Guardian Оригинал

Guardian: Прогулка по «Кремниевому лесу» — секретному оружию Путина в глобальной гонке технологий

Корреспондент Guardian Оливер Уэйнрайт отправился в Академпарк — технопарк новосибирского Академгородка, где размещаются триста инновационных компаний. Как отмечает журналист в своем репортаже, Академгородок сильно изменился с девяностых годов XX века, и здесь вновь ощущается дух научной деятельности.
Guardian: Прогулка по «Кремниевому лесу» — секретному оружию Путина в глобальной гонке технологий
Квадрокоптер, взмыв высоко над бескрайним морем из берез и сосен и пролетев мимо верхушек деревьев, садится на ладони Кирилла Яковченко. Кирилл стоит на крыше сияющего оранжевого зиккурата, возвышающегося над этим лесом посереди Сибири будто памятник какой-то цивилизации техно-Майя. Видеть, как эта конструкция прорывается через древесный навес, который за этим исключением тянется на многие километры, прерываемый лишь временами то промышленным сооружением, то блестящей металлической трубой – удивительно.
 
Внутри этой пары объединенных 14-этажных башен сидит команда инженеров, которые, скорчившись у ноутбуков и развалившись в креслах-мешках, работают над всем подряд, начиная с приложений для смартфонов и переносных томографов и заканчивая новыми методами производства компоста при помощи земляных червей. Это — Академпарк, неоновая пирамида инновации в самом сердце российского «Кремниевого леса» — необычного оружия президента Владимира Путина в глобальной гонке технологий.
 
«Быть частью такой группы высококлассных специалистов, да еще и на природе — очень особенное ощущение», — рассказывает Яковченко, который впервые прибыл сюда в прошлом году, посещая летний курс лекций, и уже успел основать Optiplane — стартап, специализирующийся на разработке беспилотников для доставки грузов. «Мы работаем в области дальних перевозок, — поясняет он. — Надеемся достичь возможности транспортировки товаров на 100 километров менее чем за час и в любую погоду».
 
Для работы над транспортировкой на дальние расстояния и в экстремальных погодных условиях здесь как раз самое место. Академпарк располагается в центре Евразийского континента, в трех тысячах километров к востоку от Москвы, и местный климат варьируется от 30-градусной жары во время кишащего комарами лета до 40-градусных морозов снежной зимой — не самый очевидный выбор для размещения технопарка. «Убеждать людей приехать сюда бывает трудно», — комментирует Яковченко, — «но когда они все-таки приезжают, они в итоге частенько здесь остаются».
 
Академпарк — не отдаленное поселение, которое случайно «воткнули» в чистом поле, а самая недавняя попытка возродить Академгородок, советский наукоград основанный здесь в 1957 и с тех пор давно забытый и зачахший. Академгородок, рожденный умами математика Михаила Лаврентьева и тогдашнего лидера страны Никиты Хрущева, создавался для того, чтобы собрать лучшие научные таланты страны в одном месте, чтобы они могли заниматься фундаментальными исследованиями вдали от московской суеты. Расположили его в глухом лесу в 30 километрах к югу от города Новосибирска, и строился он как деревянный университетский городок для Новосибирского государственного университета и пятнадцати институтов Академии наук СССР, работавших во многих областях — от ядерной физики и геологии до цитологии и генетики. На пике развития Академгородка в нем проживали 65 тысяч ученых.
 
Благодаря удаленному местоположению Академгородка в сибирских лесах, жизнь здесь была блаженно далека от идеологических вмешательств партийных аппаратчиков. Ученых привлекали, обещая им просторные квартиры и оживленные интеллектуальные дискуссии в местных барах и клубах по интересам, а отдельной приманкой служил искусственный пляж, который создали, свалив тысячи тонн песка вдоль берега Новосибирского водохранилища. Пляж стал популярным местом для пикников и «семинаров» с купанием голышом.
 
Здесь всюду ощущалась интеллектуальная и социальная свобода. Дом ученых, модернистский культурный центр Академгородка, проводил выставки запрещенных советских художников, организовывал весьма дерзкие поэтические вечера и принимал у себя гастролирующих бардов с вызывающими выступлениями — в других местах Советской империи о таком и не слыхивали. Пышным цветом цвели исследования в научных областях, которые ранее были под запретом: Лаврентьев сыграл ключевую роль в спасении кибернетики и генетики, которые в Москве считались лженауками. Физик Герш Будкер, разработавший здесь один из первых в мире коллайдеров в шестидесятые годы XX века, описывал обстановку так: «Хорошо, когда есть место, куда не приезжают большие шишки — а маленьких мы к себе не пускаем».
 
Но долго это лесное блаженство не продлилось. В семидесятые годы – эпоху брежневского застоя, во время которой науку свели к обслуживанию экономики и военной машины – свободы сильно урезали. Позже, в девяностые годы, в результате распада Советского Союза началась массовая утечка мозгов, и лучшие умы страны бежали на запад. А Академгородок, который на протяжении тридцати лет был ярким очагом научной деятельности, превратился в тихую сонную заводь, где в разваливающихся бетонных лабораториях посреди лесных дебрей продолжали упрямо трудиться лишь несколько ученых.
 
Но прогуливаясь сегодня по широким, обрамленным деревьями улицам Академгородка, чувствуешь в воздухе новую энергию. На деревянной палубе кафе Travelers’ Coffee – эдакого сибирского Starbucks, недавно запущенного одним американским предпринимателем – отдыхают студенты, а их друзья собираются на пляже с магнитофонами и беспилотниками в руках. Кажется, будто оказался в научной версии Center Parcs [европейская сеть курортных поселков – прим. RT.] — отодвинувшись подальше от широких проспектов, стоят невысокие здания университетов, соседствующие с обветшалыми ангарами, где стоят лазеры и коллайдеры; сейчас эти помещения в большинстве своем используются для разработки проектов по заказу иностранных компаний. Бородатые профессора суетливо бегают от лаборатории к лаборатории по извилистым лесным тропам, а зимой – спускаются в сеть подземных туннелей.
 
Когда-то здесь почти ничего не происходило, но десять лет назад вернувшийся из официальной поездки в технически подкованную Индию Путин объявил Академгородок новой колыбелью российских инноваций. К тому моменту здесь уже были представительства компании IBM, Intel и Schlumberger, которые пользовались наличием порожденного университетом крупного штата дешевых программистов, но после такого официального указа в Академгородок хлынули федеральные и частные инвестиции, общий объем которых достиг 1 миллиарда долларов.
 
Самый очевидный признак, сигнализирующий об этих деньгах — Академпарк, этот безумный монумент, изогнутая арка которого нависает над наблюдателем словно довольно зловещий портал в другое измерение. Здание, напоминающее в некоторых ракурсах точную копию созданного архитектором Ремом Колхасом офиса CCTV в Пекине, было спроектировано новосибирской компанией «Несущие системы» в соответствии с требованиями бывшего губернатора области. «Он хотел получить запоминающуюся достопримечательность», — объясняет гендиректор Академпарка Дмитрий Верховод, сидя в своем офисе на самом верху здания и разглядывая объединяющий две башни здания обрывистый мост со стеклянным полом. На стене его офиса висит календарь с фотографиями Кремниевой долины; чуть ниже — полка с распечатанными на 3D-принтере безделушками и фотографией, на которой Верховод показывает здание Путину. «Изначально планировалось, что здание будет полностью стеклянным», — также отмечает он, — «но нам нужно было добавить теплоты, чтобы скрасить суровые сибирские зимы».
 
Пока мы осматриваем Академпарк, заглядывая в гости к некоторым из трехсот компаний, работающих над всем от нанокерамики до мультипликационной графики для нужд американской развлекательной индустрии, Верховод рассказывает, как все устроено: «Мы предоставляем физическую инфраструктуру, так что компаниям не нужно полностью закупать оборудование. Поэтому мы привлекательны и для инвесторов – когда вкладываешься в одну из местных компаний, вкладываешься в людей».
 
В этих компаниях, запущенных в 2011 году, работает в общей сложности почти девять тысяч человек, а их ежегодный доход составляет 17 миллиардов рублей. Впечатляет, но все же не идет ни в какое сравнение с тем, что творится в Сколково, гигантском технопарке на окраине Москвы. Этот государственный проект стоимостью 4 миллиарда долларов, который привлек такие компании, как Microsoft, Cisco и Google и ежегодно зарабатывает миллиард долларов — явно является здесь одной из больных тем.
 
«Сколково постоянно рекламируют потому, что в нашей стране все работает на Москву, — говорит Верховод. — Но когда к нам приехала группа студентов из университета Сколково, половина из них остались».
 
Автор: Оливер Уэйнрайт
 
Дата публикации 05 января 2016 года.
 
Фото: Reuters
источник
Великобритания Европа
теги
модернизация наука Новосибирск Россия Сколково

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG