Эстонский композитор «осчастливил» Нью-Йорк нацистским маршем

Юношеский симфонический оркестр Нью-Йорка исключил из своей программы сочинение начинающего эстонского композитора из-за жалоб на «мотивы нацистской песни». Руководители оркестра считают неприемлемым, что им не объяснили, что именно играл коллектив. Сам автор заявляет, что «музыка говорит сама за себя» и не должна была никого спровоцировать, сообщает Wall Street Journal.
Эстонский композитор «осчастливил» Нью-Йорк нацистским маршем

Юношеский симфонический оркестр Нью-Йорка снял со своей программы одну из композиций. Ее сочинили по специальному заказу, но теперь руководители решили, что звучащая во фрагменте отсылка к нацистскому гимну не подобает оркестру, который состоит из молодежи 12 — 22 лет, сообщает Wall Street Journal.

Музыкальная композиция была заказана около года назад 21-летнему студенту Консерватории Новой Англии Йонасу Тарму родом из Эстонии. Озаглавлена она по-украински «Марш в небуття», что означает «Марш в небытие». После недавнего публичного исполнения вокруг марша возникли споры. Оркестр получил анонимное письмо за подписью «выжившего в холокост», в котором говорилось, что в музыке прослеживается мелодия нацистского марша «Песня Хорста Весселя». Он запрещен в Германии и Австрии, отмечает американское издание. Также в музыке цитируется гимн Украинской ССР; оба фрагмента длятся примерно по 45 секунд в рамках 9-минутной композиции.
 
Йонас Тарм стал одним из победителей конкурса композиторов, которые должны были сочинить новые работы – оркестровые, джазовые и камерные – к 52-му сезону работы юношеского симфонического оркестра. Свою композицию он представил осенью, а репетировать ее начали в декабре. Содержание своей работы, как заявил сам Тарм в интервью Wall Street Journal, он ни с кем не обсуждал до нынешней недели. Юный композитор заявляет, что его работа не должна была никого провоцировать и что ему «некомфортно» рассуждать о ее смысле: «Я серьезно считаю, что она может говорить сама за себя».
 
Исполнительный директор оркестра – Шона Квилл – обосновала свое решение убрать композицию из программы тем, что она может быть оскорбительной для аудитории. Квилл отмечает, что это «очень необычное» решение, вызванное тем, что композитор отказался разъяснить содержание и смысл своего творения, учитывая, что оркестр состоит из учащихся.
 
Преподаватель Консерватории Новой Англии Энтони Колман заявил американскому изданию, что уже говорил Тарму о том, что содержание музыкального отрывка можно расценить как «подстрекательство». Он, однако, отметил, что отсылка к нацистской песне звучит и в других работах, например в музыке известного немецкого композитора Карлхайнца Штокхаузена. «Я не могу определиться по поводу этой цитаты», — признался Энтони Колман.
 
Между тем Майкл Бекерман – профессор музыки Нью-Йоркского университета, специализирующийся на чешской музыке и музыке нацистских концентрационных лагерей, — считает инцидент проявлением цензуры. Он напомнил, что нацистский гимн цитируется и в незаконченной симфонии композитора Павла Хааса, который погиб в Освенциме во время войны. Также он отметил, что для понимания роли цитаты нужно послушать всю музыкальную композицию. «Преподносится ли она с благоговением? Нет ли чего-то, что ее подрывает? По существу [Тарм] заявляет, что написал музыку о тоталитаризме, и нигде не утверждал, что каким-то образом поддерживает “Песню Хорста Весселя”», — рассуждает профессор музыки.
 
«Дело не в цензуре. Если бы этот человек был честен с нами, этого бы не случилось», — утверждает директор оркестра Шона Квилл.
 
Wall Street Journal напоминает, что это уже не первое столкновение на почве политики в мире классической музыки. Когда недавно в Нью-Йорке выступали дирижер Валерий Гергиев и сопрано Анна Нетребко, это вызвало протесты среди осуждающих политику России на Украине.
 
 
Комментарии читателей на сайте Wall Street Journal:
 
John Gillis: Процитированный профессор музыки, господин Бекерман, должен тщательнее подбирать слова. Цензуру в полноценном смысле может осуществлять лишь правительство – организация, которая может применить против вас силу. Эта ситуация – частное дело, и у оркестра есть все права для того, чтобы отвергнуть работу по множеству причин. В этом случае более-менее ясно, что у композитора не было музыкальных причин для включения того, что было. По контрасту, я считаю, если кто-то включил подобный, уже существующий, музыкальный фрагмент, то была бы музыковедческая причина в правильном контексте, но здесь это подается как тайна и остается совершенно непонятной мотивация композитора, а его высокомерный ответ, что ему не обязательно объясняться, делает ситуацию вообще несостоятельной. Так что есть хорошие основания ее выкинуть.
 
Scott Rose: «Песню Хорста Весселя» сочинили для пропаганды нацизма. В ней есть такие строки, как «миллионы смотрят на свастику, полные надежды», и «улицы полны гитлеровских флагов». Если только композитор не включил эту мелодию в свою работу бездумно, он должен быть в состоянии предъявить причины того, почему она была включена. Можно понять, почему организаторы с опаской отнеслись к идее продолжать исполнять композицию с несовершеннолетними музыкантами. Все было бы иначе, будь музыканты взрослыми.
 
Steve Petarra: Не подобает исключать эту композицию потому, что в ней содержится «Хорст Вессель» как олицетворение зла нацистов. Может, нам также запретить «Победу Веллингтона» и увертюру «1812 год», потому что в них содержатся соответственно «Мальбрук в поход собрался» и «Марсельеза»? Это просто худшее проявление болезненной политкорректности. Что касается объяснений по поводу творения, то я господина Тарма не виню. Работа творца говорит сама за себя. Если творец хочет составить примечания, то это его выбор, если нет – то нет. Я бы взял свое творение и отдал исполнять на собрании, на котором будут все запрещенные и вызывающие протесты ораторы.
 
Michael Allentoff: Не очень это справедливо в отношении господина Тарма – не исполнять эту композицию просто потому, что там есть мотив, основанный на мелодии, которой пользовались немцы во время Второй мировой войны. Точно так же мы исполняем американские творения с мелодиями, которыми пользовались на юге при Конфедерации во время гражданской войны. Однако с художественной точки зрения хотелось бы, чтобы этот фрагмент был похож на его ранние работы с эстонским влиянием, а не напоминал композиционные стили, которые применяются в его последних трудах, на которые очевидно негативным образом повлияла его учеба у пустозвонов из консерваторских академиков США.
 
Wade Harshman (ответ Michael Allentoff): Склонен с вами согласиться. В то же время, однако, не могу не приглядеться к деловой стороне. Господину Тарму заплатили за композицию, и Нью-Йоркский юношеский симфонический оркестр не обязан ее исполнять. У оркестра есть полная свобода создавать и менять собственную программу. А этот небольшой всплеск дурной славы может, на самом деле, послужить господину Тарму на пользу. Мне, например, теперь любопытно послушать эту композицию, раз есть споры.
 
 
 
Фото: Reuters

 

Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
США Северная Америка
теги
Австрия Германия музыка нацизм Освенцим Советский Союз Эстония
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...