CNN

CNN: Обама не боится за Америку, потому что он оптимист

Многие обвиняют президента Обаму в наивности, но на самом деле он просто оптимист – и это хорошо, потому что именно оптимисты обычно оказываются правы, а страх ведет только к ошибкам, считает ведущий телеканала CNN Фарид Закария. Он убежден, что если США пережили монархию, фашизм, революцию и коммунизм, то и с такой второстепенной угрозой, какую представляет для них Иран, они тоже справятся.
ФАРИД ЗАКАРИЯ, ведущий CNN: А теперь мое мнение о внешней политике президента Барака Обамы. Многие критики ядерной сделки с Ираном полагают, что проблема заключается в самом характере президента. Рик Перри заявил: «Он – очень-очень наивный человек, не знающий, как устроен мир». Линдси Грэм назвал его «опасно наивным».
 
На самом деле, как вы могли слышать, Обама не наивен. Но характер действительно важен, и Обама просто оптимистично оценивает мир, место Америки в нем и даже угрозы, с которыми ей приходится сталкиваться на Ближнем Востоке. И, как свидетельствует история, именно оптимисты обычно оказываются правы.
 
Сегодня нас окружают пессимистические настроения, люди, которые считают мир мрачным и опасным местом, где угрозы увеличиваются и враги набирают силу. В 2014 году сенатор Джон Маккейн объявил, что «мир охватил самый огромный кризис за всю мою жизнь», которая успела охватить становление фашизма, нацизма, Вторую мировую войну и советскую ядерную угрозу.
 
Мы видели подобные мрачные предсказания в прошлом и довольно часто. В 1989 году в своем эссе гарвардский профессор Сэмюэл Хантингтон заметил, что Соединенные Штаты в тот момент переживали пятую волну подобного рода пессимизма с 1950-х.
 
Сначала, объясняет он, Америку шокировал «Спутник», и к началу 1960-х страна была убеждена, что Советский Союз готовится обогнать ее в экономической, технологической и военной сфере. К концу 1960-х и в начале 1970-х, когда Вьетнам лишил государство уверенности, администрация Никсона призывала американцев привыкать к многополярному миру, в котором Вашингтону будет отведена второстепенная роль.
 
Когда начался нефтяной шок 1970-х, люди рассматривали нефтедобывающие страны Ближнего Востока в качестве новых центров силы. К концу 1970-х на фоне того, как Советский Союз обновлял свой ядерный арсенал и наступал в Афганистане и Центральной Америке, множество обозревателей предрекало, что Москва одержит победу в холодной войне. И когда Хантингтон писал свое эссе, существовало расхожее мнение, что непобедимая Япония вскоре станет ведущей экономической державой в мире.
 
Разумеется, все эти страхи оказались необоснованными. В каждом из них была доля правды, и они касались событий и тенденций, на которые стоило ответить и обратить внимание.
 
Однако мрачный взгляд на вещи почти всегда приводил к значительной переоценке наших консультативных полномочий и стратегического потенциала. Я бы обновил список Хантингтона и добавил в него страхи, которые забурлили после одиннадцатого сентября – страх перед тем, что радикальный ислам несет в себе экзистенциальную опасность и что мы беззащитны перед ним, что Ирак Саддама Хусейна представляет непереносимую угрозу для Америки. А теперь – перед тем, что Иран с его имперскими амбициями готов занять доминирующее положение на Ближнем Востоке.
 
В своей речи в американском университете на этой неделе президент Обама попытался представить Иран в общем контексте. Это региональная держава средней величины с ограниченными амбициями и потенциалом. Он указал на то, что военные расходы его противников в заливе в 8 раз больше. Расходы Америки больше в 40 раз.
 
Тегеран отчаянно пытается поддержать режим Башара Асада в Сирии. В то же время он также вводит силы в Ирак для борьбы с новой растущей угрозой со стороны ИГ, которое представляет собой в первую очередь антишиитскую террористическую группировку. Вынужденная необходимость воевать на два фронта ради сохранения собственной безопасности – это не признак силы.
 
Подумайте об ошибках, которые совершили США, когда они действовали, руководствуясь страхом, убежденные в том, что враги наголову выше их и близки к победе. В 1950-ые это помогло принести демократию в страны третьего мира, пребывавшие в страхе, что к ним мог прийти социализм. Позже США вступили в войну во Вьетнаме, они поддерживали режим апартеида в Южной Африке, вторглись в Ирак.
 
С другой стороны, когда мы не преувеличивали значение угрозы, осознавая, что время на нашей стороне, мы терпеливо набирали союзников, обсуждали условия соглашений с консультантами, развивали наши внутренние силы – и в итоге оказались на высоте. Это не приносит такого удовлетворения, как воображаемый восторг от военной победы, но это был куда более надежный путь к стабильности и успеху.
 
Посмотрите на факты. США пережили монархию, фашизм, революцию и коммунизм. Они справятся с угрозой, которую представляет такая второстепенная держава, как Иран. Они переживут радикальный ислам, идеологию, у которой нет ответов для современного мира. Понимать это – не наивность, а уверенность – уверенность в Америке, подтвержденная историей.
 
Дата выхода в эфир 09 августа 2014 года.
 
Материал предоставлен CNN International.
Перевод выполнен RT.

 

источник
США Северная Америка
теги
Ближний Восток вооруженный конфликт Иран Россия Советский Союз США холодная война ядерное оружие Япония

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG