CNN USA

Каддафи найдёт лазейку в резолюции ООН

Россия и Китай не воспользовались своим правом вето, и Совбез ООН закрыл небо над Ливией. Однако, как утверждает CNN, Каддафи найдёт способ минимизировать для себя ущерб и обратит ливийцев против внешних сил.

РИЧАРД РОТ, корреспондент CNN: Сейчас мы увидим, сколько стран воздержалось в этом голосовании. Из-за угла обзора было сложно сказать, сколько стран проголосовали «за».

 
Итак, воздержалась Россия, воздержался Китай – два постоянных члена, которые решили не использовать своё право вето. Сейчас мы узнаем, как проголосовали остальные. И вот итог голосования. Им нужно было получить 9 голосов за резолюцию. Сейчас в Совете Безопасности председательствует посол Китая, он огласит результаты голосования по резолюции Совета Безопасности ООН, вводящей зону, запретную для полётов, и другие меры по защите гражданского населения.
ЛИ БАОДУН, постоянный представитель КНР при ООН: 10 голосов «за». 0 – «против», 5 – воздержались.
 
Итак, похоже, резолюция одобрена, Ричард. 10 голосов «за». Это означает, что над Ливией будет введена бесполётная зона. Кто будет претворять это в жизнь?
 
РИЧАРД РОТ: Страны, которые сейчас согласились применить военные меры, запретить полёты и, возможно, нанести удар по технике и войскам Каддафи. Любые действия, как закреплено в резолюции: все необходимые меры, чтобы защитить гражданское население, в то время как войска Каддафи идут на Бенгази.
 
Всё это очень размыто. Можно сказать, с этой точки зрения Бенгази превращается в центр ведения боевых действий – то же самое мы наблюдали перед началом войны в заливе. Так что мы видели исторически важное голосование, на котором решили установить над Ливией бесполётную зону и, возможно, принять другие меры против режима полковника Каддафи. Ранее против него применялись санкции ООН, но сейчас ситуация несколько иная. Кэнди?
 
Ричард, 10 голосов «за», 5 воздержавшихся и 0 – «против». Всё это говорит нам о том, как к Ливии относится мировое сообщество.

РИЧАРД РОТ: Да, говорит о многом. То есть опять в мире произошёл раскол. Несмотря на то, что Лига арабских государств требует ввести зону, запретную для полётов, Россия и Китай, которые много раз шли на поводу у арабского мира в ООН и на других площадках, в этом случае воздержались. Это не оставляет ощущения того, что всё международное сообщество сплотилось, чтобы отправить это послание Каддафи.
 
Да, в итоге резолюцию приняли, но многие воздержались. А это может ободрить полковника Каддафи и его окружение: его команду и семью. Они решат: «США вместе с моими врагами и друзьями, которые, по словам руководства Ливии, брали у Каддафи деньги, а французский президент решительно отрицает»… Так что эту резолюцию приняли.
 
Также мы видели некое влияние войны в Ираке. Очень нерешительно поддерживаются какие-либо силовые методы в регионе. Поэтому в резолюции говорится, что иностранной оккупации не будет.
 
Большое спасибо. С нами на связи из ООН был Ричард Рот.
 
Я хочу вернуться к Нику Робертсону, который находится в Триполи.
 
Ник, простите, что перебили вас. У нас были срочные новости. Вы понимаете это не хуже других. Итак, вернемся к вам.
 
Прежде всего, какова ваша реакция на принятие резолюции ООН? Мы слышали, как Арва Дэймон говорила, что в Бенгази так на это надеялись, поскольку у повстанцев осталось практически всего два города. И ещё повторите, что вы говорили о звонке вам сына полковника Каддафи.
 
НИК РОБЕРТСОН, корреспондент CNN: Думаю, может быть две реакции со стороны властей, Кэнди. Первая – они не хотели этого, не хотели международного вмешательства, и это их очень будет волновать. Но мы также видели, как поступал Муаммар Каддафи на этот счёт. Он всем пытается донести, что проблема исключительно в международной интервенции, что стране собираются вернуть колониальную оккупацию. И он будет использовать любое нападение на страну, чтобы объединять против него народ под своим руководством. Вот, как он будет это использовать.
 
Так что мы увидим противостояние двух полюсов. Но Каддафи, несомненно, постарается использовать эту ситуацию для получения большей поддержки. А как раз перед голосованием, этими, если угодно, 11-часовыми дипломатическими переговорами, один из сыновей Муаммара Каддафи – Саади Каддафи – передал мне сообщение своего отца о том, что армия не войдет в Бенгази. Тактика меняется: военные займут позиции за пределами города, и власти будут направлять в город лишь полицию и контртеррористические силы, как они говорят, для разоружения повстанцев.
 
Сегодня вечером мы слышали по телевидению и радио, как Каддафи призывал повстанцев в Бенгази сложить оружие. Если они так поступят, вреда им не причинят. Если нет, говорит он, это конец. Это его слова.
 
Итак, то, что дипломаты в ООН так поздно направили такой сигнал, ясно говорит о том, насколько сильное давление здесь испытывает руководство. Но нет сомнения в том, каким образом оно намерено действовать в будущем. Каддафи использует это, чтобы объединить страну под своим началом – насколько это возможно. И это обострит противостояние здесь, Кэнди.
 
То есть, Ник, насколько я вас понимаю, Каддафи воспользуеся этим, чтобы сказать: «Глядите, над нашей страной - чужие самолёты. Это попытка вмешательства в наши дела», - и таким образом постарается обеспечить себе поддержку масс.
 
Но тут есть и другой момент: не слишком ли поздно? Не слишком ли долго Запад и другие ближневосточные страны тянули время? Изменит ли это что-нибудь сейчас? Потому что мне кажется, что у повстанцев осталась всего пара городов.
 
НИК РОБЕРТСОН: Действительно это что-то изменило бы, когда Каддафи неуверенно стоял на ногах. А это было три недели назад. То есть даже до того, как повстанцы начали организовывать наступление через Адждабию, Брегу, Рас-Ануф, все нефтяные города, Бен-Джавад, все эти города – на Триполи.
 
Теперь Каддафи снова твёрдо стоит на ногах, он вернул себе военную инициативу. Его сила – не в авиации. Какие ещё меры можно принять? Сейчас Каддафи, кажется, заявляет: «Я гуманист». Ну, конечно, мир-то об этом куда лучше осведомлён. И все здесь об этом куда лучше осведомлены.
 
Но сейчас он собирается – говорит, что собирается менять тактику. Какие ещё есть меры? Какими будут условия этих других мер? Попытается ли он каким-то образом ускользнуть – проскочить? Не используя авиацию, не используя тяжёлую артиллерию – а создав некие контртеррористические силы, о которых мы сейчас слышим? То есть мне сейчас неясно, как всё это обернётся. Но очевидно, что он пытается сейчас найти лазейку.
 
Ник Робертсон, вы знаете, что сейчас наши главные новости: проблема ещё в одной точке мира, ещё одна катастрофа – уже другого порядка. Спасибо.
 
Материал предоставлен CNN USA.
Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 17 марта 2011 года.
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
вооруженный конфликт Ливия Муаммар Каддафи резолюция Совет Безопасности ООН
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...