wPolityce.pl Оригинал

wPolityce: Россия превратила «Восточное партнёрство» ЕС в политический труп

Европейский союз не в состоянии сражаться с Кремлём за сферы влияния в постсоветском пространстве — это подтвердил пятый саммит «Восточное партнёрство», уверена польская журналистка Александра Рыбиньская. На портале Wpolityce она подчеркнула, что ЕС нечего предложить странам СНГ, да и в целом Европа перестала доверять много обещающей Украине, и наоборот.
wPolityce: Россия превратила «Восточное партнёрство» ЕС в политический труп
Reuters
В Брюсселе прошёл пятый саммит «Восточное партнёрство». Встреча подтвердила низкую заинтересованность Европейского союза в дальнейшем развитии сотрудничества с восточными соседями. «Политическое видение, которое было целью создателей формата, уже давно погибло в сражении с брутальной политикой Кремля. «Восточное партнёрство» — это политический труп, который уже не оживить. То, что должно было быть углублённой платформой сотрудничества с постсоветскими государствами, превратилось в очередное бюрократическое образование без перспектив на будущее», — пишет на портале WPolityce польская журналистка Александра Рыбиньская. 
 
Проект «Восточное партнёрство» был инициирован в 2009 году под эгидой Польши и Швеции в качестве «восточного измерения» европейской политики соседства. Похожее партнёрство намеревались создать также в отношении стран Северной Африки и Ближнего Востока — так называемый Союз для Средиземноморья. «В будущем ЕС должен был быть окружён на востоке и юге стабильными и демократическими странами. Укрепление отношений с непосредственными соседями должно было одновременно повысить престиж Брюсселя на международной арене. Это оказалось, однако, сложнее, чем предполагали бюрократы ЕС», — подчёркивает автор. 
 
Проект «Союз для Средиземноморья» быстро перечеркнула «арабская весна». Осталось «Восточное партнёрство», которое предусматривало, что связанные с ЕС двусторонними политическими и экономическими соглашениями бывшие советские республики — Украина, Белоруссия, Грузия, Азербайджан, Молдавия и Армения — будут потихоньку дрейфовать в западном направлении и подчинятся медленному процессу европеизации, отдаляясь от российской сферы влияния, объясняет Рыбиньская.
 
Эти планы нарушила Россия. Разрабатывая проект «Восточное партнёрство», Европа считала, что, концентрируясь на реформах свободного рынка в этих странах и борьбе с коррупцией, она помешает Кремлю. Когда же дело дошло до подписания договоров об ассоциации с Грузией, Молдавией, а прежде всего — с Украиной, Владимир Путин посчитал это попыткой вмешательства в экономические и стратегические интересы России. «Мощь ЕС жёстко столкнулась с политикой силы Кремля. Быстро оказалось, что разделённая и связанная разными интересами с Россией Европа не в состоянии сражаться с Кремлём за сферы влияния в постсоветском пространстве», — констатирует польская журналистка. 
 
«Аннексией Крыма и агрессией в отношении Восточной Украины Россия явно и жёстко обозначила границы европейского влияния. На поверку оказалось, что ЕС не способен предложить бывшим советским республикам реальной альтернативы экономическому и политическому сотрудничеству с Россией», — добавляет она. Экономики этих стран концентрируются прежде всего на производстве товаров для российского рынка. Переориентация на европейские рынки — как пытались сделать с Украиной — оказалась слишком дорогостоящей и требовала структурных реформ. Более того, ЕС, который сам зависит от поставок сырья из России, не в состоянии уменьшить энергетическую зависимость этих стран от Кремля, объясняет автор. 
 
Поэтому некоторые из них, такие как Белоруссия, Азербайджан и Армения, остаются заинтересованными прежде всего развитием экономических взаимоотношений и получением инвестиций из стран ЕС. Кризис на Украине требовал полного пересмотра политики ЕС в отношении бывших советских республик, но ЕС просто не может себе этого позволить. К тому же появились новые вызовы, такие как массовая миграция в Европу из Северной Африки и с Ближнего Востока, что привело к тому, что восточное направление перестало быть приоритетом ЕС, обращает внимание Рыбиньская.
 
На саммите в Брюсселе заявили, что «Восточное партнёрство» будет придерживаться приоритетов, определённых два года назад в Риге: хорошее управление, экономика, развитие сети связей, гражданское общество. «Украине, Грузии и Молдавии, однако, этого недостаточно. Эти страны испытывают всё большее отчаяние из-за отсутствия реальной перспективы присоединения к ЕС», — уверена она. Украина даже грозилась, что не подпишет итоговой декларации саммита. Президент Порошенко открыто подверг критике слишком безопасную позицию в отношении России и потребовал вписать в декларацию перспективу присоединения.
 
Однако ввиду решительного сопротивления некоторых стран он был вынужден поддаться, подчёркивает журналистка. Брюссель пообещал ему в виде утешения проведение работ в направлении цифрового, таможенного и энергетического союза. ЕС отмечает, что Украина получила уже более €12 млрд помощи, но всё ещё не провела необходимых структурных реформ. Поэтому она не должна слишком многого ожидать от своих европейских партнёров. Однако 94% этой помощи было оказано в форме займа. В течение ближайших пяти лет Киев должен будет вернуть целых €38 млрд плюс проценты, добавляет она. 
 
Кроме того, Киев уже провёл ряд реформ, среди прочего в здравоохранении, пенсионной системе и школьном образовании. Этого, конечно, недостаточно, но расходы на собственный сектор упали с 53% до 43% ВВП. Литва хотела собрать в рамках саммита дополнительные €50 млрд в форме инвестиций в Киеве, но западные государства не проявили большей заинтересованности инициативой Вильнюса. «Европа перестала доверять Украине, и наоборот. Президент Белоруссии Александр Лукашенко вообще не приехал на саммит, хотя его впервые лично пригласили на мероприятие», — отмечает автор. 
 
Следовательно, самым больше успехом проекта «Восточное партнёрство» остаётся введение в 2016 году безвизового режима для Грузии и Украины и подписание договоров об ассоциации с Кишинёвом, Тбилиси и Киевом. С тех пор программа остановилась. Глава ЕС Дональд Туск убеждал на саммите в Брюсселе, что суть «Восточного партнёрства» не состоит в «геополитическом конкурсе красоты», то есть в геополитическом соперничестве с Россией. Между тем именно Россия — главная причина того, почему проект не развивается, уверяет журналистка.   
 
ЕС нечего предложить своим восточным соседям, кроме помощи в построении демократического общества, что сложно осуществить без реальной перспективы присоединения. Ярким символом того, во что превратилось «Восточное партнёрство» является факт, что один из его основателей, бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт, известный как закоренелый критик Кремля, в 2015 году начал работу в качестве советника российского олигарха Михаила Фридмана и его компании LetterOne. И он не видит в этом ничего безнравственного, негодует Рыбиньская. 
 
В беседе с изданием Balkanist несколько месяцев назад Бильдт заявил, что нельзя винить всех россиян за политику Путина. Он также добавил, что у него были сербские друзья во времена Милошевича и Караджича, резюмирует польская журналистка. 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
wPolityce.pl Польша Европа
теги
Грузия Дональд Туск ЕС Россия СНГ Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG