Financial Times: Международный закон Москве не писан

Запад активно использует правовые механизмы, чтобы «наказать» Россию за ее политику, и пытается применять «силовые меры воздействия под прикрытием международного права», пишет The Financial Times. Однако Москва отвечает на это «решительным восстановлением и укреплением своего юридического суверенитета», декларируя право выбирать, какие судебные решения она будет признавать на своей территории.
Financial Times: Международный закон Москве не писан

Нынешнее противостояние между Россией и Западом отличается от холодной войны тем, что сейчас стороны в некоторых случаях даже применяют оружие — но наращивание военной мощи в Европе является лишь одной из составляющих более масштабной борьбы, которая ведется преимущественно невоенными средствами, пишет Дэвид Кларк в статье для The Financial Times. Чтобы найти «новые способы давления» друг на друга, участники этого противостояния применяют различные инструменты влияния — технологические, экономические и административные. При этом они активно пытаются эксплуатировать последствия глобализации и превратить открытость современного общества в «источники уязвимости, которые можно использовать для достижения стратегического преимущества», отмечает автор. И в этой борьбе Россия, по его мнению, пытается «поставить себя выше закона».

Масштабная компьютеризация и повсеместное распространение цифровых технологий открыло новые возможности в сфере кибервойн, которые Москва использует, чтобы «наказывать и дестабилизировать страны, противодействующие ее политике на постсоветском пространстве», уверяет The Financial Times. В качестве примера британское издание упоминает «кибератаки с использованием вредоносных программ», которые вызвали перебои в работе украинской энергосистемы в декабре прошлого года. Кроме того, благодаря массовому распространению новостей в интернете и растущей популярности социальных сетей Россия получила «новые возможности для дезинформации и манипулирования общественным мнением на Западе», подчеркивается в статье.
 
В свою очередь, правительство США выбрало альтернативный курс и пытается воздействовать на «финансово уязвимые места», чтобы ограничить России доступ к международным рынкам капитала. «Такие изощренные пути достижения целей возможны лишь потому, что сегодняшние антагонисты в значительной степени взаимозависимы — что было немыслимым во времена холодной войны», — поясняет автор. Кроме того, Запад стремится активно использовать правовые механизмы «для борьбы или наказания государств за их действия», применяя «силовые меры воздействия под прикрытием международного права» — и в последние годы «излюбленной мишенью» для подобных действий стала Россия, констатирует The Financial Times.
 
Вначале Москву наказывали за «злоупотребление своим положением доминирующего поставщика энергоносителей», а потом — за «агрессию в отношении Украины», поясняет автор, и применение подобных «воспитательных» мер стало возможным из-за ее относительной открытости по сравнению с советской эпохой. Множество двусторонних инвестиционных договоров и других международных соглашений, которые Россия подписала в 1990-х годах «в рамках экономических и политических реформ», содержат многочисленные положения, предоставляющие международным судам и арбитражным учреждениям полномочия в урегулировании споров, и многие из этих инструментов сейчас используются Западом, чтобы «привлечь ее к ответственности», пишет The Financial Times.
 
И хотя властям Нидерландов, Австралии и Малайзии не удалось добиться от ООН проведения международного трибунала для привлечения к ответственности виновных в крушении рейса MH17 из-за вето, наложенного Россией, однако семьи погибших пассажиров продолжают искать другие юридические механизмы. В частности, они обратились в Европейский суд по правам человека с иском против России, требуя выплаты компенсаций на сумму 330 миллионов долларов, говорится в статье. Кроме того, Украина от лица государства, а также несколько частных компаний уже подали или готовят многочисленные судебные иски против России «в связи с захватом имущества в Крыму», намереваясь обратиться в Европейский суд по правам человека, а также в Международный суд и арбитражные суды в Стокгольме и Гааге.
 
Украинская компания «Нафтогаз» также пытается оспорить в суде Стокгольма условия контракта на поставку газа, который она заключала в 2009 году с российским «Газпромом». И по мнению автора, это дело имеет «наибольшие шансы на успех», поскольку к претензиям «Нафтогаза», уверяющего, что Россия «систематически запрашивала с Украины слишком высокую цену» за газ, присоединили и заключение Европейской Комиссии, основанное на жалобе правительства Литвы. Комиссия пришла к выводу, что «Газпром» намеренно «злоупотреблял своим доминирующим положением с тем, чтобы манипулировать европейским газовым рынком», отмечает The Financial Times.
 
Со своей стороны, Россия энергично оспаривает все заведенные против нее дела — и иногда добивается в этом успеха, признает автор. Например, не так давно окружной суд в Нидерландах отменил вынесенное в 2014 году решение арбитражного суда в Гааге о выплате бывшим акционерам нефтяной компании «ЮКОС» компенсации в размере 50 миллиардов долларов. «К удивлению обозревателей судебной практики», суд согласился с доводами России о том, что она не связана соглашением об арбитраже в рамках Договора Энергетической Хартии, на котором основано это дело, говорится в статье. Однако эта победа «может оказаться не столь значительной, как Россия надеется», поскольку данное решение суда не имеет юридической силы за пределами Нидерландов — и вполне высока вероятность того, что оно будет позднее отменено в кассационном порядке, прогнозирует The Financial Times.
 
В ответ на «волну судебных разбирательств» в международных инстанциях Россия демонстрирует «решительное восстановление и укрепление своего юридического суверенитета», отмечает автор. В частности, российское правительство уже отказалось признавать временное применение Договора Энергетической Хартии, а в декабре прошлого года президент Путин «пошел еще дальше» и подписал закон, разрешающий Конституционному суду признавать «неисполнимыми» решения международных судов, если они противоречат Конституции РФ. И применение этого закона на практике не заставило себя долго ждать: Россия уже пропустила установленный Советом Европы срок выплаты отдельного компенсационного пакета на сумму 1,9 миллиарда евро, присужденного в 2014 году бывшим акционерам компании «ЮКОС» решением Европейского суда по правам человека. Москва заявила, что необходимо подождать с выплатами до решения Конституционного суда по этому делу, и теперь «мало кто сомневается», что в конечном итоге она окончательно откажется это делать, пишет The Financial Times.
 
Кроме того, Россия «угрожает любой стране», пытающейся исполнять вынесенные против Москвы судебные решения, уверяет автор. Эти «угрозы» заключаются в том, что Министерство иностранных дел России рассылает своим коллегам в странах Запада письма с обещаниями предпринять «адекватные и соразмерные ответные шаги» против их интересов и интересов их граждан и компаний, если при попытке исполнения решения арбитражного суда Гааги под угрозой окажутся российские активы. В результате Бельгия «уже уступила давлению» со стороны Москвы и изменила свое внутреннее законодательство, чтобы «усложнить исполнение арбитражных решений», принятых в отношении России, а теперь и французский парламент последовал примеру Брюсселя, подчеркивается в статье. «По сути, Россия сейчас заявляет о своих широких правах на иммунитет от международного права и о праве выбирать, какие судебные решения признавать. Это, по крайней мере, согласуется с национальной идеей Путина. Давно уже существует несоответствие между заявленной им суверенной демократией — и реальной интеграцией России в мировую экономику. Правовой изоляционизм, в конечном счете, привел бы реальность в соответствие с риторикой», — полагает The Financial Times.
 
Однако до сих пор непонятно, готов ли Путин «за это расплачиваться», отмечает автор. Ведь именно соблюдение механизмов международного урегулирования споров привлекает иностранных бизнесменов, придавая им «инвестиционную уверенность», и способствует распространению новейших технологий, в чем так нуждается сейчас Россия для модернизации своей экономики и предотвращения растущей угрозы стагнации. Если же Москва продолжит отменять действие международных механизмов правовой защиты на своей территории, это вызовет тревогу у западных инвесторов и лишь укрепит репутацию России как «страны, в которой практикуется политически окрашенное рейдерство», подчеркивается в статье. «И в конечном итоге это может оказаться более пагубным для длительного политического выживания Путина, чем временные неудобства, связанные с единичными проигрышами в суде», — заключает The Financial Times.
 
Фото: Reuters 
источник
Великобритания Европа
теги
Владимир Путин Европейский суд по правам человека Евросоюз ЕСПЧ закон Запад Конституция Крым Россия санкции Совет Европы США Украина ЮКОС

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG