Le Figaro Оригинал

Le Figaro: Обама заслужил Нобелевскую премию «смирением»

Несмотря на неудачи внешней политики США на Ближнем Востоке и в украинском вопросе, по совокупности заслуг Барак Обама стал достоин своей Нобелевской премии мира, считает обозреватель le Figaro. Наладив отношения с Кубой и Вьетнамом, Обама проявил значительную политическую смелость, а, подписав соглашение с Ираном, еще и «смирение», поскольку решал эту проблему не единолично, а вместе с Китаем, Россией и Европой, говорится в статье.
Le Figaro: Обама заслужил Нобелевскую премию «смирением»

Едва Барак Обама переселился в Белый дом, ему сразу же вручили Нобелевскую премию мира, что стало поводом для критики, пишет Адриан Десюэн на страницах Le Figaro. Многие шутили, что награду ему присудили исключительно за его предвыборные обещания, особенно учитывая, что из Ирака так и не был окончательно выведен американский воинский контингент. А начиная с 2009 года открылся новый фронт в Сирии, в то время как Афганистан и Ливия все глубже погружаются в хаос.

Однако сейчас, оглядываясь назад, Обама все-таки стал достоин своей Нобелевской премии по совокупности заслуг, даже вопреки итогам внешней политики США на Ближнем Востоке, полагает журналист. Конечно, активное использование дронов, массовые прослушки и тюрьма в Гуантанамо вряд ли способствуют миру, соглашается Десюэн. Но надо принимать во внимание и то, что администрации Обамы меньше, чем за два срока, удалось вновь открыть посольство на Кубе, принять в Овальном кабинете генерального секретаря компартии Вьетнама, а главное – заключил «крепкое» соглашение по ядерной программе Ирана.
 
Куба уже давно была брешью в доктрине Монро, согласно которой Южная Америка – это задний двор Вашингтона, говорится в статье Le Figaro. А фиаско, которое потерпело американское правительство в результате операции в заливе Свиней, стало для него дополнительным унижением. Ни одному президенту до Обамы, начиная от Кеннеди и заканчивая Джорджем Бушем, не удавалось эту брешь залатать. Еще одна травма – это поражение во Вьетнаме, навсегда оставшееся в памяти ветеранов, напоминает обозреватель. В этом вопросе Обаме потребовалось проявить значительную политическую смелость, чтобы убедить общественность забыть о своих еще не зарубцевавшихся ранах.
 
Кроме того, после 35 лет ненависти и ссор между Ираном и его «большим сатаной»* Обаме также нужно было проявить решимость, чтобы предложить иранскому правительству начать все с чистого листа, несмотря на сопротивление Израиля, уверен Десюэн. Таким образом, дипломатия Обамы держится не только на словах, но и на поступках.
 
У России, Франции и Китая были причины оставить Иран в международной изоляции, но Обама не захотел продолжать холодную войну в Персидском заливе, хотя в украинском вопросе он проявил меньшую прозорливость, отмечает журналист. При этом, заключив соглашение с Тегераном, он не стремится воплотить политику сдерживания России в духе Гарри Трумэна, а наоборот – хочет восстановить сообщество наций, чтобы совместными усилиями решать крупные региональные проблемы.
 
Через 25 лет после окончания холодной войны Барак Обама предложил путь для установления нового мирового порядка: достаточно лишь, чтобы Америка спустилась со своего пьедестала, тогда равновесие в мире восстановится. А подобное смирение достойно Нобелевской премии, даже врученной досрочно, подытоживает Адриан Десюэн.
 
Фото: Reuters
 
*Иранский аятолла Хомейни называл США «большим сатаной», а СССР — «маленьким» (прим. RT)
источник
Франция Европа
теги
Барак Обама вооруженный конфликт Вьетнам геополитика дипломатия доктрина Монро Иран Куба Нобелевская премия США

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG