала советская агрессия». Коммунистический режим «по своей природе» угрожал другим, репрессируя находящихся внутри своих границ и нападая на тех, кто был вне; его правители распространяют страх и неопределенность до тех пор, пока режим не слабнет и не падает от внешнего и внутреннего давления.
 
Если бы не политика сдерживания, провозглашенная Гарри Трумэном, исход войны был бы другой, подчеркивает историк. Эта стратегия помешала коммунистам «распространиться глубже» в Европу и Азию, позволила выстроить «свободный мир» и заложила основания для «Западного мира» через мощь и в итоге победу в холодной войне. Поддержку эта политика получала от обеих партий – это видно, например, по взаимодействию Трумэна с конгрессом 1947 – 1949 годов, где большинство составляли республиканцы, и поддержкой Рейгана антикоммунистами обеих партий.
 
Ключевую роль в этом противостоянии сыграли определенные личности, считает Ли Эдвардс. «Ленин начал холодную войну, а Сталин и его преемники вывели конфликт на мировой уровень. Трумэн, а за ним Эйзенхауэр и Кэннеди отреагировали политикой сдерживания». После неудач разрядки Никсона и Картера Рейган возобновил ряд альянсов, укрепил оборонную мощь и «затем вел переговоры с позиции силы с Михаилом Горбачевым» – советским лидером, который «ненарочно выпустил свободу из бутылки».
 
«Коммунистический тоталитаризм» после революции большевиков погубил более 100 миллионов человек. В половине этих смертей виновны Советы («один Сталин ответственен за более чем 20 миллионов»), а действия Коммунистической партии при Мао Цзэдуне привели к жертвам в количестве от 49 до 80 миллионов. Но этим все не ограничивается, указывает автор: свой вклад в общее число внесли «Северная Корея, Камбоджа, Куба, Вьетнам, Никарагуа, Афганистан, Ангола и другие коммунистические государства». И «более одного миллиарда человек сегодня все еще остаются под гнетом коммунизма».
 
Однако, пишет Ли Эдвардс на страницах Townhall, «Запад выиграл холодную войну, потому что люди жаждут свободы». Для победы нужны были как лидерство США, так и их приверженность политике сдерживания и «западный альянс». Неотъемлемая ее часть – это «искатели свободы», такие как Иоанн Павел II, Вацлав Гавел, Лех Валенса, Александр Солженицын, Андрей Сахаров, Армандо Вальядарес и У Хунда. И когда Рейган перестал быть президентом в январе 1989 года, последний лидер СССР Горбачев «публично признал провал марксизма-ленинизма и тщетность подобного империализма», подытоживает историк.
 
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Александр Солженицын Ангола Андрей Сахаров Афганистан Венгрия Вьетнам Камбоджа Китай Куба Лех Валенса Михаил Горбачев Никарагуа Рональд Рейган Советский Союз США холодная война

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG