Части Персидской империи

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

23 ноября министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф, по сообщению спикера российского МИД Марии Захаровой, должен был прибыть в Москву для встречи со своим российским коллегой, чтобы обсудить самые оперативные вопросы ирано-российского сотрудничества. Самым важным (и сложным) вопросом этого сотрудничества сегодня является ситуация в Карабахе и новый мир на Южном Кавказе.

45-дневная война между Арменией и Азербайджаном закончилась 10 ноября при посредничестве России. Два президента — Владимир Путин и Ильхам Алиев, а также один премьер-министр — Никол Пашинян — подписали мирное соглашение с детальным перечислением новых геополитических реалий, в которых будет существовать Южный Кавказ.

Россия вводит миротворческий контингент, в дело включается Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев, контроль за транспортным сообщением осуществляют органы Пограничной службы ФСБ России. Чужая ракетная война в южном подбрюшье требовала незамедлительного вмешательства, и Россия вмешалась — жёстко, отстаивая свои российские интересы.

В карабахский конфликт была активно включена Анкара, оказывающая поддержку Азербайджану, поэтому уже 12 ноября Россия и Турция подписали меморандум о создании центра мониторинга по Карабаху. Вскоре парламент Турции проголосовал за отправку турецкой армии в Карабах (пока при активном участии России тема притормаживается, но её развитие может оказаться непредсказуемым).

Итак, мы видим, что лавровый венок миротворца в конфликте инициативно взял себе президент России. В дело активно включилась Турция. Азербайджан и Ильхам Алиев — победители, после поражения Никол Пашинян подписал мировую (капитуляцию) на унизительных для Армении условиях.

Но есть одна страна, которую в сделку не взяли вообще. Причём эта страна — единственная, которая имеет общую границу со всеми тремя формальными участниками конфликта — с Армений, Азербайджаном и непризнанной республикой Нагорный Карабах. Страна, которая с первых недель военного конфликта предлагала мирное решение и вела переговоры и с Баку, и с Ереваном, и с Москвой.

Не будет преувеличением сказать, что, кроме Армении, в карабахском конфликте есть ещё одна проигравшая сторона.

Речь идёт об Иране.

Вначале некоторые вводные данные. Армения и Азербайджан являются бывшими территориями персидской империи, равно как и постсоветскими республиками. Подробнее об этом я писала в колонке «За кого вступится Иран в карабахском конфликте».

В Иране этнических азербайджанцев (азери) проживает больше, чем в самом Азербайджане. Провинции Западный, Восточный Азербайджан, Ардебиль, Зенджан, Казвин, Меркези, Гилян, Хамадан и другие — это от 15 до 30% населения Ирана, от 15 до 30 млн человек! Вторая по многочисленности нация в стране.

За боями в Карабахе полтора месяца население приграничных районов наблюдало с пригорков у домов в обычные бинокли и дружно улюлюкало, поддерживая братьев-азербайджанцев в борьбе за свою землю.

Исламское духовенство Ирана публично поддержало Азербайджан в этом конфликте, и под него публично отстроилась позиция иранского МИДа.

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи — этнический азери. Азери также очень много в руководстве КСИР, взять хотя бы командующего ВВС и космическими войсками Ирана генерала КСИР Амира Хаджизаде (в зону ответственности которого входят ракетные войска, ПВО страны и даже сбитый украинский Boeing в начале января 2020 года). Руководство своей финансовой империей (Фондом помощи угнетённым, Bonyad Mostazafan) Хаменеи тоже доверил этническому азербайджанцу — Парвизу Фаттаху, против которого на прошлой неделе ввёл санкции министр финансов США Стив Мнучин. Опору на этнических азербайджанцев вокруг себя Хаменеи отстраивал с момента своего избрания рахбаром (духовным лидером).

Именно азербайджанский вопрос должен быть весьма чувствительным для верховного лидера (огромная территория страны и треть её населения чрезвычайно воодушевились победой Азербайджана, которая усиливает центробежные настроения всех северных иранских территорий). Иран ведёт очень прагматичную дальновидную политику на западных, восточных и южных границах, успешно используя даже наступательную тактику. Почему же оборонительная стратегия на севере страны оказалась так уязвима?

Несмотря на то, что в последнюю неделю октября Иран провёл показательные военные учения «наступательного характера» на приграничных с Арменией и Азербайджаном территориях, развернул в этих районах мобильные опергруппы с тяжёлой военной техникой, системами ПВО, дронами и т. д., к мгновенному дипломатическому соглашению, заключённому Москвой, Баку и Ереваном, Тегеран оказался не готов. Момент был упущен.

Возможно, дело в закулисных договорённостях, и таким образом Тегеран предусмотрительно поддержал в конфликте будущего победителя, принуждая к миру стороны конфликта военными учениями на границе и воинственной риторикой генералитета, и, чтобы не портить отношения с обеими сторонами, уступил России роль активного и жёсткого переговорщика. Это возможный вариант. Но лишь отчасти.

Потому что результатом карабахского мира без Ирана стало:

1) транспортный коридор Нахичевань — Азербайджан, ширина которого, по оценкам иранских источников, около 5 км, может перекрыть давний накатанный транзитный маршрут Ирана в Армению и Турцию;

2) новое транспортное соглашение Нахчевань — Азербайджан, опубликованное в СМИ, было столь кратким, что не содержало информации, каким оно будет, где, когда и кем будет установлено. «В соглашении о прекращении огня в Нагорном Карабахе говорится о создании автомобильного коридора, или, скорее, транзитного маршрута, внутри Армении из Нахичевани в материковый Азербайджан, безопасность которого будет гарантирована Россией, а точный маршрут до сих пор неизвестен», — отметил заместитель главы иранского МИД Арагчи;

3) часть азербайджано-иранской государственной границы находилась под оккупацией Армении с 1994 года, и теперь, когда границы снова под контролем Баку, между Ираном и Азербайджаном возникла совершенно новая динамика безопасности;

4) 2000 российских миротворцев с военной техникой всего в 100 км от иранской границы многих в Тегеране заставят нервничать, несмотря на то что между Ираном и Россией прекрасные дипломатические отношения (тут автор колонки шлёт Тегерану пламенный салам);

5) парламент Турции проголосовал за отправку в Азербайджан и Карабах турецких военных. Присутствие турецкой армии рядом с северными границами — это очень двусмысленная ситуация для Ирана;

  • © Wikipedia

6) Иран потерял своё геополитическое преимущество на Южном Кавказе, лишившись уникального доступа к Нахичеванской Автономной Республике (см. карту) — азербайджанскому изолированному анклаву, расположенному между Арменией, Ираном и Турцией, родине Гейдара Алиева, кстати.

Все годы «карабахского перемирия», с 1994-го, Иран предоставлял Азербайджану своё воздушное пространство для доступа к автономии, поставлял в Нахичевань природный газ (по новому соглашению на это претендует Турция вместо Ирана). Даже вентили на газовых трубах в Нахичевани — с иранской вязью.

Через Нахичевань Иран располагал интересным участком транзита Иран — Нахичевань — Турция, а с 1 декабря 2019-го Нахичеванская Автономная Республика даже отменила визовый режим для граждан Ирана (для визитов до 15 дней), хотя во всех остальных регионах Азербайджана гражданам Ирана требовалась виза. Для водителей иранских фур это оптимальный срок.

Из аэропорта Нахичевани, помимо Баку, самолёты летали в Гянджу, Москву и Стамбул, причём, как пишут некоторые очевидцы, досмотр на входе в терминал отсутствовал. На этой территории «чужие» не ходили;

7) по новому мирному договору Армения открывает коридор через свою территорию Азербайджану. И Иран остаётся не у дел. Отдельный вопрос — это энергетические коридоры Южного Кавказа, запуск системы TANAP — TAP, безопасность коридоров Нового шёлкового пути и многое другое. Что даёт основание прогнозировать стягивание иранской армии к северным границам, усиление эскалации конфликта, переводом его в партизанскую и гибридную войны, возможной целью которых будут трубопроводы или объекты энергетической инфраструктуры.

P. S. Пока писалась эта колонка, стало известно, что министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф отменил свой визит в Россию, намеченный на 23 ноября. А 22 ноября вечером российский миротворец получил ранения при взрыве мины в Нагорном Карабахе, вместе с ним ранены четыре сотрудника МЧС Нагорного Карабаха и один офицер ВС Азербайджана.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить