Foreign Affairs Оригинал

Foreign Affairs: Обаме и его преемникам придется считаться с Россией

За последние годы Владимиру Путину не раз удавалось застать Запад врасплох: на Украине, в Сирии, в то время как Вашингтон и его союзники все время недооценивали Россию, пишет Foreign Affairs. Однако сирийская операция Москвы показала, что отныне она хочет, чтобы с ее мнением в международных вопросах считались, и Бараку Обаме с его будущим преемником, по всей видимости, придется это делать, отмечает издание.
Foreign Affairs: Обаме и его преемникам придется считаться с Россией
Российские действия в Сирии стали крупнейшей военной операцией Москвы на Ближнем Востоке за последние годы. И при этом они практически превратили гражданскую войну в «опосредованный российско-американский конфликт», пишет Foreign Affairs.
 
Также с помощью кампании в Сирии Кремлю удалось отвлечь внимание мировой общественности от Украины – отныне Запад не может и дальше продолжать свои попытки изолировать Россию. Так что теперь Москва – игрок, с которым Вашингтону, так или иначе, придется иметь дело.
 
В очередной раз, как и в случае с «аннексией» Крыма, Россия застала Запад врасплох. Западные страны во главе с американскими лидерами не учли, что при всех своих внутренних проблемах Кремль располагает «удивительной долей влияния», причем не только в своем регионе. Так что президент США Барак Обама может и дальше относиться к России как к региональной державе, но военная операция Москвы в Сирии показала, что Кремль хочет, чтобы с его мнением в международных вопросах считались.
 
Таким образом, сложные отношения с Россией становятся проблемой не только Барака Обамы и его администрации, но и его преемников в кресле американского президента.
А ведь российский лидер Владимир Путин уже в 2007 году заговорил о том, что существующий мировой порядок неправильный, и далее он не отклонялся от этой линии. Но почему же Запад все это время недооценивал Россию и ее желание пересмотреть расстановку сил в мире, сформировавшуюся после окончания холодной войны?
 
По мнению Foreign Affairs, новому президенту США придется решить два основных вопроса относительно России. Во-первых, определить «природу российских целей в Сирии и на Украине», а во-вторых, решить, как взаимодействовать с Владимиром Путиным в соответствии с американскими интересами. И как показывает практика, такое сотрудничество может происходить, только когда дело касается каких-то достаточно узких сфер, которые могут объединить две страны. В любом случае, дальнейшая изоляция России ничего не даст.
 
Издание выделяет у Москвы своего рода «комплекс неполноценности», ведь наиболее плодотворно ей удавалось сотрудничать с Вашингтоном лишь тогда, когда к ней относились как к равной. Именно поэтому, например, переговоры по ядерной программе Ирана проходят так гладко.
 
Но вот с глобальной борьбой с терроризмом все сложилось менее успешно. А дело в том, что при красивой формулировке, у обеих стран разные представления о том, кто именно является террористом, а кого стоит поддерживать. Сирийская кампания это наглядно показала. С взаимодействием относительно НАТО и стран постсоветского пространство все сложилось и того хуже. Об этом свидетельствуют войны в Грузии и на Украине.
 
Да и сейчас на Ближнем Востоке Москва тоже в первую очередь занята своим влиянием и укреплением позиций. Поддерживая сирийского президента Башара Асада, она дает гарантии местным лидерам, что она-то, в отличие от США, своих союзников не бросает. И ей верят – недаром же во второй половине 2015 года в российскую столицу приезжали главы Египта, Израиля, Иордании, Кувейта, Саудовской Аравии и ОАЭ.  И мало кто уехал с пустыми руками, без договоров и соглашений.
 
В то же время Россия подсчитала, что вся суматоха на Ближнем Востоке и затишье на Украине отвлекут Запад от Киева и даже, возможно, помогут избавиться от санкций. Таким образом, Россия предстанет миру не «зачинщицей конфликта», а «ответственным лидером в глобальной борьбе с терроризмом».
 
Недаром же она представила свою сирийскую кампанию как «антитеррористическую операцию». Вот только на деле она может иметь совершенно противоположный эффект, полагает Foreign Affairs. Из-за усилившихся авиаударов беженцев, наводняющих Европу, стало еще больше, да и поддержка алавитского сирийского правительства может лишь усугубить межрелигиозный конфликт в регионе.
 
Операция Путина в Сирии несет «смешанный посыл»: с одной стороны, он обвиняет США в создании условий, при которых появилось «Исламское государство»*, а с другой, призывает их присоединиться к коалиции. И, кажется, последнее ему понемногу удается, хотя ситуация действительно сложная и о прямом военном сотрудничестве говорить не приходится. Но то, что они друг другу не мешают, - уже неплохо.
 
Но даже если у Вашингтона получится договориться с Путиным относительно Сирии, нет никаких гарантий, что Россия не захочет военного самоутверждения в каком-нибудь другом месте. За последние годы Москве уже дважды удавалось удивить Запад, так что амбиции на что-то еще у нее вполне могут оставаться. Кто знает, может следующим будет Ирак, да и если в Афганистане станет горячо, Россия в стороне не останется. Но тут есть и еще один вопрос: какова конечная цель Путина и есть ли она у него вообще, заключает издание. 
 
 
* «Исламское государство» - террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
 
 
Фото: Reuters
источник
США Северная Америка
теги
Афганистан Башар Асад Владимир Путин вооруженный конфликт гражданская война Ирак Исламское государство Россия Сирия сотрудничество США теракт терроризм Украина

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG