Sankei Shimbun Оригинал

У китайских работяг в Приамурье нет времени на водку

Несмотря на запрет для китайцев в Амурской области заниматься сельским хозяйством, «совместные» российско-китайские предприятия продолжают работать, рассказывает Sankei Shimbun. Глава одного из них клянется, что работает добросовестно и по закону, восхищаясь при этом плодородием российской земли, отмечает газета.
У китайских работяг в Приамурье нет времени на водку
Flickr / CIMMYT

Река Амур, по-китайски Хэйлунцзян, - былая арена пограничных конфликтов между Китаем и СССР. Амурскую область, где производится 50% российской сои, называют «житницей Дальнего Востока». Пересекая реку, по которой обозначена граница, китайцы один за другим переходят в Россию в поисках обширных сельскохозяйственных угодий. И это несмотря на то, что правительство области с этого года запретило сельскохозяйственную деятельность для китайцев, приезжающих на заработки.

«Мы не делаем ничего неправильного. Спрашивайте о чем угодно, я готов ответить», - демонстрирует уверенность заведующий фермой 50-летний китаец Су Шаоюань, загорелый почти дочерна, с пухлым лицом и ростом в метр шестьдесят, прикрывая свой выступающий живот обтрепанной розовой футболкой.
 
Су – выходец с другого берега, из китайского города Хэйхэ. Он управляет сельскохозяйственными угодьями площадью в 2 000 гектаров в селе Верхнебелое Ромненского района, куда из столицы области Благовещенска нужно три с половиной часа добираться на машине. В Хэйхэ он тоже выращивает сою на угодьях площадью в 300 гектар. Сельским хозяйством в России он занялся три года назад. Все потому, что «повезло с российским партнером, так что удалось найти изумительно плодородную землю, близкую к источникам воды».
 
Он создал компанию, названную именем партнера, и по дешевой цене арендовал землю. Формально эта ферма – совместное предприятие, но в реальности россияне в управлении не участвуют. С партнерами сотрудничают потому, что россиянам легче арендовать землю, налоговое бремя у них ниже, а от государства они еще и получают субсидии.
 
В качестве первоначальных инвестиций он сумел получить низкопроцентный кредит от китайского государственного банка в размере около 3,5 миллиона долларов. Таким образом он закупил и завез комбайны и тракторы от американского производителя сельскохозяйственной техники.
 
До прошлого года десять китайцев собирали ему урожай сои с площади в 1 000 гектаров. С одного гектара удавалось получить 1,5 тонны. Собранная соя отправляется на российский рынок, и ввиду того что торговля идет по одному доллару за килограмм, с полутора тысяч тонн годового урожая он получает примерно 1,5 миллиона долларов дохода.
 
Даже с вычетом стоимости аренды земли дивидендов для партнера и затрат на работников остается как минимум от миллиона до 1,2 миллиона долларов. Кредит в 3,5 миллиона долларов он вернул через три года.
 
У Су нет права ни покупать, ни арендовать землю. У него нет и права владеть сельскохозяйственной техникой, в которую он вложил деньги. Не станет ли это проблемой в его отношениях с партнером?
 
«У нас доверительные отношения, в которых не может быть предательства. А еще мы воспользовались нерушимой «схемой», так что все в порядке», - говорит он. По его словам, в течение десяти лет Су, который также входит в сельскохозяйственный департамент города Хэйхэ, выстраивал тесные отношения с областными властями. Он также намекнул, что у него есть мощная поддержка в областном правительстве.
 
Из-за запрета для китайцев – трудовых мигрантов на занятие сельским хозяйством за организацию посева отвечали работники-россияне. Однако китайцы, которые получили рабочие визы как техники сельскохозяйственного оборудования, жили пять месяцев в качестве «временных работников» в сарае без электричества, газа и туалета, оставшемся с советских времен, и так же, как в прошлом году, продолжают работать без устали.
 
Один из них говорит: «Заработки в России в 5-10 раз больше, чем в Китае. Нет никакого времени пить водку».
 
На Дальнем Востоке идут разоблачения китайцев, которые используют запрещенные пестициды или незаконно находятся на российской территории. Однако китайцев, которые, подобно Су, «законным образом» занимаются масштабной сельскохозяйственной деятельностью, тоже немало. В одной только Амурской области их, говорят, не менее десяти человек. Су подчеркивает, что ни при каких обстоятельствах не использует запрещенные пестициды, и заявляет: «Исходя из того результата, который я получил, я на 100% уверен, что китайцев, которые будут таким же образом заниматься позитивным инвестированием, станет больше. Ведь эта долина очень привлекательна».
 
Китай сейчас стремится обеспечить себе «еду со всего света». Все более жестокой становится не только проблема обеспечения продовольствием для прокорма 1,3 миллиарда ртов, но также и трения в среде продовольственного бизнеса. Нынешняя часть цикла статей «Эпоха новой империи»* делает упор на продовольствии и водных источниках.
 
Дата публикации 01 августа 2013 года.
 
* Имеется в виду Китай (прим. RT).

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Sankei Shimbun Япония Азия
теги
Дальний Восток инвестиции Китай регионы Россия россияне сельское хозяйство
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...