New York Times Оригинал

New York Times рассказала о «культурной пропасти» между Нарвой и Ивангородом

Российский Ивангород и эстонскую Нарву разделяет лишь узкая река, однако, как пишет The New York Times, «культурная пропасть» между двумя городами глубока. Журналист американского издания побывал в двух городах и рассказал о различиях между Нарвой — где более развита инфраструктура, более высокие зарплаты и пенсии, — и Ивангородом — где больше бюрократии и коррупции, где не ремонтируются дома и не убираются улицы.
New York Times рассказала о «культурной пропасти» между Нарвой и Ивангородом
Reuters
Российский Ивангород и эстонскую Нарву разделяет лишь узкая река. Однако, как пишет The New York Times, «культурная пропасть» между двумя городами глубока.
 
За доказательствами даже не нужно далеко ходить. Достаточно вспомнить случай, когда Евросоюз решил выделить двум городам с русскоговорящим населением деньги на обустройство набережных по обе стороны реки с целью содействия развитию гармоничных отношений и туризма между двумя пограничными городами.
 
Когда все работы были проведены, оказалось, что у Нарвы, которая получила около $830 тыс., набережная почти в восемь раз длиннее, чем у Ивангорода, который получил около $1,2 млн.
 
Как отмечает американское издание, ивангородские чиновники объяснили разницу «топографическими проблемами», тогда как власти Нарвы уверены: во всём виноваты «системные проблемы» и — отчасти — коррупция.
 
«Там — другой мир, — утверждает бывший редактор русскоязычной «Нарвской газеты» Сергей Степанов. — Это видно и чувствуется сразу, как пересекаешь мост через реку — дороги, бюрократия, менталитет».
 
По его мнению, причина, по которой набережная Ивангорода гораздо короче, хотя денег было выделено гораздо больше, «почти наверняка» заключается в коррупции.
 
Мэр Ивангорода и бывший офицер ФСБ Виктор Карпенко заявил, что во всём виноват сложный рельеф местности и правовые ограничения, а вовсе не коррупция.
 
«На нашей стороне всё было сложнее, чем на той», — заявил Карпенко.
 
Как пишет The New York Times, в Нарве, население которой составляет около 60 тыс. человек — что в пять раз больше, чем в Ивангороде, — лучше развита инфраструктура. В городе есть современные больницы, бассейны, торговые центры, новый университет, а также бесплатный Wi-Fi на большей части территории.
 
Всех этих прелестей — несмотря на то что в городе строится муниципальный бассейн — Ивангород лишён. Месячная зарплата здесь составляет около $500 — почти в два раза меньше, чем в Нарве. Разница в размере пенсий ещё больше.
 
Этнический русский Леонид Пелесев, преподаватель по шахматам в Нарве, отмечает, что многие из его русскоговорящих коллег смотрят российские прогосударственные телеканалы и поддерживают — на эмоциональном уровне — «мускулистый национализм», продвигаемый президентом России Владимиром Путиным. Но, как добавляет Пелесев, никто из тех, кого он знает, не хочет жить в России.
 
«Мы все — русские, но у нас здесь другой менталитет, — утверждает он. — Мы привыкли к европейским порядкам».
 
В Ивангороде, как утверждает издание, всё же происходят некоторые улучшения. Всего несколько лет назад город был похож на развалину, не было горячей воды и обработки сточных вод. Теперь всё по-другому. Однако недавно, в связи с сокращением бюджета из-за падения цен на энергоресурсы, деньги практически перестали поступать.
 
Единственной крупной достопримечательностью города — не считая крепости, построенной в 1492 году, — является недавно отреставрированная Церковь Троицы Живоначальной с очаровательными шпилями и куполами, расположенная на берегу озера. Во времена СССР церковь сровняли с землёй, но она была вновь возведена на деньги РЖД.
 
Церковь, как и крепость и различные музеи, стала привлекательным местом для туристов, пишет The New York Times. Однако попасть в город туристам непросто. Силовые структуры и правоохранительные органы России сделали Ивангород как бы закрытым, и попасть сюда могут только самые настойчивые.
 
Всем русским, которые проживают за пределами России, и иностранцам нужно заполнить письменное заявление на русском языке, а также получить разрешение от ленинградского регионального подразделения ФСБ. Журналисту The New York Times пришлось подать два заявления и прождать четыре месяца для получения разрешения на посещение Ивангорода.
 
Светлана Валишвили, редактор единственной в Ивангороде газеты, школьный учитель, а также глава центра по поддержке малого бизнеса утверждает, что она на протяжении многих лет делает всё для того, чтобы иностранцы приезжали и инвестировали в её город, однако ограничения на въезд разрушают все её планы.
 
Мэр Ивангорода Карпенко признаёт, что эти ограничения «не помогают развивать туризм». Из-за этого Ивангород проигрывает Нарве, где тоже есть и крепость, и музеи, но которая открыта для посещения всем эстонским и иностранным гражданам.
 
Из-за бюрократии и других проблем был остановлен ремонт и отложено давно ожидаемое открытие пешеходного моста между Ивангородом и Нарвой, который был закрыт с момента распада СССР в 1991 году, когда один город раскололся на два.
 
Как сообщает издание, в прошлом году должна была открыться широкая пешеходная дорожка, которая была важна с точки зрения возрождения заброшенного района Ивангорода, наполненного обломками величественных зданий XIX века. Но одна российская государственная компания, которая заключила контракт на возведение здания таможни с российской стороны, не смогла завершить свою работу.
 
Другие планы по развитию Ивангорода — в том числе проект, финансируемый ЕС, благодаря которому могло быть установлено автобусное сообщение с Нарвой, — также зашли в тупик. Этот проект был оставлен после того, как власти Ивангорода потребовали более $4 млн на строительство автобусной остановки, в то время как власти Нарвы, где зарплаты выше и строительные материалы дороже, попросили на такую же остановку $1 млн.
 
Россия, которая «не умеет контролировать бюджет и соблюдать график работ», сделала так, что разница между Ивангородом и Нарвой стала большой и заметной, и это, в первую очередь, видно по инфраструктуре городов, отмечает The New York Times.
 
Улицы Нарвы, как правило, чистые и хорошо отреставрированные, тогда как в Ивангороде многие улицы в ухабах, и осенью их не убирают от листьев и мусора. В обоих городах очень много «уродливых» многоквартирных домов советской эпохи, но, в отличие от Нарвы, в Ивангороде эти дома не ремонтировались с момента строительства.
 
После распада СССР оба города пошли своим путём и столкнулись с одинаковыми экономическими бедствиями, когда бывшие советские предприятия обанкротились. Гигантская текстильная фабрика в Нарве была вынуждена уволить 10 тыс. сотрудников, а ивангородская типография и другие производственные предприятия и вовсе закрылись.
 
Как рассказывает издание, общественное недовольство росло так сильно, что с обеих сторон реки стали поступать призывы о воссоединении города. Член местного совета Юрий Гордеев даже собирал подписи для петиции о присоединении Ивангорода к Эстонии.
 
Эти усилия, начавшиеся ещё в конце 90-х годов при Ельцине, в конце концов ни к чему не привели. В 2012 году Гордеев умер от сердечного приступа, и местные чиновники — некогда бунтари — с наступлением новой эры стали проявлять лояльность Путину.
 
Когда Россия «захватила» Крым и начала подогревать сепаратистские настроения на востоке Украины, западные страны начали беспокоиться по поводу того, что Нарва может также «пасть жертвой ура-патриотической российской пропаганды», а также, как это случилось на Украине, подрывной деятельности российских солдат и спецагентов, «замаскированных под местных активистов», пишет The New York Times.
 
Мэр Нарвы Тармо Таммисте вспоминает о том, как в поездках за границу его постоянно спрашивали о том, будет ли Нарва следующей.
 
«Нарва не следующая и никогда ею не будет, — заявляет он. — Проживающие здесь русские не хотят возвращаться на родину».
 
Некоторые люди переезжают через границу в новые дома. В основном это российские граждане, которые, покупая недвижимость в Нарве, инвестируют в Эстонию. Это позволяет им получить более качественное медицинское обслуживание и защиту, которые предоставляет Евросоюз, утверждает издание.
 
Глава одной из компаний по недвижимости Нарвы Александр Богенс заявляет, что около половины сделок с недвижимостью в Нарве-Йыэсуу — городе-курорте на берегу Балтийского моря — заключают покупатели из России.
 
Даже убеждённые российские патриоты в Нарве признают, что, несмотря на то что они поддерживают Путина и критикуют порядок предоставления эстонского гражданства, который, по их мнению, дискриминирует русскоговорящих, у них нет желания переезжать в Ивангород, сообщает The New York Times.
 
«Это даже не совсем город — просто одна-две улицы, — смеётся Владимир Петров, лидер Союза русских граждан. — Конечно же, лучше здесь — в Нарве, чем там — в Ивангороде».
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
New York Times США Северная Америка
теги
бюрократия граница коррупция Россия Советский Союз Эстония
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG