Financial Times Оригинал

Financial Times: Зачем нужно сближаться с Россией

Несмотря на увещевания «ястребов», западным державам следует взять курс на сближение с Россией, пишет обозреватель Financial Times Гидеон Рахман. По мнению журналиста, приоритетными для Запада внешнеполитическими задачами сейчас являются урегулирование сирийского конфликта и уничтожение ИГ, и Россия может оказаться на этих направлениях очень ценным союзником.
Financial Times: Зачем нужно сближаться с Россией
В дни после парижских терактов появились две фотографии, четко дававшие понять, каким образом меняется международная политика. На первой был запечатлен Барак Обама, который, наклонившись, беседовал с Владимиром Путиным в вестибюле одного отеля. На смену холодным жестам обоих лидеров на предыдущей встрече в ООН пришло нечто скорее деловитое — президенты США и России выглядели почти как коллеги. На снимке номер два, очень к месту опубликованном Министерством обороны России, был запечатлен процесс погрузки на самолет российской бомбы, на боку которой было небрежно начертано: «За Париж».
 
Эти две фотографии совместно обозначили очень интересную перспективу — Россия и Запад могут начать устранять разногласия, найдя общее дело в виде войны против ИГ*. Эта идея приводит многих западных экспертов по России в ужас, да и к тому же имеет множество трудноразрешимых сопутствующих задач. Тем не менее попробовать воплотить ее в жизнь стоит, и тому есть ряд причин.
 
Во-первых, самое важное во внешней политике — это определить приоритеты, а после парижских событий и с учетом угрозы новых терактов приоритетной задачей Запада является как раз борьба с ИГ. Во-вторых, в последнее время появились пусть и робкие, но все же важные признаки того, что Россия дает на Украине обратный ход. Перемирие на востоке страны соблюдалось на протяжении всей осени. В последние дни боестолкновения резко обострились, но Россия спровоцировала не все из них. Наконец, ни у Запада, ни у России нет монополии на понимание конфликта в Сирии. А положить конец этой войне может помочь достижение компромисса между жесткими позициями Москвы и Вашингтона.
 
Самые непримиримые критики правительства Путина на Западе утверждают, что присоединение Россией Крыма и военное вмешательство страны в конфликт на востоке Украины представляют собой настолько серьезные нарушения международного законодательства, что Россия по большому счету опаснее для мира, чем ИГ. Но этот тезис в данный момент будет сложно доказать европейской и американской публике — люди видят, что исламисты и террористы уже сейчас представляют такую непосредственную угрозу безопасности крупнейших западных городов, какую Россия представлять не может.
 
Настроенные против России «ястребы» отмечают, что в результате разожженной на Украине войны погибли тысячи людей, Россия продолжает наращивать военную силу, а в российском правительстве стали популярны крайне националистические и антизападные взгляды. Кроме того, господин Путин и раньше прибегал к агрессивным действиям и сворачивал их в зависимости от политических обстоятельств. Ослабить давление на Россию сейчас — значит дать повод для повторения Крыма, доказывают «ястребы».
 
Отмахнуться от этих аргументов нельзя, и любые шаги по сближению с Россией должны быть плавными и зависеть от выполнения определенных условий. ЕС совершенно правильно решил пока не ослаблять санкции против России. Но когда на Украине будет вновь достигнуто надежное перемирие, а Россия займет конструктивную позицию по Сирии, тогда перспектива определенного ослабления санкций в первой половине 2016 года станет гораздо более вероятной. Россия все равно будет понимать, что, если обстоятельства изменятся, санкции могут вернуть и ужесточить.
 
Те, кто выступает против попыток сближения с Россией, также говорят, что господином Путиным в Сирии движет не столько стремление победить ИГ, сколько желание восстановить российское влияние на Ближнем Востоке, нанеся при этом символическое поражение Соединенным Штатам. Они подчеркивают, что самые первые российские авиаудары наносились не по ИГ, а по умеренной сирийской оппозиции, отмечая при этом, что намерение России удержать президента Башара Асада у власти в конечном счете усилит исламистов, — ведь их главным агентом по вербовке является ненависть к господину Асаду.
 
Определенный вес есть и у этих доводов, однако аргументацию в пользу сотрудничества с Москвой по Сирии они все равно не опровергают. Российское правительство уже признало, что теракт на борту гражданского авиалайнера на Синайском полуострове, унесший сотни российских жизней, организовало ИГ. Вероятно, в связи с этим Россия в последние дни стала наносить гораздо больше ударов по его позициям.
 
Важным моментом, в котором мнения западных держав и России расходятся, остается судьба господина Асада. Еще более значительные разногласия по этой проблеме существуют между региональными державами: тогда как Иран горой стоит за Асада, Саудовская Аравия и Турция требуют, чтобы он покинул свой пост.
 
Западные державы и их союзники правы: жестокость господина Асада действительно послужила для арабов-суннитов своеобразным объединяющим лозунгом и помогла делу исламистов. Но контраргументы российской стороны также стоят того, чтобы их выслушать. Россия утверждает, что образовавшийся после свержения господина Асада вакуум, скорее всего, заполнится неким гибридом хаоса, насилия и исламизма, — а лучших обстоятельств для процветания ИГ и не придумать. Учитывая реальные условия, сложившиеся сейчас в Сирии, а также опыт Ирака и Ливии, опровергнуть такую точку зрения трудно. США, никогда этого по-настоящему не признавая, все же плавно смещались в сторону российской позиции и отбросили свои настойчивые требования о немедленном уходе господина Асада. Очень даже реальная угроза, которую представляет ИГ для России и западных держав, может заставить умы [политиков] сосредоточиться настолько, что они в итоге преодолеют все оставшиеся разногласия по поводу судьбы господина Асада.
 
Москва будет пытаться укрепить престиж России и ее стратегическое положение при любом варианте урегулирования сирийского кризиса – это действительно так. Но подобные факторы учитывают и в Вашингтоне. После терактов в Париже и на Синайском полуострове бесспорно существующее стратегическое соперничество на Ближнем Востоке между Россией и Западом должно отойти на второй план и уступить место общим стратегическим и этическим интересам, а именно — стремлению победить ИГ и достичь мира в Сирии.
 
Автор: Гидеон Рахман
 
Дата публикации 23 ноября 2015 года.
  
Фото: Reuters
 
* «Исламское государство» - террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
источник
Великобритания Европа
теги
Ближний Восток вооруженный конфликт Россия Сирия

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG