Post-Gazette: Опыт Кеннеди поможет США найти подход к русским и чернокожим

Джон Кеннеди в июне 1963 года произвел кардинальный поворот по двум «всепоглощающим вызовам» его президентского срока: по отношениям с русскими и по расовому вопросу, пишет обозреватель Pittsburgh Post-Gazette Эндрю Коэн. По его мнению, сейчас Вашингтону, столкнувшемуся со схожими проблемами, следует взять на вооружение опыт Кеннеди.
Post-Gazette: Опыт Кеннеди поможет США найти подход к русским и чернокожим
Во вторую неделю июня 1963 года за 48 «лихорадочных» часов Джон Кеннеди осуществил кардинальный поворот по двум крупнейшим вопросам своего поколения: ядерному оружию и гражданским правам, пишет в своей статье для Pittsburgh Post-Gazette писатель Эндрю Коэн, автор книги «Два дня в июне: Джон Кеннеди и 48 часов, которые вошли в историю».
 
Автор статьи обращает внимание на «пугающее сходство» между прошлым и настоящим по «двум всепоглощающим вызовам президентского срока» Кеннеди: по расовому вопросу и отношениям с русскими.
 
Относительно подхода тогдашнего президента США к Советскому Союзу Эндрю Коэн пишет следующее: «Изучая то, как Джон Кеннеди уважал своего противника, как он использовал дипломатию, как он советовал проявлять сдержанность, – видно, какой подход мы можем использовать в 2015 году к воинственно настроенному Владимиру Путину».
 
Произнося в июне 1963 года речь об отношениях с СССР, Кеннеди, отмечается в статье, «очеловечил» русских и использовал «язык, который не слышали со времен Франка Рузвельта». Он вспомнил об ошеломляющих потерях советского народа во Второй мировой войне и отметил успехи Советского Союза в искусстве и науке, в частности, в космической сфере, пишет автор. Американский президент «говорил не о вероломстве, а о человечности».
 
«В конечном счете самым главным является то, что мы все живем на этой маленькой планете. Мы все дышим одним и тем же воздухом. Мы все заботимся о будущем наших детей. И мы все смертны», приводит издание цитату из выступления Джона Кеннеди.
 
Он объявил о том, что США вводят мораторий на испытания ядерного оружия, и предложил СССР сделать то же самое. Кроме того, он даже был согласен, как утверждает автор, отправиться в Москву, чтобы обсудить с русскими введение ограничений на распространение ядерного оружия.
 
Результатом его июньской речи стал Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой – первый во времена холодной войны договор о контроле вооружений, отмечает издание. Этот документ «продемонстрировал, что две недоверчиво настроенные страны, ощетинившиеся оружием, могут разговаривать друг с другом», подчеркивается в статье.
 
Однако в июне 1963 Джон Кеннеди призвал американцев взглянуть иначе не только на русских, но и на «негров».
 
Словами, которые, как пишет автор, «не произносили со времен Линкольна», Кеннеди представил вопрос не столько с точки зрения закона, сколько с точки зрения совести.
 
«Мы в первую очередь столкнулись с вопросом морали, цитирует издание слова американского президента. – Следовательно, мы, как страна и как народ, столкнулись с кризисом морали. И его нельзя решить репрессивными полицейскими мерами».
 
Комментируя беспорядки и раскол в стране, Кеннеди также подчеркнул: «Пожары разочарования пылают на севере и на юге».
 
Сегодня, пишет Эндрю Коэн, пожары разочарования пылают в Фергюсоне, Балтиморе и других американских городах. Хотя Юга, твердящего о превосходстве белой расы, уже нет, однако со стороны белых полицейских чернокожее население зачастую сталкивается с дискриминацией и не только с ней.
 
То обращение Кеннеди к белому населению Америки все еще остается «крайне важным» и в наши дни, отмечается в статье. В 60-х годах один из вопросов американского президента звучал так: с учетом неравенства в уровне жизни какой белый согласился бы поменяться местами с чернокожим?
 
Сегодня, уверен Эндрю Коэн, вопросы к белому населению страны были бы сформулированы иначе: «Каково это быть чернокожим в стране, где есть расовая дискриминация со стороны сотрудников правоохранительных органов? Каковы шансы на правосудие у чернокожего подростка в капюшоне, оказавшегося не в том месте и не в то время?»
 
Возвращаясь к теме отношений с русскими, автор подчеркивает, что Джон Кеннеди сумел показать, как важно понимать своего врага. После того как Никита Хрущев убрал с Кубы ядерные ракеты в 1962 году, президент США «запретил объявлять победу», и, как утверждает автор статьи, также призвал не «тыкать этим фактом Хрущеву в лицо».
 
В наше время, уверен Эндрю Коэн, Кеннеди сделал бы следующее наблюдение: «В тот самый момент, когда Путин кажется наиболее опасным, а именно, когда рубль и цены на нефть падают, а западные санкции кусаются, самое время обратиться к нему, и позволить ему сохранить лицо».
 
Ведь в 1963 году, напоминает в завершение писатель Эндрю Коэн, дипломатия, сочувствие и благоприятный момент сработали в пользу Кеннеди и открыли новые грани возможного между народами и новые отношения между расами.
 
Фото: Wikimedia
источник
США Северная Америка
теги
Владимир Путин Джон Кеннеди Никита Хрущев Россия Советский Союз США ядерная угроза ядерное оружие

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG