Deutsche Welle Оригинал

Гендиректор Volkswagen в России: Мы вносим вклад в развитие демократии

Гендиректор Volkswagen Group Rus Маркус Озегович в интервью DW рассказал о работе концерна в России, особенностях отношений бизнеса и политики и планах на российском рынке.
Гендиректор Volkswagen в России: Мы вносим вклад в развитие демократии
AFP PHOTO / NATALIA KOLESNIKOVA

Концерн Volkswagen - крупнейший среди немецких автопроизводителей по объему инвестиций и производству в России. Генеральный директор Volkswagen Group Rus и директор московского филиала концерна Маркус Озегович (Marcus Osegowitsch) в интервью DW рассказал о работе компании в России, особенностях взаимоотношений бизнеса и политики и планах на российском рынке.

DW: 20 лет назад, в 1993 году, Volkswagen открыл первое представительство в России. Сегодня концерн уже производит в России автомобили. Насколько компания довольна развитием бизнеса?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Действительно, у нас в России два завода: в Калуге и в Нижнем Новгороде. При этом не стоит забывать о заводе Scania в Санкт-Петербурге. Мы очень довольны. Завод в Калуге работает в три смены. В Нижнем Новгороде предприятие развивается, мы запустили первый автомобиль (Skoda Yeti - ред.) в производство полного цикла. В ближайшие недели на очереди вторая модель, летом - третья. В конце года мы выйдем на полную мощность.
 
Планируется ли открытие новых заводов по производству автомобилей в России?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Нет. В 2015 году мы планируем открыть завод по выпуску двигателей в Калуге. Это будут двигатели самого последнего поколения.
 
У России - имидж страны, в которой из-за коррупции и бюрократии нелегко работать иностранным инвесторам. Как идут дела у Volkswagen?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Работать за границей всегда приходится в других условиях, чем дома. У нас в России нет проблем. Мы - большая компания, которая создает много рабочих мест, нам всегда шли навстречу. Поэтому больших проблем, за исключением обычной бюрократии, не было. Мы обучаем персонал и создали в России свою систему подготовки кадров по немецким стандартам. Нам не легче и не труднее, чем в других странах.
 
Что изменилось для концерна Volkswagen после вступления России во Всемирную организацию торговли (ВТО)?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Пока - ничего. Вступление в ВТО происходит постепенно. На снижение импортных пошлин отводится десять лет. Мы надеемся, что в долгосрочной перспективе повысится конкуренция среди поставщиков. С нашей точки зрения, здесь есть над чем работать.
 
Как будет меняться доля Volkswagen на российском авторынке?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: На данный момент общая доля наших брендов на российском рынке - 11 процентов. Мы очень довольны, поскольку четыре года назад у нас было шесть процентов. Наша цель - 15 процентов. До 2018 года мы хотим ежегодно продавать в России более полумиллиона автомобилей.
 
Глава концерна Volkswagen Мартин Винтеркорн (Martin Winterkorn) лично вел переговоры с президентом России Владимиром Путиным о строительстве нового завода. Насколько велико влияние российской политики на решения концерна о том, где и что строить?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Такого влияния нет вообще. В случае с заводом по производству двигателей процессом выбора места для строительства руководило не российское представительство концерна, а штаб-квартира в Вольфсбурге. Мы сократили число кандидатов до четырех. Двое из них были очень привлекательными, и мы выбрали лучшего. В России ситуация уже вышла на тот уровень, когда решения принимаются на основе конкуренции, и российские регионы подают заявки на размещение предприятия у себя. Никакого «ручного управления» в принятии решений нет.
 
Вы работаете в России три года. Что вам больше всего запомнилось за это время - в негативном и в позитивном смысле?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Негативный опыт случается, но о нем забываешь. А в позитивном смысле, и я с этим продолжаю сталкиваться особенно в сфере политики, - это высокая степень прагматизма. Когда возникают бюрократические проблемы, можно очень быстро договориться о встрече с министром. Россияне готовы открыто говорить о проблемах и решают их. Мне очень нравится практическое сотрудничество между бизнесом и политикой.
 
Неужели вы никогда не спрашивали себя: почему в России в той или иной ситуации поступают не так, как в Германии?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Возможно, такие мысли возникали в связи с быстротой, с какой в России принимаются решения. Иногда бывает так, что без подготовки нам объявляют: «Через две недели мы делаем то-то и то-то по-другому». Это касается, например, таможенных процедур или чего-то в этом роде. Конечно, такие вещи не работают спонтанно, и у нас на 2-3 недели возникают проблемы с таможней. Потом мы садимся и решаем их. Я бы хотел, чтобы при принятии решений было больше предварительных консультаций. 
 
Отношения России и ФРГ на политическом уровне с 2012 года охладели - так утверждают опрошенные DW эксперты. В последние несколько недель эти отношения подверглись еще одному испытанию в связи с проверками в немецких политических фондах в России. Канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel) президенту России Путину на Ганноверской ярмарке открыто заявила о беспокойстве Берлина. Насколько политические разногласия беспокоят вас, как представителя немецкого бизнеса?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Политического напряжения мы никак не ощущаем. Визиты контролирующих органов - норма в России. К нам чуть ли не каждую неделю приходят какие-то чиновники, которые проводят какие-то проверки, хотя сразу ничего не изымают. Я не знаю, сколько пожарных инспекций и сколько проверок из санэпидемстанции у нас уже было.
 
Вам приходилось давать в России взятки, чтобы «снять проблему»?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Нет, боже упаси. Возможно, наша фирма слишком большая для этого, чтобы от нас этого хотели.
 
Журнал Der Spiegel недавно написал о случае с Porsche, который с недавних пор входит в состав концерна Volkswagen. В статье было написано, что когда Porsche много лет назад хотел открыть в Москве представительство, накануне открытия на объект стали каждый день приезжать пожарные, якобы по тревоге. После того как Porsche подарил московским пожарным красный автомобиль модели Сayenne, визиты пожарных прекратились, пишет Der Spiegel. Вы с такими вещами тоже сталкивались?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Я об этом инциденте ничего не знаю. Мы проходим все процедуры, если что-то не так - исправляемся. Мы ни разу не пытались оказать влияние (на проверяющих - ред.), в этом плане мы работаем по-немецки.
 
Правозащитные организации, например, Amnesty International, призвали немецкие компании «четко выступить против препятствия работе правозащитных организаций в России». Готов ли концерн Volkswagen выступить с таким заявлением?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Это - политическая тема, и давать такие оценки - занятие политиков. Я считаю, что значение событий в России, о которых идет речь, преувеличивают.
 
И все-таки, почему бы немецким компаниям не заявить о ценностях, о том, о чем, как правило, говорят только политики?
 
МАРКУС ОЗЕГОВИЧ: Мы это делаем, но я не думаю, что нам нужно об этом говорить. Нам нужно демонстрировать эти ценности на собственном примере. Это должно происходить снизу, путем внедрения в России нашей культуры руководства предприятием, привлечения работников к управлению. Это долгосрочный процесс, это невозможно сделать за несколько часов или дней. Я думаю, наш вклад заключается именно в том, что мы долгосрочно работаем над этой темой. Это - наш вклад в развитие демократии в России.
 
Еще по теме:
 
 
Дата публикации 10 апреля 2013 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Подпишись на наш Telegram-канал, чтобы не пропустить лучшие заметки ИноТВ
источник
Deutsche Welle Германия Европа
теги
Amnesty International Volkswagen автомобиль Ангела Меркель бизнес бюрократия Владимир Путин ВТО Германия Калуга конкуренция Нижний Новгород пошлины Санкт-Петербург
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG