RT

«Для России жизненно важно сосредоточить внимание на Азии»

Россия имеет все шансы в будущем стать одной из ведущих стран АТЭС, отметил глава ВТБ Андрей Костин. По его словам, развивающиеся экономики остаются основным источником глобального роста, и России необходимо сосредоточить внимание на Азии как источнике новых инвестиций.

Особого роста в мировой экономике не наблюдается. Мы поинтересовались у президента второго по величине активов банка России о том, каким он видит будущее мирового финансового сектора.

Андрей Костин, президент банка ВТБ, второго крупнейшего  банка России, рады побеседовать с вами сегодня.

АНДРЕЙ КОСТИН, президент-председатель правления ВТБ: Добрый день.
 
Вы возглавляете ВТБ уже десять лет. Вы были на этом посту в 2008 году, когда произошел финансовый кризис, и не понаслышке знаете о том, что тогда происходило. На данном этапе глобальная экономика всё еще испытывает трудности: в зоне евро кризис, в США по-прежнему очень высок уровень безработицы, и даже Китаю пришлось тяжело. Если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с тем, что было четыре года назад, насколько всё плохо?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Я думаю, нужно смириться с тем, что слово «волатильность» прочно вошло в нашу жизнь. Мировая экономика находится на определенном этапе цикла. Мы ожидаем, что последующие два-три года будут довольно сложными для глобальной экономики, и для России это тоже будет непростое время.
 
Например, мы считаем, что в этом году уровень экономического роста в мире не превысит 2-2,5%. Уровень экономического роста снижается, но мы не ожидаем таких проблем, которые возникли у нас в 2008 году, а в мировой экономике - в 2007-м.
 
То есть вы не ждете сильных потрясений?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Нет, второй волны кризиса не будет. Но я думаю, что нас ждет долгий период восстановления. Это будет непросто. Вы только назвали проблемы, которые нужно решить. Конечно же, один из ключевых моментов – кризис в Европе. Еще многое нужно сделать, и пока не совсем понятно, как выходить из этого кризиса. Но в конечном итоге, я не ожидаю никаких резких спадов.
 
Вы только что упомянули кризис в Европе, который сейчас находится в тяжелой стадии. Вы не опасаетесь, что он негативно повлияет на вашу деятельность?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: В какой-то степени. Российский банковский сектор не связан напрямую с банками и финансовой системой Европы. Но беспокойство у нас есть: если рецессия в Европе приведет к снижению спроса на российский экспорт – это уже происходит в металлургии, а в будущем могут упасть цены на нефть – это может сказаться на наших клиентах. А если это скажется на клиентах, то и российский банковский сектор это на себе почувствует.
 
Давайте немного сосредоточимся на опасениях по поводу рецессии, о которых вы упомянули. Банковская система Испании – очевидно, самая большая проблема на данный момент, потому что все вкладчики забирают деньги из банков, и все живут в страхе, что что-то плохое должно случиться. Как вам кажется, здесь может повториться история Lehman Brothers – или даже что-то пострашнее? Ведь тогда Америка без всяких условий представила своей банковской системе большие финансовые вливания, а европейцы к такому не готовы.
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Мне кажется, что случай с Lehman Brothers был хорошим уроком для всех. Думаю, никто не захочет повторять подобное, потому что крах Lehman Brothers вызвал цепную реакцию во всём мире, особенно в Америке. Мне кажется, что Евросоюз предпримет всё возможное, чтобы сохранить банковский сектор Испании. Конечно, вы правы: если взять, например, Европу, то там проблема на проблеме. Есть проблемы в Испании, Португалии, Италии, не говоря уже о Греции. Решив одну проблему, сразу же придется разбираться с другой, и поэтому, мне кажется, кризис в Европе будет весьма длительным и, конечно же, потребует от ведущих правительств Европы еще больше политической воли для выхода из сложившейся ситуации.
 
Что же это: рост против строгой экономии? Как вам кажется, какой из этих вариантов лучше?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: В этом году у Европы будут отрицательные показатели роста экономики. Конечно, политика строгой экономии не проблема, потому что это не поможет решить вопрос с ростом экономики. Это вроде замкнутого круга. Мне кажется, что должен быть разумный подход при планировании мер экономии. С одной стороны, в странах Южной Европы дефицит бюджета остается очень высоким, около 3,5% ВВП. Мне кажется, подход будет умеренный, но в странах Южной Европы к вопросам расходов будут подходить намного более дисциплинированно. Но с другой стороны, возможно, потребуется господдержка спроса, чтобы обеспечить приемлемый и, будем надеяться, положительный рост европейской экономики в следующем году.
 
Что, на ваш взгляд, будет с евро, скажем, через год?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: По моему личному мнению и мнению наших аналитиков, по отношению, например, к доллару евро ослабит свои позиции как валюта. Вместе с тем я уверен, что у объединенной Европы хватит политической воли, чтобы удержать страны от выхода из валютного союза, из зоны евро, и что греческая проблема рано или поздно будет решена.
 
Недавно вы упомянули, что самой надежной валютой для хранения денег считаете швейцарский франк. Почему?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: По ряду причин: подтягивание швейцарского франка по отношению к другим валютам, экономические показатели Швейцарии, репутация швейцарского франка за последние несколько лет. Поэтому Швейцария… швейцарский франк в очень большой степени остается надежным инструментом. Но я не имею в виду… То есть, я верю, если говорить о валютах, что доллар и евро останутся основными мировыми резервными валютами. Потенциал стать одной из таких валют есть и у китайского юаня. Также возможность стать региональной расчетной, а может быть, даже и резервной валютой на постсоветском пространстве есть у российского рубля.
 
Об этом я как раз собиралась спросить. Разговоры о том, что российский рубль может стать региональной валютой, звучат уже лет пять-шесть. Какие действия необходимо принять для реализации этих планов? О каких сроках идет речь?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Мы видим, что уже началась частичная реализация данного проекта. Уже почти половина объема двусторонней торговли идет через рублевые механизмы. Для полной реализации нужно всего лишь, чтобы и экспортеры, и импортеры были готовы торговать в рублях. Но для этого рубль должен продемонстрировать свою стабильность, предсказуемость. И я считаю правильными меры Центробанка по повышению гибкости обменного курса рубля. Они дадут рублю больше гибкости, а с другой стороны – и больше предсказуемости.
 
Поговорим немного о США. От США всё еще ждут огромного вклада в мировую экономику, забывая о том, что у них до сих пор огромный национальный долг и высокий уровень безработицы. Как вы считаете, в том, что касается мировой экономики, экономические показатели США сейчас являются частью проблемы или ее решением?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: В данный момент ни то, ни другое. Экономика США развивается лучше, чем, например, европейская: в этом году наблюдался некоторый положительный рост. С другой стороны, она не дает никаких двигателей для роста, как это делает Китай. Хотя развитие экономики Китая и замедлилось, она всё еще дает главный импульс для развития мировой экономики. Так что у Америки свои проблемы, и самая крупная из них – огромный дефицит бюджета. Частично он связан с увеличением затрат на здравоохранение. Однако я уверен в том, что США не будут больше вкладывать в спасение европейской экономики.
 
Вы только что упомянули о замедлении развития китайской экономики. Однако наряду с Китаем, некоторые ключевые экономики, которые отвечали за развитие мировой экономики (например, Германия или Бразилия), также замедлили свой рост. Так от каких экономик следует ожидать столь необходимого сейчас развития?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Всё же от развивающихся экономик. В этом году темп развития развивающихся рынков будет в 4 раза выше, чем развитых. Думаю, это основное поле. Так что в течение следующих пяти лет, например, ВТБ будет заниматься именно им.
 
Вы также являетесь председателем Делового совета саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, и ВВП стран-участниц этой организации составляет более 50% мирового ВВП. Как предстоящий саммит АТЭС в России поможет в поиске новых путей роста мировой экономики? На прошлогоднем саммите АТЭС, конечно, были подписаны некоторые соглашения – на уровне компаний, на уровне правительств, но поменяло ли это что-нибудь в глобальном масштабе?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Это длительный процесс, это не делается в одночасье. Это целый процесс. Нужно работать над определенными вещами, и один из ключевых вопросов для встречи АТЭС – либерализация торговли и инвестиций в регионе. Конечно же, этот регион, куда входят страны с различным уровнем развития, разной структурой экономики. Но как я и отметил ранее, с точки зрения экономики, это один из наиболее быстро развивающихся регионов: Китай, Сингапур, Индонезия, США и, кстати, Россия, которая в будущем, думаю, станет одной из ведущих стран региона АТЭС.
 
Для России, я считаю, жизненно важно сосредоточить внимание на Азии. Потому что мы всегда смотрели на Европу, и у нас очень тесные взаимоотношения с экономикой Европы, но учитывая то, о чём мы говорили ранее, думаю, для России жизненно важно сосредоточить внимание на нашем Дальнем Востоке, у которого есть огромный потенциал с точки зрения ресурсов, энергии, глобального сотрудничества. А соседние страны, такие как Китай, Южная Корея, Япония и другие, могут стать для России источником инвестиций и экономического роста. Так что я считаю, что для нас эта встреча крайне важна.
 
Поговорим немного о российской экономике. Потому что ожидается, что объем оттока капитала из России составит до ста миллиардов долларов. Возможно, инвесторы были не уверены в российском инвестиционном климате перед выборами, но прошло уже три месяца – почему же они продолжают уходить?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Думаю, отчасти, из-за общих опасений и беспокойства глобального рынка: нынешние инвесторы не делают слишком больших капиталовложений, они предпочитают держать деньги при себе и выжидать. Ведь и наше интервью я начал с того, что ключевым словом последнего периода нашего экономического роста стало слово «волатильность». С другой стороны, думаю, всем нам очень хорошо известны проблемы, существующие в России, что касается инвестиционного климата.
 
Но я по-прежнему настроен оптимистично и считаю, что нам нужно сосредоточиться на этом вопросе. И если взять, например, Дальний Восток, то есть хорошая возможность привлечь туда массу инвестиций, но нам нужен по-настоящему четкий правительственный курс. По-моему, ни в российском законодательстве, ни в инвестиционном климате нет ничего, что могло бы нам в этом помешать.
 
Задача номер один для России – изменить природу нашей экономики, сделать так, чтобы ее рост больше основывался на инвестициях, а не на природных ископаемых. Потому что, опять же, можно говорить о перспективах экономики, но мы всегда приходим к выводу, что если цена на нефть Urals упадет ниже 95 долларов за баррель, у российской экономики будут проблемы.
 
То есть для российской экономики главный риск – в этом? В ценах на нефть?
 
АНДРЕЙ КОСТИН: Совершенно верно. Цены на нефть по-прежнему представляют большой риск для нынешней российской экономики.
 
Андрей Кости, глава банка ВТБ, большое спасибо за это интервью.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
теги
Азия Андрей Костин АТЭС Дальний Восток доллар евро Европа инвестиции Россия рубль США экономика экономический кризис экономический рост юань
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...