Voice of America Оригинал

VOA: «Герои Довлатова» добились переименования улицы в его честь

В Нью-Йорке официально появилась улица имени Сергея Довлатова. Активное участие в подготовке этого события приняли местные жители, ставшие прототипами многих его произведений. Успех Довлатова показывает, что в условиях, когда «все свободное выдавливается из России», русское зарубежье может плодоносить и без государственной поддержки, заявил на церемонии открытия писатель-эмигрант Александр Генис.

«Сто восьмая улица — это наша центральная магистраль», — писал Сергей Довлатов в своей повести «Иностранка». И все двенадцать лет эмиграции он находил персонажей своих произведений именно на этой улице.

Сегодня прототипы таксистов Перцовича и Еселевского, торговца Зямы Пивоварова и религиозного деятеля Лемкуса вернули «творческий должок». Местные жители два года писали петиции в Городской Совет Нью-Йорка и добились своего: имя советского писателя-эмигранта официально вошло в историю Нью-Йорка.
 
КАРЕН КОСЛОВИЦ, член горсовета Нью-Йорка: Они собрали 18 тысяч подписей! У нас тут большая русскоязычная община. Я поняла, что Довлатов для этих людей важен.
 
АЛЕКСАНДР ГЕНИС, писатель: Мне кажется чрезвычайно важным то, что русская культура в лице Довлатова, который стал лучшим представителем нашей словесности, способна цвести и плодоносить за пределами России. Особенно это важно сегодня, когда в России зажимают гайки, и когда все свободное выдавливается из России. Это значит, что русское зарубежье может плодоносить и без государственной поддержки! Культура способна жить вне государственных границ.
 
Довлатов эмигрировал из Ленинграда в 1979 году сюда, в район Квинс.
 
АЛЕКСЕЙ РУБИН, инициатор акции: Ну, он вообще был человеком заметным в этом районе. Представьте себе: интересный высокий мужчина, который красиво говорит, привлекает к себе внимание. Когда он выходил на улицу — мне кажется, все взгляды были сразу на него! Вот, он здесь любил гулять со своей собачкой Глашей.
 
На углу 108-й улицы был бар, куда он захаживал. А в магазине «Моня и Миша» он покупал колбасу и газеты. Жил — за углом.
 
АЛЕКСЕЙ РУБИН: Мы фактически начали обходить этот район, рассказывать, кто такой Сергей Довлатов, почему мы хотим это сделать. Многие жители, естественно, знают его. Молодежи приходилось напоминать и рассказывать про него.
 
Достучаться до горсовета обитателям 108-й улицы помог Алексей Рубин.
 
БОРИС БЕЛЕНЬКИЙ, владелец книжного магазина: Мы петиции раздавали, всем рассказывали об этом. Людям, конечно, интересно, и все принимали участие. Там еще какие-то наши даже клиенты говорили — вот, я там столько-то разослала через Facebook, тот говорит — а я отправил, там, друзьям эти письма...
 
Сергея Довлатова не печатали в Советском Союзе, а в Америке он стал публиковаться.
 
БОРИС БЕЛЕНЬКИЙ: Иногда выходят такие, в мягком переплете.
 
АЛЕКСАНДР ГЕНИС: Он выпустил 12 книг в Америке — и эти 12 книг, в конечном счете, стали лучшей русской прозой нашего поколения.
 
А еще они с друзьями создали газету «Новый американец». Она была об и для эмигрантов. Это была новая русская журналистика. Так не писала белая эмиграция, такого не было в Советском Союзе.  
 
КОРРЕСПОНДЕНТ: Вот это одна из ваших любимых, да? А почему она вам нравится?
 
НИНА АЛОВЕРТ, фотограф: Ну, просто мне кажется, что Сережа здесь — «очень Сережа». Понимаете, он был незаурядный человек. И энергетика незаурядного человека, ее трудно описать в словах. Она просто притягивает, как человек… Что он был талантлив, как-то мне кажется, что вот в нем отражалось, что он был талантливый и незаурядный. Красивый, обаятельный, значительный…
 
Нина Аловерт работала в русском «Американце» фотографом и обозревателем.
 
НИНА АЛОВЕРТ: Александр Генис, за ним стоит спиной Лена Довлатова. Там, в глубине — Алексей Орлов. Это, значит, Сергей Довлатов, и сидит Катя Довлатов.
 
Дочь Довлатова Катя часто бывала в редакции.
 
ЕКАТЕРИНА ДОВЛАТОВА, дочь Сергея Довлатова: Я думаю, если бы это все не было в честь моего отца – не думаю, что я бы проснулась так рано…
 
Вдова Довлатова Елена продолжает жить в той же квартире. Персонажи Довлатова жили в соседних домах.
 
ЕЛЕНА ДОВЛАТОВА, вдова Сергея Довлатова: Там жил один из прототипов «Иностранки», которого назвали в книге Лемкус. Религиозный деятель Лемкус. Он работал на радио баптистское, которое называлось «Трансмировое радио». А в доме у себя, в большой комнате, так называемой living room, он выстроил теремок русский. Он очень любил своих детей.
 
КОРРЕСПОНДЕНТ: А весело у вас было дома? Много людей бывало, много гостей, много друзей?
 
ЕЛЕНА ДОВЛАТОВА: Да, у нас всегда было довольно много народу, и очень… да, конечно же, у нас было весело! Во-первых, потому что мы были молодые тогда еще.
 
Сергей Довлатов умер в 1990-м. Скоропостижно, трагично. Если бы он был жив, он обязательно написал бы смешную и трагическую повесть о том, как в честь писателя-эмигранта в Нью-Йорке назвали улицу.
 
Виктория Купчинецкая, Сергей Гусев, Voice of America, Нью-Йорк.
 
Дата выхода в эфир 08 сентября 2014 года.

 

Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
США Северная Америка
теги
литература Нью-Йорк оппозиция репрессии Россия свобода слова Советский Союз США холодная война
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...