Проблемы «из детства», несбывшиеся мечты и страшный диагноз: на экраны выходит драма «Время года зима»

В четверг, 24 ноября, в прокат выходит полнометражный режиссёрский дебют актрисы Светланы Устиновой «Время года зима». Лента интересна как звёздным составом актёров, так и довольно мощным посылом с разбором сразу нескольких семейных проблем, актуальных во все времена. По сюжету главная героиня Катя с трудом находит общий язык с матерью. Однажды родительница вместо того, чтобы улететь с подругой отдыхать, вдруг исчезает. Оказывается, в странном поведении матери виновата её серьёзная болезнь. Именно она побудит героинь по-новому взглянуть друг на друга.
Проблемы «из детства», несбывшиеся мечты и страшный диагноз: на экраны выходит драма «Время года зима»
  • © Кадр из фильма «Время года зима» (2022)

В четверг, 24 ноября, в кинотеатрах начинается показ драматической ленты «Время года зима», режиссёром которой выступила актриса Светлана Устинова. Для неё как постановщицы работа стала дебютной в полном метре.

Сюжет картины вращается вокруг Кати (Юлия Снигирь), организатора мероприятий, и её матери (Евгения Добровольская) — а точнее, вокруг их непростых взаимоотношений. Своё общение с матерью Катя описывает так: «Я, конечно, не засекала, но больше пяти минут у нас обычно не получается».

Первый слой сюжетной линии — это история недолюбленных детей, на которых их родители проецируют свои собственные промахи, неудачи или несбывшиеся мечты. Таких детей в картине двое: это сама Катя, чья история раскрывается в её разговорах с мамой и флешбэке, и маленькая Майя (Александра Бабаскина) — дочь несостоявшейся балерины Илзы (Екатерина Варнава) — клиентки главной героини.

Параллель между Катей и Майей настолько очевидна, что местами выглядит откровенно карикатурно — как и игра Варнавы в паре эпизодов, где артистка явно переигрывает.

Катю в детстве заставляли петь, что привело к психологической травме и боязни выступлений — во всяком случае, она уверена в этом практически до финала картины. Майе досталась амбициозная мать, убеждённая, что дочь мечтает воплотить её мечты и стать балериной. В результате линии ребёнка и взрослого, побывавшего на его месте, складываются в короткий и эмоциональный диалог на набережной, апофеозом которого становятся два признания:

— Если честно, я ужасно пою, — говорит Катя.

— А я — танцую, — отвечает Майя.

  • © Кадр из фильма «Время года зима»

Но психологические проблемы «из детства», неудачные отношения и тайный аборт в прошлом — далеко не худшее в жизни Кати. Основная трагедия подаёт первые звоночки, когда властная и деспотичная мама героини исчезает из аэропорта вместо того, чтобы улететь на курорт. Катя мчится домой, где и находит пропавшую, которая как ни в чём не бывало смотрит телевизор и дежурно отчитывает дочь за внешность, поведение и манеры. При этом совершенно забыв о дне рождения Кати.

С течением времени Катя замечает всё больше и больше странностей, а её мама убеждена, что у неё рак мозга. Однако МРТ-обследование не показывает ничего фатального, как кажется на первый взгляд. Вместе с тем состояние женщины ухудшается, поведение становится всё более странным, и визит к неврологу завершается жутким предположением — деменция. Для того чтобы подтвердить или опровергнуть диагноз, Кате необходимо либо на месяц отправить маму в клинику, либо в течение трёх месяцев ежедневно привозить её на обследование, что невозможно из-за работы. Да и верить в реальность диагноза героиня отказывается — ведь матери даже нет 60 лет.

В основу этой сюжетной линии легла реальная история из жизни Светланы Устиновой — у её матери начало развиваться аналогичное заболевание, когда женщине было всего 56 лет. Те испытания, через которые проходит на экране Катя, отчасти навеяны именно произошедшим в семье режиссёра. Сценарий Устинова начала писать, чтобы выплеснуть эмоции.

«Через несколько лет после диагностирования болезни мамы мне было просто необходимо выплеснуть накопленный эмоциональный и бытовой опыт, невысказанность съедала изнутри, и я начала работу над сценарием. Мой муж полностью меня поддержал, и это было очень важно для меня — чувствовать его тыл в таком непростом начинании», — цитирует Устинову The City.

Большим достоинством картины стала неподражаемая игра Евгении Добровольской: она одинаково идеально вписалась в амплуа деспотичной матери и настолько же достоверно воплотила на экране образ человека с деменцией — так, что ей, скорее всего, поверят даже те, кто с этим заболеванием знаком не понаслышке. Панические атаки, повторение одних и тех же фраз, постепенное повреждение памяти, приводящее к тому, что человек не узнаёт окружающих, — Добровольская виртуозно сыграла всё это, ни разу не создав ощущения фальши или неестественности.

Но, увы, у картины есть ряд минусов, а самый большой из них — это слабая проработка большинства героев. При всём таланте Юлии Снигирь отыграть настолько плохо прописанного персонажа, как Катя, чтобы он казался живым, а не ботом, в скрипт которого только и заложено, что заламывать руки и патетически что-то кричать, — почти нереально. Такими же картонными выглядят и окружающие её даже не герои, а декорации — гражданский муж, отец, Илза. На фоне работы всё той же Добровольской, единственной живой на этой сцене, все остальные — лишь набор силуэтов и набросков.

А вот за финальную сцену Устиновой можно лишь поаплодировать — одна крошечная деталь в видео из детства Кати переворачивает всё с ног на голову и подчёркивает глубину проблемы в семье и в ней самой. Персонаж по-настоящему оживает именно в последнюю свою минуту на экране, когда Катя понимает, что очень многие вещи воспринимала неверно, а возможности что-либо исправить у неё уже нет и не будет.   

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Следите за событиями дня в нашем сообществе в Viber
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить