National Interest: Противоракетная оборона США застряла в прошлом

Американская система ПРО основывается на положениях документа 2010 года, когда в Иране еще видели ядерную угрозу, а с Россией планировали «перезагрузку», пишет специалист по ядерным технологиям Иванка Барзашка в National Interest. Однако теперь положение дел в мире в корне изменилось, и в 2017 году администрации нового президента придется задуматься об изменении ПРО, учитывая «подъем Китая и самоутверждение России».
National Interest: Противоракетная оборона США застряла в прошлом

Со времен холодной войны мир изменился, чего нельзя сказать о системе противоракетной обороны (ПРО) США, утверждает специалист по ядерным технологиям из Стэндфордского университета Иванка Барзашка в своей статье для National Interest. По мнению эксперта, слишком устаревший подход к этому вопросу делает Вашингтон уязвимым в новой реальности.

США тратят миллиарды долларов на системы ПРО, потому что они считают: это поможет им защититься от баллистических ракет и снизит риски ядерной атаки. Основные положения данного подхода содержатся в документе 2010 года, который носит название «Пересмотр противоракетной обороны» (Ballistic Missile Defense Review). Однако «сдвиг в стратегической обстановке» в мире сделал по крайней мере 3 основных положения неактуальными.

Как отмечает аналитик, согласно документу предусматривалось потенциальное сдерживание некоторых региональных игроков, которые могут представлять ядерную угрозу. К примеру, такими странами могли бы быть Иран и Северная Корея, будь у них ядерное оружие, которое они могли бы использовать для шантажа.

Однако сегодня вопрос с Ираном урегулирован, значит, от его ракет нет смысла защищаться. Впрочем, в соглашении ничего не сказано о баллистических ракетах, которые Тегеран сейчас активно испытывает. Но ему нет смысла угрожать европейским столицам обычными ракетами, особенно когда отношения с Западом улучшаются. С другой стороны, Пхеньян «отчаянно хочет, чтобы мир боялся его зарождающейся ядерной мощи», поэтому испытывает и ядерные ракеты, и обычные.

По второму положению исходного документа ядерные риски со стороны России значительно снижены по сравнению с периодом холодной войны. Как утверждалось, Москва и Вашингтон «больше не враги» и война им не грозит, так что Россия переставала быть «главным приоритетом».

Тем не менее такая позиция резко изменилась после российской «аннексии» Крыма в 2014 году, пишет автор. Возрос риск военной конфронтации в Восточной Европе, а вместе с этим – и риск применения ядерного оружия. Поэтому министр обороны США Эштон Картер подчеркнул, что им «нужен новый сценарий», чтобы сдерживать «пагубное и дестабилизирующее влияние, насилие и агрессию» Москвы.

И, наконец, третье положение документа 2010 года предполагало, что развитие американской системы ПРО не повлечет за собой усиления напряженности среди крупных ядерных держав, хотя Россия и Китай высказывались против программы. На протяжении более 10 лет Москва твердила, что таким образом Америка подрывает стабильность в мире, и предупреждала, что может и сама принять ответные меры.

В 2010 году США думали, что могут предотвратить все последствия своей программы ПРО. Американские политики заявляли, что позиция России «политически мотивирована» и нацелена главным образом на домашнюю аудиторию, а также подчеркивали, что их щит не направлен против Москвы.

После провальных попыток сотрудничать с Америкой в сфере противоракетной обороны Россия начала делать то, о чем предупреждала, – модернизировать собственный ядерный арсенал и новую систему воздушно-космической обороны. Все это разрабатывается «недвусмысленно» для противостояния США и их европейским союзникам, считает Иванка Барзашка.

Китай вообще отказался принимать предложение администрации президента Барака Обамы о стратегическом диалоге относительно ПРО. Пекин уверен, что возможное размещение американских систем противоракетной обороны в Южной Корее «окажет сильное воздействие на безопасность Китая». В то же время в Европе Вашингтон со своими союзниками по НАТО активно продолжают разворачивать свою стратегию ПРО, не особо заботясь о том, что иранская ядерная угроза, против которой все изначально было направлено, заметно уменьшилась.

Мир знает, что такое атомные бомбы, поэтому во время холодной войны странам удалось договориться. Однако сегодня все по-другому. Вашингтон и Москва больше не пытаются нажать на кнопку «перезагрузки», «подъем Китая и самоутверждение Москвы увеличивают вероятность региональных конфликтов». Сегодня ПРО может усилить одни риски ядерных столкновений и нивелировать другие.

В 2017 году администрация нового президента будет пересматривать стратегию национальной обороны, частью которой является программа ПРО. Есть множество сложных вопросов: нужно ли сохранять систему ПРО в Европе против Ирана? Стоит ли направить ее против России? Следует ли Москве и Вашингтону ограничивать свою ядерную мощь? Очевидно, старый подход к противоракетной обороне устарел и его пора в корне менять, подводит итог автор.

Фото: Reuters

источник
США Северная Америка
теги
Европа Иран Китай оборона ПРО ракета Россия Северная Корея США холодная война Южная Корея ядерное оружие

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG