MSNBC

Договор об СНВ открыл дорогу планам по ПРО

Ратификация договора об СНВ - повод для радости обеих партий в американском Сенате, отмечает республиканец Боб Коркер. По его мнению, не будь этого договора, Белый дом не смог бы уделить такого внимания важнейшим оборонным программам - в том числе, ПРО.

БАРАК ОБАМА, президент США: Это самое значительное соглашение в области контроля над вооружениями за последние два десятилетия. Оно укрепит нашу безопасность и позволит США и России сократить свои ядерные арсеналы. Этот договор усилит наше лидерство в области нераспространения ядерного оружия и будет содействовать достижению мира без ядерного оружия. Сильная поддержка со стороны обеих партий в Сенате направляет миру мощный сигнал о том, что в вопросах нашей безопасности республиканцы и демократы стоят плечом к плечу.

С вами снова передача Hardball. Сегодня Обама стал первым президентом-демократом, которому удалось успешно заключить договор о сокращении ядерных вооружений и добиться его ратификации. Сенат ратифицировал новый российско-американский договор об СНВ после того, как тринадцать республиканцев не последовали линии руководства и на заключительном голосовании поддержали документ.
 
Взгляните: 71 против 26. Вот с таким большим перевесом и должен быть ратифицирован такой договора. Диана Файнштейн сенатор-демократ от Калифорнии – председатель комитета по вопросам разведки.
 
Сенатор Файнштейн, судьба ратификации висела на волоске, ведь руководители республиканцев отказывались даже рассматривать договор, пока ваша партия не согласится сократить налоги для богатых. То есть договор использовали в политических играх. Что было бы, если бы его не ратифицировали?
 
ДИАНА ФАЙНШТЕЙН, сенатор США от штата Калифорния (Демократическая партия), председатель Комитета Сената по разведке: Можно строить предположения разного рода, но не думаю, что этим стоит заниматься. Я полагаю, перед нами по-настоящему значимое событие. Во-первых, мы поддержали нашего президента, заключившего важнейший договор с одной из крупнейших мировых держав. И я думаю, что эта мировая держава сыграет очень важную роль в делах Америке в Афганистане, Иране, Северной Корее.
 
Таким образом, этот договор не просто сокращает в семилетний срок число ядерных боеголовок, развернутых и неразвернутых носителей примерно на тридцать процентов, но по сути открывает новую эру сотрудничества и развития контактов между Соединёнными Штатами Америки и Россией. Это имеет очень большое значение для мировой безопасности.
 
Что было бы, если бы договор не прошёл? Если бы его не смогли ратифицировать, что бы это означало для наших отношений с Россией?
 
ДИАНА ФАЙНШТЕЙН: Думаю, в России это укрепило бы позицию сторонников жёсткой линии, которые по-прежнему говорят, что Соединённым Штатам нельзя доверять, утверждая, что их путь – единственно верный. Ведь у руля в наших странах стоят два молодых реформатора: президент Медведев и президент Обама, и именно они работали над этим договором, составляли его.
 
В прошлом ноябре я была в Женеве и смогла встретиться и переговорить с нашими переговорщиками, с российскими переговорщиками. Могу сказать, что вести переговоры было непросто, но всё же договор был заключен, и сегодня его ратифицировали. Его поддерживают страны Восточной Европы, страны НАТО, наши союзники по всему миру. Я очень довольна и думаю, что это важнейшее достижение.
 
Вы считаете, борьба за уничтожение ядерного оружия в мире – правильная политика для США?
 
ДИАНА ФАЙНШТЕЙН: Да, без сомнения. Этого оружия слишком много. Мы можем несколько раз взорвать Землю. Знаете, по-моему, люди… Я это видела, мне было 12, когда прогремели взрывы в Хиросиме и Нагасаки: одна бомба в 21 килотонну, другая – в 15 килотонн.
 
Нынешние бомбы – конечно, эти цифры засекречены, поэтому буду осторожна – они огромны! Они в пять, шесть, семь раз больше сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. И они могут буквально испепелить миллионы людей. Так что я считаю, что начало их постепенного сокращения… Количество баз в России сократится наполовину – с 70 до 35. У нас есть необходимые средства проверки, необходимый контроль, инспекции, по-моему, гораздо более тщательные и всеобъемлющие, чем при предыдущем договоре об СНВ. Так что новый договор об СНВ – это в каком-то смысле начало новых отношений и нового сотрудничества с Россией.
 
Большое спасибо.
 
ДИАНА ФАЙНШТЕЙН: Пожалуйста.
 
Сенатор Диана Файнштейн возглавляет Комитет Сената по разведке. Спасибо, сенатор.
 
ДИАНА ФАЙНШТЕЙН: Спасибо Вам, Крис.
 
А теперь поговорим с сенатором-республиканцем, голосовавшим за договор. Боб Коркер, сенатор от штата Теннеси, один из тринадцати республиканцев, выступившим против линии своих лидеров: Кайлу и Макконнеллу. Позвольте узнать, сенатор, что заставило Вас поддержать этот договор?
 
БОБ КОРКЕР, сенатор США от штата Теннеси (Республиканская партия), член Комитета Сената по международным делам: Знаете, Крис, я работал над этим не меньше полугода. Я состою в комитете по международным делам. Я голосовал в комитете за то, чтобы вынести его на голосование Сената. И сказал, что проголосую за него в Сенате, если к моменту голосования будут решены определенные вопросы. И они были решены.
 
Дело в том, что это действительно хороший договор о контроле над вооружениями. По-моему, никто не утверждал, что 1550 развернутых боеголовок – это меньше, чем нужно, и многие забывают, что у нас будет еще 3500 боеголовок в запасе.
 
И, думаю, то, к чему мы в конце концов пришли, это равновесие. То есть, по-моему, республиканцы должны быть рады, что президент совершенно чётко пообещал модернизировать наш ядерный арсенал. Я думаю, вернее, знаю, что он не стал бы брать на себя такие обязательства, если бы не этот договор. Мы добились от него чётких комментариев и заявлений, и они записаны в этом соглашении о ратификации: речь идёт о противоракетной обороне в Европе, о наших наземных перехватчиках.
 
Так что, думаю, республиканцы должны быть очень довольны этим сбалансированным соглашением. Я считаю, что это полностью соответствует интересам нашей национальной безопасности. Мне кажется, мы были избраны в первую очередь для того, чтобы следить за этим. И это в немалой степени наше достижение. Я горжусь этим.
 
И на каком-то этапе, Крис, наверное, надо идти навстречу тем, кто сам идёт навстречу. Я хочу сказать, что администрация ответила на все беспокоившие меня вопросы. Мы смогли это задокументировать. Нет никаких сомнений в том, что это укрепляет безопасность нашей страны.
 
Поговорим об идеале. Возможно, о прагматичном идеале.
 
Президент Рейган был, по большому счёту, противником ядерного оружия. Хоть он и был консервативным политиком, идея взаимного гарантированного уничтожения ему не нравилась. Он вырос в этой атмосфере и впоследствии ненавидел саму идею того, что чтобы не допустить войны между двумя сверхдержавами, нужна угроза полномасштабной ядерной войны.
 
Ему хотелось от этого избавиться, но его план включал стратегическую оборону, некий противоракетный щит, который был бы достаточно эффективным, чтобы сделать нападение другой стороны на нас бесполезным.
 
Это единственный путь, чтобы избавиться от ядерного оружия? Нам необходимо иметь такой щит? Другого пути нет?
 
БОБ КОРКЕР: Думаю, мы заняли слегка иную позицию: наша защита – в наступательных свойствах наших ядерных вооружений. Думаю, любой стране ясно, что если она нападёт на нашу страну, её в буквальном смысле сотрут с лица земли. Так что у нас подход несколько иной.
 
Такого щита у нас нет. Надеюсь – и полагаю, что из этой идеи у нас остались только чёткие намерения нашей администрации продвинуться как-то в том, что мы сейчас делаем в Европе. Пожалуй, сейчас наибольшие наши опасения вызывает не Россия, а Иран, Северная Корея и другие «страны-изгои». И президент нацелился на чёткое продвижение по этому направлению.
 
Опять же, Крис, не думаю, что сейчас мы бы с Вами это обсуждали, не думаю, что такие цели были бы поставлены, не будь этого договора. То есть, повторюсь, на мой взгляд, это соглашение – очень хорошее для обеих партий. На мой взгляд, оно свидетельствует о силе нашей страны. И лично я ни минуты не колебался.
 
Да, смотреть было отрадно: 71 против 28 по такому историческому документу. По-моему, при принятии всех исторических решений нам необходима сильная родительская поддержка обеих партий. Большое спасибо, Боб Коркер, сенатор от Теннеси.
 
Дата выхода в эфир 22 декабря 2010 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
MSNBC США Северная Америка
теги
Барак Обама Дмитрий Медведев ПРО Россия СНВ США холодная война ядерное оружие
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...