Libération Оригинал

Libération отыскала московские постройки, выжившие в водовороте 1917 года

Москва заполнена послевоенными зданиями и сталинским ампиром, но журналистка Libération составила список построек, которые пережили события 1917 года, хотя и поменяли своё назначение. Среди них она отметила как совсем старинные церкви, так и памятники конструктивизма, которые хоть и появились позже, но тесно связаны с той эпохой перемен.
Libération отыскала московские постройки, выжившие в водовороте 1917 года

Материал представлен в пересказе ИноТВ

«Сто лет прошло с тех пор, как Россия начала всё с чистого листа и как Москва, старая царская столица, которую однажды променяли на Санкт-Петербург, снова стала центром страны», пишет Libération. Сегодня же, по словам издания, архитектура российской столицы в основном состоит из сталинского неоклассицизма и зданий послевоенной постройки. В связи с этим журналист издания Марин Дюмёрже решила составить список некоторых строений, которые были свидетелями водоворота 1917 года.

Чтобы найти эти несоветские постройки, нужно уйти с «большевистских бульваров» и свернуть в маленькие улочки, советует она. И там, неподалёку от Красной площади, можно найти квартал Китай-города, который прячет «прекрасные сюрпризы». Среди них автор отмечает церковь Троицы в Никитниках 1630 года, выстроенную в стиле «барокко», как пишет она. В советское время она была закрыта, а другие церкви стали исполнять гражданские функции: складов, театров, музеев, боксёрских клубов.

Далее Дюмёрже отправляется на Поварскую улицу, где под номером 50 стоит особняк, выстроенный в эклектичном стиле, где смешаны ренессанс и готика. До революции в нём располагалась масонская ложа, а позднее — Центральный дом литераторов, в чём журналистка видит иронию истории. Сегодня же там ресторан, в котором Владимир Путин ужинал с Франсуа Фийоном в 2010 году.

А всего в нескольких шагах от Красной площади «среди потока туристов и нуворишей» стоит блестящее здание, «далёкое от советской суровости». Так автор статьи описывает гостиницу «Метрополь», одну из самых известных в России. «Мы в начале XX века, незадолго до революции. Это время купцов с большими капиталами, промышленников, Морозовых, Мамонтовых или мецената Щукина». Чтобы построить это «сокровище ар-нуво, место встречи богемной буржуазии», Савва Мамонтов призывает многочисленных деятелей искусства. И, конечно же, «сильный ветер 1917 года» коснулся и этого отеля, который национализировали и сделали «Вторым Домом Советов».

Ещё одно здание, назначение которого сильно изменилось после революции, — нынешний Музей современной истории. До 1917 года там проходили встречи Английского клуба и бомонд играл в карты. А после прихода советской власти там разместился Музей революции. Но, несмотря на смену функций, само здание сохранилось в первозданном виде со своими статуями львов, мраморными колоннами, росписью на потолках и старинной мебелью. «Режимы сменяются, эпохи идут одна за другой», — пишет автор статьи. Так и нынешний Дом Союзов, в котором проходило прощание с Лениным и Сталиным, раньше был Домом Благородного собрания.

Однако от империалистических зданий журналистка переходит к ранним советским постройкам, которые, строго говоря, революцию не видели, но связаны с ней. Так, сразу после окончания гражданской войны большевикам нужно было укрепить свою власть и распространять новую пропаганду. И поэтому у нынешней станции метро Шаболовская они строят Шуховскую башню, которую некоторые москвичи называют «русской Эйфелевой башней», а автор статьи сравнивает с рулоном сетки. Эта радиобашня была призвана «распространять революционные идеи». В 2014 году её чуть было не снесли, но общественность башню отстояла. И сегодня этот пионер российского авангарда стоит на своём месте — «паутина, сплетённая из пустоты».

Наконец, на Пушкинской площади над спешащей по делам толпой возвышается здание советской газеты «Известия» со своими коммунистическими декоративными элементами и типично конструктивистским обличием. После Шуховской башни начинают появляться другие постройки: народные дома, театры, библиотеки, жилые и административные здания — для нового общества.

Те, кто ратует за сохранение этой архитектуры, объясняют: в ту эпоху отвергался исторический стиль, этот неоклассицизм, который имитирует прошлые эпохи. На передний план выдвигалась простота, конструкции должны были быть функциональными и отражать политические теории. «Для архитекторов это период свободы, который закончился с приходом к власти Сталина. В 30-е годы идёт возвращение к этой неоклассической архитектуре — знаменитый стиль «сталинский ампир», который сегодня доминирует на московских улицах», — пишет Libération.

Фото: Reuters

 

Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Франция Европа
теги
архитектура искусство исследование история Москва
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...