TVN24 Оригинал

TVN24: Работа осведомителем не затмит величия Леха Валенсы

Польский Институт национальной памяти объявил об обнаружении убедительных доказательств вербовки спецслужбами ПНР лидера польской оппозиции и будущего президента страны Леха Валенсы. Под псевдонимом Болек он писал доносы и получал за это деньги еще в 70-е годы XX века. Впрочем, эта пикантная часть биографии не помешает Валенсе оставаться героем новой Польши, передает TVN24.

Добрый вечер. Вначале тайны документов из дома генерала Кищака. Папка товарища Болека, а в ней – обязательства сотрудничать со Службой безопасности, расписки в получении денег и собственноручная подпись Леха Валенсы. По мнению Института национальной памяти, документы подлинны, а по мнению Валенсы – это невозможно. Бывший президент отправляет из Венесуэлы краткое сообщение, а прокуроры Института национальной памяти ищут дальше, в этот раз в доме на Мазурах. Якуб Собеневский. 

Таким мир все время видит и продолжает оценивать Леха Валенсу. А эта сегодняшняя лекция в парламенте Венесуэлы под названием «Амнистия и примирение» имеет особенный контекст. Венесуэла сейчас свергает коммунистический режим. Она похожа на Польшу 1989 года. 
 
ЛЕХ ВАЛЕНСА, экс-президент Польши: Послушайте старого Валенсу. Я вас прошу о примирении. 
 
В Венесуэле Лех Валенса также касался сообщений из Польши относительно информации о документах по его теме, обнаруженных Институтом национальной памяти в доме Чеслава Кищака.
 
ЛУКАШ КАМИНЬСКИЙ, Институт национальной памяти: Собственноручно написано обязательство сотрудничать со Службой безопасности, подписанное : «Лех Валенса Болек». Также имеются собственноручно подписанные под псевдонимом Болек расписки в получении денег. 
 
ЛЕХ ВАЛЕНСА: Я выбрал этот путь. На этом пути необходимы были переговоры. И эти переговоры привели к победе. 
 
Институт национальной памяти пока что не проверил содержание документов. Он уверяет, что они подлинны, хотя часть историков видит необходимость в более долгих и тщательных проверках, включая графологические. А политические комментарии на самом высоком уровне уже также имеются. 
 
АНДЖЕЙ ДУДА, президент Польши: То, что в домах были и все еще хранятся такого типа документы, являющиеся таким доказательством, как раз и есть Третья Речь Посполитая. 
 
ДОНАЛЬД ТУСК, председатель Совета ЕС: Мне кажется, что подтвердили как раз то, о чем не всегда ловко, не всегда убедительно, но де-факто Лех Валенса говорил. 
 
Уже долгие годы у историков нет сомнения в том, что Лех Валенса тогда, после резни рабочих на побережье, входил в контакт со Службой безопасности. В своих воспоминаниях он признавал, что подписал декларацию лояльности по отношению к властям. Он подтверждал, что в те времена, когда деятели-освободители не имели поддержки экспертов и заграницы, он проводил переговоры со Службой безопасности, из которых он не вышел победителем. 
 
Вы жалеете о том, что подписали бумагу?
 
ЛЕХ ВАЛЕНСА, высказывание от 24 февраля 2011 года: Нет, в то время все подписывали. И я тоже подписал. Но я подписал не с мыслью о том, что я когда-либо перейду на ту сторону, что совершу измену. Я думал лишь о том, как их обыграть. 
 
То есть вы не брали денег и не сдавали друзей?
 
ЛЕХ ВАЛЕНСА: Знаете, я был предводителем. Ведь тогда я бы действовал сам против себя.
 
Леха Валенсу начали клеймить позором за связи со Службой безопасности до 1976 года те, кто с ним политически разошелся уже в свободной Польше. Для них более важным было его падение, длившееся несколько лет в 70-х годах, нежели борьба, которая длилась более 10 лет, также во времена военного положения, когда у интернированных деятелей не было уверенности в том, что их не убьют.
 
ЯН РУЛЕВСКИЙ, деятель оппозиции в ПНР, партия «Гражданская платформа»Даже если треснет кость, то самое главное, чтобы она срослась. И у Леха Валенсы кость срослась. 
 
То, что было в доме главы Службы безопасности, которая также фальсифицировала документы, будет еще проверяться и исследоваться. Но это уже воспринимается следующим образом: 
 
ЯН ЖАРЫН, профессор, бывший историк Института национальной памяти, партия «Право и справедливость»: Сегодня у нас такой момент истины и одновременно, возможно, чувство удовлетворения.
 
Или так:
 
АНДЖЕЙ ПАЧКОВСКИЙ, профессор, совет Института национальной памяти: Когда мы говорим о слабостях, то мы должны помнить о том, что он был великим. А когда мы говорим о том, что он был великим, мы должны помнить о том, что у него были слабости.
 
Сегодня полицейские по поручению прокуратуры обыскали также дачу семьи Кищака – ту, которая когда-то сгорела. 
 
Там совершенно ничего нет, и на самом деле вдова генерала была права. Здесь не были найдены никакие документы. После сегодняшних очередных заявлений Марии Кищак очевидно, что она жалеет о передаче документов, нелегально собранных мужем. 
 
МАРИЯ КИЩАК, вдова генерала Чеслава Кищака: Чувствую себя глупо, мне очень стыдно. 
 
Она также признает, что разговаривала с Институтом национальной памяти на тему денег.
 
МАРИЯ КИЩАК: Конечно, мне еще нужны деньги. 
 
Чеслав Кищак 20 лет тому тому назад к собранным документам добавил письмо, и это указывает на то, что уже тогда он думал о передаче их в государственные архивы. Неизвестно, почему он отказался. 
 
Якуб Собиневский. «Факты».
 
Дата выхода в эфир 18 февраля 2016.
источник
Польша Европа
теги
Венесуэла Лех Валенса Польша разведка

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG