CounterPunch Оригинал

CounterPunch: Демонизация RT высветила патологии политической системы США

RT America как источник объективной информации на порядок лучше, чем ведущие американские СМИ, которые активно «демонизируют» Путина, Россию и российские телеканалы, пишет CounterPunch. В то же время люди, демонизирующие RT America, сами того не подозревая, ярко высветили главные патологии американской политической системы, отмечается в статье.
CounterPunch: Демонизация RT высветила патологии политической системы США

Всякий, кто хоть немного следит за ходом предвыборной гонки, ощущает всю жуть и безумие выбора между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. А не следить за ней не так-то просто, учитывая, насколько предвыборная тематика заполнила так называемые новостные и аналитические передачи и социальные сети (ставшие теперь асоциальными). От лицемерия просто захватывает дух. В дополнение ко всему американская система пропаганды (которой якобы не существует) со всей яростью ополчилась на телеканал RT America, ранее известный как Russia Today.

Любой, кто читает New York Times или Washington Post, слушает National Public Radio или, хуже того, смотрит CNN, а также имеет возможность смотреть RT America (по кабелю, через спутник или в интернете), сразу поймет, о чем я. Как источник информации и анализа RT America на несколько порядков лучше, чем ведущие американские СМИ. Да и предвзятости на RT куда меньше.
 
RT финансируется российским правительством, но это еще не означает, что канал занимается пропагандой — если только не считать пропагандистским любое СМИ, существующее за государственный счет. RT America куда ближе к каналам вроде BBC или СВС, чем то же «Радио Свободная Европа». New York Times и другие (не считая National Public Radio) денег от государства не получают, а живут на доходы от рекламы. Соответственно, они производят горы коммерческой пропаганды. Так же поступает и National Public Radio — разве что, согласно их собственным правилам, рекламодатели формально обозначаются как «гаранты», но суть от этого не меняется.
 
Американская общественность не усматривает в этом ничего дурного — ведь каждого здесь с детства учат обожествлять «невидимую руку рынка» и демонизировать видимую руку государства. Вот почему всем так сложно признать тот факт, что американская «свободная пресса» представляет собой систему пропаганды.
 
Однако «по плодам их узнаете их». Отрицать засилье пропаганды в американских СМИ можно только из предубеждения — по прошествии времени подобные вещи всегда становятся самоочевидны (когда от этого уже нет никакого проку). Взять хотя бы антикоммунистическую пропаганду 50-х: сегодня она смотрится как невероятная дикость, а ведь в те времена это был непременный атрибут всякого респектабельного издания. Точно так же со временем будет выглядеть в ретроспективе и нынешний информационно-аналитический пейзаж, если только мир сумеет избежать экологической катастрофы и не погибнуть в войнах, которые развяжет Хиллари Клинтон.
 
Само собой разумеется, коммерческие СМИ, несмотря на все вышесказанное, играют важную роль. В них по-прежнему встречаются добротные журналистские расследования — главное, чем славится американская школа журналистики. Кроме того, коммерческие СМИ в США умеют критиковать власть — и регулярно делают это. Но при всем этом есть некоторые — крайне важные — темы, которые остаются для них запретными, потому что всегда найдутся какие-нибудь очень влиятельные люди со связями, которым очень не хочется, чтобы об этом писали.
 
Кроме того, стоит кому-нибудь выступить с разоблачениями против сильных мира сего, коммерческие СМИ поначалу стараются не замечать его, как будто ничего не произошло. А если скандал все-таки приобретает такой размах, что игнорировать его уже просто невозможно, то разоблачителя пытаются изобразить неким злодеем. Наиболее яркий пример такого рода — основатель проекта WikiLeaks Джулиан Ассанж. Но он не одинок. Есть еще Эдвард Сноуден, и Челси Мэннинг, и Томас Дрейк, и Джон Кириаку, и еще множество других.
 
Но даже по меркам американских коммерческих СМИ, изображать RT America как орудие пропаганды в лучших традициях советского прошлого, только в новомодной упаковке, — это чересчур. Причем ладно бы еще эти обвинения исходили от какого-нибудь более-менее независимого издания. Так ведь нет — главным запевалой тут выступает Washington Post. В последнее время это стало уже доброй традицией: как только какой-нибудь влиятельной группировке требуется в пропагандистских целях настроить общественное мнение определенным образом, главная роль в информационной кампании отводится Washington Post. По этой части вашингтонская газета уж точно «первая среди равных». Ее журналисты только и умеют, что отрабатывать заказы.
 
Если кому-то вдруг хочется вернуться во времена холодной войны и послушать о том, как «свободный мир» противостоит «коммунистической угрозе», под рукой всегда есть такой автор, как Энн Аппельбаум. Впрочем, не только она одна. Даже среди «либералов» есть целый ряд авторов, на которых всегда можно рассчитывать: тут и Дана Милбэнк, и Дэвид Игнейшис, и Юджин Робинсон, и Юджин Дион. Все эти журналисты всегда готовы своим пером поддержать, как это называлось у большевиков, «генеральную линию партии» — в чем бы она на данный момент ни заключалась.
 
Однако если вы хотите увидеть журналистское лизоблюдство в его высшем проявлении, то вам придется заглянуть в другой раздел газеты. Исидор Стоун однажды сказал, что Washington Post нужно читать от первой страницы до последней, потому что в этой газете на любой странице можно найти материал, достойный первой полосы. Годы идут, владельцы у газеты меняются, а слова Стоуна до сих пор актуальны — хотя и не в том смысле, который он в них вкладывал.
 
Так, например, статья с самыми агрессивными (и самыми глупыми) нападками на RT America была опубликована в Washington Post в субботу, 10 сентября, в разделе (внимание!) «Досуг». Авторы материала — Адам Тэйлор и Пол Фари. Статья написана по следам интервью, которое Дональд Трамп дал Ларри Кингу и которое затем вышло в эфир на RT America. Если кому-то интересно, в чем заключалась «генеральная линия партии» в отношении России и лично Владимира Путина по состоянию на прошлую неделю, можете прочитать эту заметку — в ней все очень четко изложено.
 
За что же Washington Post и вообще весь американский мейнстрим так ополчились на RT America? Отчасти, наверное, это профессиональная зависть. Даже самое лучшее из того, что может предложить мейнстрим, в подметки не годится RT America. Собственно, об этом даже говорить не нужно: если у кого-то есть какие-то сомнения на этот счет, просто сами почитайте и послушайте, что говорят наши уважаемые СМИ, и сравните это с RT America.
 
Коммерческие СМИ привыкли выворачивать все наизнанку. Но, собственно, этому никто уже не удивляется: это продолжается уже десятилетиями и об этом уже столько говорили и писали, что поднимать эту тему снова нет никакого смысла. Просто иногда они делают это настолько неприкрыто, что их истинная суть сразу же выходит наружу. Так было и в этом случае. Само по себе интервью Трампа не представляло никакого интереса; единственный примечательный факт заключался в том, что оно вышло в эфир на российском государственном канале.
 
Большинство американцев и слышать никогда не слышали, что есть такой телеканал — RT America. А откуда им об этом знать? Американская пропаганда его не замечает, большинство кабельных операторов отказываются включать его в свой пакет, политические комментаторы на телевидении не упоминают его в своих передачах. Но теперь, когда им дал интервью сам Трамп, делать вид, что такого канала не существует, стало просто невозможно. Вот и началась эта травля. Сколько она продлится — пока непонятно. RT America будут гнобить, только пока в этом есть необходимость. Как только она отпадет, мейнстрим снова переключится на прежнюю тактику — делать вид, что никакого RT не существует.
 
В любом случае, эта ситуация оказалась очень поучительной. Люди, которые демонизируют RT America, сами того не подозревая, ярко высветили три главных патологии нашей политической системы.
 
Патология №1: потребность в демонизации
 
В этой патологии нет ничего нового — начиная со времен Второй мировой войны американский режим постоянно демонизировал своих врагов, чтобы напугать граждан и заставить их сплотиться вокруг власти. Если готовых врагов не было — их создавали искусственно.
 
[Сразу оговорюсь, что я употребляю слово «режим» не в пропагандистском, а научном, политологическом значении, как синоним понятия «политико-экономический строй». Наши СМИ употребляют это слово совершенно иначе — так они пренебрежительно называют власти тех стран, которые попали в немилость к Вашингтону. По их мнению, сирийское правительство — это «режим», однако они никогда бы не назвали режимом власти тех стран, которые являются союзниками и сателлитами США, не говоря уж о самой Америке. Я же никогда не называю власть в той или иной стране режимом, но считаю, что правительство любой страны, безусловно, является неотъемлемой частью и проводником режима этой страны.]
 
Во времена холодной войны было довольно легко убедить американцев поддерживать режим — достаточно было припугнуть их безбожниками-коммунистами. Однако с годами делать это все труднее и труднее, особенно после того, как Михаил Горбачев продемонстрировал всему миру, что все разговоры Рональда Рейгана по поводу «империи зла» — пустая выдумка. К моменту падения коммунистического строя в России и Восточной Европе в 1989 году коммунистические идеи уже утратили свою силу, и россияне (по крайней мере значительная их часть) обратились к религии. К 1991 году, когда развалился и сам Советский Союз, страшилка про безбожников-коммунистов утратила свою актуальность.
 
Но тут на выручку, сам того не подозревая, пришел Саддам Хусейн, который в разное время был для американской империи то союзником, то врагом. На свою беду Саддам Хусейн вторгся в Кувейт и в результате потерпел позорное поражение от возглавляемой американцами «коалиции единомышленников». Кто знает, может быть, это эмиссары Буша-старшего подкинули Саддаму Хусейну идею захватить Кувейт, а может, он сам додумался до этого без посторонней помощи. Так или иначе, даже после поражения Саддам Хусейн остался у власти — на этом настоял Буш-старший. Видимо, в отличие от своего сынка и его серого кардинала Дика Чейни, Буш-старший понимал, что устранение Саддама Хусейна приведет к хаосу, а затем и к катастрофе.
 
Саддам был большой удачей для Вашингтона — агрессор, да еще и жестокий диктатор, которым можно пугать простых американцев! На протяжении целых десяти лет роль мирового злодея вместо сошедших со сцены коммунистов исполнял Саддам Хусейн. Все это время администрация Билла Клинтона мучила иракский народ санкциями, из-за которых более полумиллиона человек умерли раньше срока.
 
Конечно, у Саддама были конкуренты — не менее отвратительные личности. Например, Усама бен Ладен. Однако американская пропаганда так усердно пугала обывателей Саддамом Хусейном, что поначалу бен Ладен казался на его фоне не таким уж опасным. Такой расклад вполне устраивал семейство Буш: им все-таки хотелось поквитаться с иракским диктатором. Но потом грянули события 11 сентября 2001 года, и место главного злодея все-таки занял бен Ладен. Тогда Буш-младший по наущению Дика Чейни решил прикончить Саддама. На первый взгляд, все сложилось удачно: и начатое папашей дело удалось довести до конца, и на роль главного злодея тут же нашелся новый кандидат.
 
И все же представители «партии войны», пожалуй, погорячились. Все-таки Саддам был надежным, проверенным злодеем, который не раз уже доказывал свою полезность. Разве можно такого убивать? Мне кажется, вообще, убивать полезных противников — это типичная ошибка второсортных и третьесортных политиков. Помните, как Хиллари Клинтон радовалась, когда убили Каддафи?
 
Правда, тут есть одно отличие: если заявление Буша о том, что «задача выполнена», было просто невероятной глупостью (даже для такого недалекого человека, как Буш), то реакция Клинтон («пришли, увидели — и он покойник») убедительно продемонстрировала, что под маской человека, который якобы из гуманитарных соображений то и дело требует отправить войска в ту или иную страну, зачастую скрывается самый настоящий моральный урод.
 
Но годы шли, и вскоре даже самым запуганным американцам стало понятно, что Усама бен Ладен, который прячется где-то на задворках мира и боится высунуть нос наружу, не представляет ровным счетом никакой опасности. Так что пользы от него уже никакой не было. Поэтому в преддверии президентских выборов 2012 года Барак Обама отправил своих головорезов ликвидировать бен Ладена как отработанный материал. А потом его политтехнологи изобразили доверчивой публике это мероприятие как героический рейд, блестяще спланированную и осуществленную операцию, хотя сегодня мы, разумеется, знаем, что на самом деле все было совсем не так.
 
Бедный Обама. Бедная госпожа госсекретарь. Пропаганда не терпит вакуума — а именно вакуум образовался после устранения бен Ладена. На этот раз у них не было в запасе Саддама Хуссейна, да и вообще в последнее время со злодеями стало как-то туго. Вернее, злодеи-то, конечно, есть, да вот только трогать их нельзя.
 
Если бы мы жили в каком-то другом, более справедливом мире, то на роль злодея идеально подошел бы, например, Биньямин Нетаньяху. А в правительстве у него и подавно сидят люди, которых смело можно отправлять под трибунал за этнические чистки. Беда в том, что в реальном мире израильский премьер крутит американским конгрессом как хочет. Нетаньяху может критиковать американского президента как угодно, а Обаме, у которого на руках все козыри, не хватает мужества, чтобы поставить его на место.
 
Так что при желании злодеев всегда можно найти, и Нетаньяху со своими дружками отлично подошел бы на эту роль, но при нынешнем политическом строе в США этого никогда не произойдет. Наоборот, демократы и республиканцы как будто устроили соревнование между собой — кто предложит Израилю больше военной помощи. На сегодняшний день это государство, где открыто проводится политика дискриминации по национальному признаку, получает от Соединенных Штатов 3,1 миллиарда долларов в год. Обама предложил в течение последующих десяти лет постепенно увеличивать эту помощь, начиная с 3,3 миллиарда в 2018 году. Республиканец Линдси Грэм, который возглавляет в сенате подкомитет по ассигнованиям на внешнеполитическую деятельность, заявил, что этого мало, и высказался за увеличение объемов помощи. В итоге Израиль получит в течение следующих десяти лет 38 миллиардов долларов. В таких объемах военная помощь не предоставлялась еще никогда и никому в истории США и всего мира. Просто потрясающе!
 
У Нетаньяху есть целый ряд преимуществ: во-первых, он говорит с американским акцентом. Во-вторых, он учился в американской школе и потом в американском университете. В-третьих, на должность своих представителей в США он назначает американцев. Так что нет ничего удивительного в том, что он легко находит общий язык с людьми типа Линдси Грэма. Другим кандидатам на роль злодеев повезло меньше. Особенно не повезло арабам — но их спасают нефтедоллары. В Саудовской Аравии и других странах Персидского залива у власти находятся реакционные диктаторские режимы, которые ничем не лучше Нетаньяху. Эти люди настолько часто нарушают все нормы политической морали, что, казалось бы, вот уж кого можно хоть сейчас брать на роль всемирного злодея. Но их финансовое благополучие настолько тесно переплетено с финансовым благополучием очень влиятельных людей в США, что американская пропаганда не может себе позволить сказать худого слова в их адрес (хотя у арабов и нет в США такого мощного лобби, как у израильтян).
 
Другое дело — Владимир Путин! Бараку Обаме, конечно, виднее; Путин вытаскивал его из нескольких передряг, в которые он попадал из-за советников лагеря Клинтонов. Дональду Трампу тоже виднее; когда он восхваляет силу Путина и сопоставляет ее со слабостью Обамы, у него есть какие-то свои цели. Но вопрос, скорее всего, не в этом. Путин в большей степени автократ и менее «политкорректен», чем Обама, а Трамп — не единственный «жалкий» американец, которому нравятся такие вещи. Но в отличие от многих дипломатов, поставленных Обамой и его бывшим госсекретарем, у него есть некоторое представление о том, как работает дипломатия, и имеется некоторое стратегическое чутье. У него также больше уважения к международному праву, чем проявлял в течение длительного времени любой американский президент, в том числе и Обама.
 
Международное право запрещает захватнические войны; как часто говорят, это его самый фундаментальный принцип. Таким образом, в изложении средств массовой информации западных стран самым вопиющим примером злодейства Путина является агрессивная война, якобы развязанная против Украины. В реальности все, конечно, не так; Соединенные Штаты и другие западные страны изо всех сил старались привести Украину в американскую сферу влияния; и реакция России была в значительной степени, хотя и не полностью, оборонительной. Но «демонизаторы» не собираются обращать внимание на мешающие им досадные факты. И корпоративные СМИ не пишут, что лауреат Нобелевской премии мира Обама инициировал по крайней мере четыре такие войны — против Сирии, Ливии, Йемена и Сомали — и продолжил другие войны в Ираке и Афганистане.
 
Все равно: плохой парень — это Путин, в то время как Обама, будучи американцем, как бы по определению на стороне ангелов. Нет никаких сомнений, что у Путина есть одиозная сторона: он капиталист-отступник; и в то время как он, вероятно, никогда не приказывал кого-то отравить или облучить радиацией, как утверждают западные пропагандисты, он не так взыскателен в уважении верховенства закона в своих отношениях с внутренними врагами, как в международных делах. Тем не менее по сравнению с Нетаньяху или с саудовским королем Салманом он ангел. И он, конечно же, не хуже, чем многие из самых близких союзников американской империи по всему миру.
 
В любом случае, качества Путина, за которые его можно демонизировать, имеют мало общего с причинами его демонизации. Кто-то ведь должен быть демоном, а вокруг не так много подходящих кандидатов. Вместе с тем, чтобы объяснить тот факт, что в последнее время дежурным демоном стал Путин, необходимо выйти за рамки этой злободневной проблемы.
 
Патология №2: Второе пришествие неоконсерваторов
 
Генри Джексон по прозвищу Скуп («черпак»), сенатор-демократ от штата Вашингтон — или, как раньше говорили, от корпорации Boeing — был духовным отцом движения неоконсерваторов. До своей смерти в 1983 году он был агрессивным лоббистом вооруженных сил и ВПК, зависящего от них, и был ярым поборником холодной войны. В вашингтонских структурах он также был одним из самых ярых сионистов. У него не было необходимости передавать эти ценности своим духовным наследникам; они уже имели их в избытке.
 
На протяжении 80-х и 90-х годов эти наследники, уже больше не демократы и никогда полностью не впадавшие в немилость, выжидали удобного момента и развивали связи с ведущими республиканцами — такими как Дональд Рамсфельд и Дик Чейни. Отчасти благодаря этим полезным контактам их момент настал с объявлением глобальной «войны с терроризмом». На протяжении большей части эпохи Буша они в значительной степени получали, что хотели. После вступления в должность Обаме следовало бы избавить правительство от их влияния. Он пытался, но только вполсилы. Некоторые из наиболее видных неоконсерваторов ушли в аналитические центры правого толка, откуда они и пришли, но их последователи остались.
 
Одной из целей неоконсерваторов было доведение России до состояния третьеразрядной державы. Им это почти удалось в дни правления Ельцина, но не из-за того, что сделали они сами или что сделало с их подачи американское правительство, а из-за того, что резкий переход России к капитализму был слишком непродуманным, исторически ретроградным, внезапным и неуклюжим. Теперь все это уже древняя история. Как и должно было произойти, российская держава, в конце концов, возродилась — в степени, достаточной, чтобы еще раз стать достойным геополитическим соперником Соединенных Штатов и препятствием на пути американской империи.
 
Для сохранения доминирования Америки неоконсерваторы отстаивали идею продвижения НАТО вплоть до границ России — в первую очередь за счет включения в свои ряды бывших восточноевропейских «сателлитов» Советского Союза, а затем настойчиво пытаясь сделать то же самое с бывшими советскими республиками. Все это было прямым нарушением обещания, данного Рейганом Горбачеву, ну и что! В любви (к неоконсерваторам не относится) и в войне все средства хороши.
 
Попытки Запада привести Украину в сферу действия НАТО служат ярким примером стратегии неоконсерваторов. Преобладающая точка зрения Запада гласит, что за всеми проблемами на Украине стоит Россия — во главе со злодеем Путиным. Со временем, конечно же, станет ясно, что по сравнению с махинациями Государственного департамента роль Кремля была едва заметна; что, опять же, американская пропагандистская машина перевернула реальность с ног на голову. К тому времени, однако, как это обычно бывает, может быть слишком поздно...
 
Патология №3: Хиллари
 
Что-то явно совсем не в порядке с политической системой, в которой Дональд Трамп оказался вторым вероятным претендентом на пост президента Соединенных Штатов Америки. Его шансы практически равны нулю, но у других-то шансы еще меньше. Шансы Хиллари, с другой стороны, превосходны — единственное, что ей нужно делать, это оставаться на ногах, хотя, может, даже и это не обязательно. И это, кстати, тоже явно ненормально.
 
Хиллари, начавшая свою политическую карьеру как последовательница Барри Голдуотера, похоже, с самого начала имела склонность к неоконсерватизму — и уж точно задолго до того, как собственно неоконсервативная идеология сформировалась со своим самоназванием. Как рассказывает о себе сама Хиллари, в колледже она придерживалась «прогрессивного прагматизма» — никогда не доходила до крайностей, но балансировала неподалеку. Во времена, когда она училась в Уэллсли, а затем на юридическом факультете Йельского университета, левый радикализм был в моде. А вот антикоммунистические настроения и холодная война — нет.
 
Но это изменилось во времена Рейгана, и изменилась и Хиллари. И это не было вопросом «выживания в системе», как будущая первая леди незабвенно сформулировала это однажды. Как первая леди консервативного южного штата она просто ну никак не могла позволить себе прийтись очень много кому против шерсти. Также Хиллари не собиралась возвращаться и к своим ранним проголдуотеровским денькам. Но в дивном новом мире рейгановской Америки она могла позволить себе посвободнее проявлять взгляды, которых придерживалась в старших классах школы.
 
К власти неоконсерваторы пришли благодаря глобальной «войне с терроризмом», но их убеждения в отношении мирового порядка набирали популярность начиная с 70-х — которая росла даже когда Обама сменил у руля Чейни и Буша. Теперь же, когда Хиллари сменит Обаму, у Чейни наконец объявится наследница. Поэтому берегитесь! Президент-неоконсерватор, окруженный советниками-неоконсерваторами, — это катастрофа, которая просто напрашивается, чтобы случиться.
 
Россия, в конце концов, — ядерная держава. У Трампа контроль над импульсами и побуждениями находится на том же уровне, что у подростка, и никто в здравом уме не пожелает, чтобы он получил доступ к ядерной кнопке. Но Хиллари равноценно опасна — не из-за своего темперамента, а из-за своих политических взглядов. Опасность не в том, что она может вернуть к жизни холодную войну — она уже вернулась, — а в том, что, провоцируя Россию, эту холодную войну можно превратить в реальную.
 
Рейган-политик был легковесом, помахивавшим ручонками, но по крайней мере, он достаточно понимал, чтобы держаться подальше от политики, которая гарантированно спровоцирует русского медведя. Даже Скуп Джексон это понимал. Духовные наследники Джексона, однако, более безрассудны. К счастью, когда Чейни и, как следствие, Буш-младший были у них в кармане, США еще были под слишком большим впечатлением от происходящего в Афганистане и Ираке, чтобы шагнуть прямо в пропасть.
 
Теперь же американцы более привычны к постоянному состоянию войны. Ах, если бы на посту президента мог остаться президент — любитель беспилотных воздушных ударов! Хиллари ближе по духу к Чейни, чем тот, кто был настолько глуп, чтобы сделать ее своим госсекретарем. Миру будет не хватать его нерешительности.
 
Может, Хиллари любит играть с огнем? Или просто не соображает, что это опасно? В любом случае, демонизация лидера России у нее получается каким-то естественным образом, точно так же, как у Трампа — совершенно непринужденное восхищение его «силой». Если теоретически кандидат от демократов и мог бы проиграть Трампу, то таким кандидатом может стать только Хиллари — настолько она не в адеквате. Ее команда, а заодно и многочисленные более безобидные сторонники Хиллари, должны это понимать на каком-то (возможно, не вполне осознаваемом) уровне. Иначе как еще объяснить их попытку связать Дональда со «злодеем дня»? Хиллари может далеко уехать на противостоянии Трампу. И пока публика будет ассоциировать Трампа с человеком, которого система пропаганды превратила во «зло во плоти», у нее будет дополнительная поддержка.
 
Так что теперь, впервые за несколько десятилетий, система пропаганды давит на газ по красным. Какая жалость, что их противники на самом деле никакие не красные — даже и близко. Но зачем же вдаваться в такие тонкости, когда тут выборы на носу?
 
Если можно увязать современную Россию с Владимиром Путиным воедино с Советским Союзом дремучего года, тогда к черту переживания насчет абсурдности этой затеи — и полный вперед! А если, облив грязью славное предприятие RT America, можно как-то этой грязью вымазать и Трампа, так почему же этого не сделать?
 
Это тошнотворный спектакль. Но точно так же, как лишь больше свободы слова может помочь исцелить от свободы слова, от которой все пошло наперекосяк, так и хорошая качественная журналистика — единственное средство, которое в состоянии противостоять системе пропаганды, которая под руководством Хиллари может из просто ужасной и политически недееспособной стать реально угрожающе опасной.
 
Каждый, кто смотрит телеканал RT America регулярно, знает, что он выпускает очень качественный продукт, на уровне лучших образцов американского телевидения. Он может стать частью решения проблемы. Все еще не верите? Тогда — если только можете взять пульт в руки — включите, посмотрите, послушайте и убедитесь сами.
 
Автор статьи: Эндрю Левин
 
Дата публикации 16 сентября 2016 года.
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
CNN Russia Today Владимир Путин Дональд Трамп информационная война президентские выборы пропаганда Россия русофобия свобода слова Сирия СМИ США Хиллари Клинтон холодная война

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG