RT Оригинал

«Мы пытались договориться с Гитлером», – заявил последний коммунистический лидер Польши

В интервью RT бывший Президент Польши Войцех Ярузельский признал, что во время Второй мировой войны немало ошибок было совершено всеми. Поляки пытались договориться с Гитлером и сами сделали немало ошибок. Поэтому сваливать всю вину на Советский Союз он считает просто нечестным.
Последний коммунистический лидер Польши Войцех Ярузельский поделился с RT своими взглядами на прошлые ошибки коммунистов и на будущее объединенной Европы.
 
С 1981 по 1989 гг. Ярузельский также возглавлял коммунистическую Польскую объединенную рабочую партию, с 1981 по 1985 гг. занимал пост премьер-министра, а с 1985 по 1990 гг. стоял во главе страны.
 
RT: С памятного дня падения Берлинской стены, изменившего ландшафт современной геополитики, прошло ровно два десятилетия. И наш разговор об этом и многих других событиях пройдет в столице Польши, куда нас пригласил человек, который на посту главы одного из европейских социалистических государств видел все собственными глазами. Он  последний лидер стран Варшавского договора, доживший до наших дней, бывший Президент Польши Войцех Ярузельский.

Господин президент, позвольте поблагодарить Вас за то, что смогли найти время для интервью. Давайте начнем. Как известно, 20 лет назад рухнула Берлинская стена, подготовив почву для развала социалистического блока в Восточной Европе и дальнейшего падения Советского Союза. Как Вы считаете, такой исход был неизбежен или существовала возможность сохранения социалистической Европы?
 
ВОЙЦЕХ ЯРУЗЕЛЬСКИЙ: Падение Берлинской стены было, безусловно, важным событием. И символичным. Однако рассматривать данное событие вне контекста было бы неверно. В действительности все началось гораздо раньше. Это был очень сложный процесс, и из-за течения истории эти события были неминуемы. Мы отставали, мы были втянуты в бессмысленную гонку вооружений, которая истощила наши экономические запасы.
 
На протяжении всей Холодной войны было невозможно радикально изменить Восточный блок. Сменить режим было просто невозможно. Помню: на саммите Варшавского договора в Берлине в мае 1987 г. мы приняли важнейшую декларацию, сделав шаг в сторону стран Запада. Было предложено радикально снизить количество вооружений. После этого решения гонка вооружений начала сходить на нет.
 
После этого решения в наших странах поменялись политическая и даже психологическая обстановки. Я горд тем, что Польша сыграла ключевую роль в этом процессе. Вслед за теми событиями мы назначили на пост премьер-министра Тадеуша Мазовецкого, члена «Солидарности». И положение полностью переменилось. Наша страна была единственной в Восточном блоке, в которой правительство, можно сказать, принадлежало, с политической точки зрения, к другому миру. Наш пример вдохновил и подвиг и другие страны.
 
RT: В Польше Вашу роль в истории рассматривают с разных точек зрения. Некоторые считают Вас диктатором, тираном, душителем демократии. Другие называют Вас спасителем, предотвратившим вторжение советских танков на территорию Польши. А как Вы сами оцениваете свою роль в истории и свои поступки, начиная с 80-х гг. прошлого века?
 
ВЯ: Введение военного положения было неизбежно. И скажу я вам: оно стало настоящей катастрофой. Последние недели, дни и часы превратились для меня в сущий кошмар. Принять такое решение нас подвиг целый ряд факторов. В то время в Польше было очень сложное и, можно сказать, политически напряженное положение: царили анархия, устраивались забастовки.
 
Сорок лет после окончания Второй мировой войны мы балансировали на грани. И благодаря этому балансу жили в мире. Благодаря этому балансу мы смогли сохранить мир. Однажды баланс был серьезно нарушен, что едва не привело к Третьей мировой войне. Я имею ввиду Карибский ракетный кризис 1962 г. Тогда СССР разместила свои ракеты на Кубе и нарушила баланс.
 
Когда в Польше начались вышеупомянутые процессы, российские генералы увидели в них новую угрозу стабильности. И я их прекрасно понимаю. На их месте я подумал бы то же самое. Они отправили войска для восстановления порядка. Но восстанавливать его не хотели. Вот вам парадокс.
 
Некоторые утверждают, что Россия только и ждала возможности ввести войска в Польшу. Отнюдь, такой поворот событий был для СССР самым неблагоприятным. Но он был неизбежен.
 
RT: Некоторые историки считают, что войди тогда российские войска в Польшу - случилась бы ужасная катастрофа не только для Варшавы, но и для Москвы. Почему?
 
ВЯ: Они говорят так, чтобы дискредитировать Москву. Этот блок, этот союз дружественных стран не может справиться с трудностями. Венгрия, Чехословакия, Польша. Такой союз ведь гроша ломаного не стоит. Очевидно, что эти страны были объединены общей идеологией интернационализма, марксизма и ленинизма. Так что первая причина – подорвать доверие к Москве.
 
Во-вторых, в ходе столкновения двух систем это признак слабины. Необходимы были дополнительные силы. Поляки могли бы и сами защитить себя, но это привело бы к катастрофе для всех. За свою долгую жизнь, а мне только что исполнилось 86, я совершил немало ошибок. Но непоправимых ошибок я не совершал. И я считаю, что введение военного положения с последующими переговорами было решением крайне важным, правильным и необходимым. Я и не ожидал, что столько лет спустя возникнет столь ярое желание мести.
 
И чем более мрачные эпитеты вы подбираете для описания моих прошлых свершений и самой системы в целом, тем больше вы восхваляете сторону победителя. А для них в этом есть практическая выгода. В итоге я оказался на скамье подсудимых.
 
RT: Господин президент, падение Берлинской стены ознаменовало также и окончание Холодной войны. Но в последнее время эти слова все чаще звучат в речи различных политиков, аналитиков и в СМИ. Не кажется ли Вам, что между Востоком и Западом до сих пор сохранилась некая линия разлома?
 
ВЯ: Разлом, безусловно, существует и будет существовать. Россия – огромная страна с собственными традициями и целями. Как и любая другая страна. И устои, и цели эти совсем не обязательно должны совпадать с устоями и целями соседних или других стран. Главное, чтобы эти цели не конфликтовали. Знаете, американцы – люди неглупые. Они понимают, что ослабление России не пойдет им на пользу в конечном итоге. Ведь остаются еще и Китай с мусульманскими странами, так не лучше ли вести с ними диалог вместе с Россией?
 
RT: А что скажете о планах Вашингтона относительно противоракетного щита в Европе, и в частности относительно недавнего пересмотра первоначального плана администрации Буша?
 
ВЯ: Лично я считаю, что ни в каком щите нужды нет. И заявляю это официально: щит не нужен. Очевидно, сейчас щит предстает в новом свете, и на этот раз в программе примет участие Россия. Поживем - увидим. Но предшествующее предложение: щит в Польше и Чешской республике - вообще не имеет смысла. Говорят, он должен был защитить нас от Ирана и Кореи… мы же не беззащитные дети.
 
RT: Но, как стало известно из последнего визита Вице-президента США Джозефа Байдена в Варшаву, Вашингтон рассматривает новый проект противоракетного щита, который может затронуть и Польшу. Ходили слухи о размещении на ее территории ракет-перехватчиков SM-3. Не кажется ли Вам, что новым проект стал только внешне, а суть сохранилась?
 
ВЯ: Наши политики сетуют на то, что все это – не более чем общие слова и цели, а ничего определенного так и не сказано. Когда проект будет закончен, что он будет из себя представлять? План можно будет рассматривать тогда, когда появятся определенные факты. Я слышал, что Россия также не останется в стороне. А это все кардинально меняет. Я считаю, что, раз пока все так неопределенно, американцы не торопятся. Очевидно, отказ от предыдущего плана вызвал волну разочарования. Так что своих партнеров они успокаивают обещаниями нового, более совершенного плана. Но когда он будет готов, что будет представлять собой, и какова будет на тот момент обстановка на международной арене?
 
RT: Недавно парламент Польши выступил с жесткой критикой действий Советского Союза в 1939 г., полагая, что агрессию против Польши вызвала тогда именно Москва. В то же время Россия ответила, что хотела защитить украинцев и белорусов от возможного нападения со стороны нацистской Германии. В добавок ко всему Москва осудила пакт Молотова-Риббентропа. Как Вы смотрите на такое столкновение суждений?
 
ВЯ: На это Россия смотрит с критикой, но тогда Польша и Запад оказались в весьма стесненных обстоятельствах. И я это понимаю. Я помню много всего, чего не должно было происходить. И Советский Союз в этой связи тоже есть в чем обвинить. Мы же, поляки, должны признать, что и сами натворили немало.
 
Мы пытались договориться с Гитлером и Мюнхеном, всячески выказывая готовность дружить. Я уже упоминал о том, что визит Геринга расколол Чехословакию. И в основе своей все эти действия были направлены против Советского Союза. Так что нашим странам стоит посмотреть правде в глаза и признать, что в обстановке того времени это было просто неизбежно. Необходимо искать точки соприкосновения. Ведь позже мы выступили вместе против общего врага. И роль Советского Союза в той войне была центральной.
 
RT: Большое спасибо за интервью, господин президент.
 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
теги
Адольф Гитлер Вторая мировая война Европа пакт Молотова-Риббентропа Польша Россия Советский Союз холодная война
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...