Economist Оригинал

Economist: Для Запада развал России страшнее ее имперских амбиций

Страшнее экспансии Кремля может быть лишь распад Российской Федерации, полагает Economist. Если не будет Владимира Путина, вся страна развалится на куски, а вместе с ней – и ядерный арсенал, который теперь собрать вместе будет куда сложнее, чем после распада СССР. Из-за политики Москвы на Украине отделившиеся субъекты добровольно не отдадут мощнейшее оружие в обмен на пустые обещания безопасности. А в регионах, как и на украинском востоке, воцарится хаос, бандитизм и рэкет, утверждает издание.
Economist: Для Запада развал России страшнее ее имперских амбиций

Сегодня Россия во главе с президентом Владимиром Путиным видится миру в образе «экспансионистской державы, пытающейся изменить постсоветские границы и возродить империю». Но что если реальная опасность кроется не в разрастании этой огромной страны, а в ее распаде, задается вопросом Economist.

Ведь не в первый же раз Россия отвечает экспансией и агрессией на попытки модернизации. Так, в 1904 году, когда страна была близка к революции, Николай II попытался отвлечь всех «поисками государственных изменников и маленькой войной в Японии». Спустя год война закончилась российским поражением, а через 12 лет вся империя канула в Лету. В 1979 году в верхах Компартии СССР начались противоречия, и тогда же начали войну в Афганистане. 12 лет спустя Советский Союз распался.
 
И сейчас, после массовых протестов 2011 года, Путин снова начал искать «предателей», «аннексировал» Крым и «начал войну с Украиной». И мысль о том, что такая внешняя политика России может вновь обернуться для нее развалом всей страны, не так уж и абсурдна, объясняет издание.
 
Советский Союз распался, из-за того что был слишком велик и у него кончились деньги и идеи. Лидеры власти на местах больше не видели смысла оставаться в составе огромного государства. Но почему тогда страна не разделилась, что называется, окончательно? Почему Сибирь, Урал, Карелия или Татарстан, которые тоже хотели независимости, все же остались под властью Москвы?
 
Здесь помогла идея Бориса Ельцина о федерализации – за то, чтобы все остались в составе России, президент пообещал им множество свобод, которые сегодня Владимир Путин успешно забирает обратно. Сейчас российский лидер поворачивает процесс вспять, занимаясь централизацией государства.
 
Владимир Путин теперь сам назначает глав субъектов федерации в качестве своих «представителей», которые распределяют налоги в пользу Москвы. «Но он не создал централизованных институтов. Государство в России рассматривается не как гарант закона, а как источник несправедливости и коррупции», - пишет Economist.
 
По мнению историка Михаила Ямпольского, сегодня Россия похоже на «ханство, в котором местные князья получают ярлыки на правление от хана, сидящего в Кремле». За последнее десятилетие главной задачей путинских «представителей» на местах было обеспечение голосов на выборах. Взамен они получали свою долю от доходов с нефти и право делать со своим «наделом» что угодно.
 
Прекрасный пример – Чечня. Под руководством бывшего военного Рамзана Кадырова она обеспечивает Путину 99,7 процентов своих голосов на фоне 99,6-процентной явки. И чеченский лидер вместе со своей республикой может жить по правилам ислама и делать все, что пожелается. Москва платит «диктаторской и коррумпированной Чечне», чтобы Кадыров «притворялся частью России», - описывает издание.
 
Но если Владимира Путина не станет, а деньги кончатся, то, вполне вероятно, Чечня станет первой, кто пожелает выйти из состава РФ. За ней может последовать соседний Дагестан, с которым у Москвы проблем куда больше. А там захотят и остальные.
 
К примеру, Татарстан, который может объявить себя «независимым ханством», каким он и был некогда в XV веке. «Это самобытная страна с диверсифицированной экономикой, включая собственную нефтяную компанию, и образованными управленцами».
 
Урал может объединиться вокруг Екатеринбурга, как он уже пытался в 1993 году, или же объединиться с Сибирью, которая не забудет забрать с собой свои природные богатства и станет активно сотрудничать с Китаем. А Дальний Восток уже экономически намного ближе с Японией или Южной Кореей, чем с европейской частью России, отмечает издание.
 
Но самое страшное в этом для Запада – вопрос контроля за российским ядерным арсеналом. Да, общее командование сосредоточено в Москве, но ядерные боеголовки распределены по всей стране. И так просто собрать их, как в период после распада СССР, вряд ли получится.
 
Тогда россияне и американцы успешно сотрудничали, чтобы переместить ядерный арсенал из Украины и Казахстана в Россию в обмен на гарантии их безопасности и территориальной целостности. «Но теперь российская аннексия Крыма сделала подобные уверения пустым звуком», - комментирует Economist.
 
По словам издания, «призрак распада уже преследует Россию». Но политики и аналитики не решаются говорить об этом во всеуслышание – такие речи с недавних пор преследуются по закону. «Наибольшую опасность для территориальной целостности России представляет сам Кремль и его политика на Украине».
 
«Нарушив постсоветские границы, Путин открыл ящик Пандоры». Если Крым «исторически» принадлежит России, то не нужно ли вернуть Германии Кёнигсберг, Карелию – Финляндии, а Курилы – Японии? Но еще более страшно, что Путин дал слишком много власти тем, кто несет за собой войну и разрушение. Посмотрите на восток Украины, он превратился в «рассадник преступников и рэкетиров». «Они не могут распространять российскую цивилизацию, но могут принести с собой анархию».
 
Так что путинская Россия – вещь куда более хрупкая, чем кажется. Как отметил замглавы администрации президента Вячеслав Володин, «нет Путина - нет России». «Сложно придумать более страшное обвинение», - констатирует Economist. 
 
 
Фото: РИА Новости
источник
Великобритания Европа
теги
Владимир Путин Рамзан Кадыров революция Россия сепаратизм Советский Союз Татарстан Украина Чечня

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG