TV5 Monde

TV5: Самое страшное для ликвидаторов ЧАЭС не болезни, а проводы товарищей

Из шестисот тысяч человек, участвовавших в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, лишь двести тысяч дожили до сегодняшнего дня, рассказал корреспондент канала France 3 Доминик Дерда, репортаж которого ретранслирует TV5 Monde. По словам журналиста, тяжелее всего выжившим ликвидаторам приходится даже не из-за собственных проблем со здоровьем, а от того, что они видят, как один за одним уходят из жизни их товарищи.
Их прозвали «ликвидаторами». Тридцать лет назад в Чернобыле, после взрыва на местной АЭС, около 600 000 человек были направлены туда для того, чтобы полностью очистить [зону катастрофы]. Лишь 200 000 из них дожили до сегодняшнего дня. Они и рассказали о том, как это было. Репортаж Доминика Дерда.
 
Ветеранов Чернобыля становится с каждым годом все меньше. Выжившие, собравшись сегодня в Ростове — у подножия памятника, посвященного тем, кто отдал жизнь, пытаясь сдержать распространение радиоактивного заражения, — хорошо помнят, какой страх охватил их, когда они прибыли к АЭС.
 
ВЯЧЕСЛАВ ПИТУС, бывший ликвидатор: Наш командир кричал нам, чтобы мы выбирались из машины и строились, а мы вот так раскрыли глаза — и никто не хотел покидать грузовик. То был инстинкт самосохранения, страх.
 
После катастрофы в Чернобыль отправили десятки тысяч солдат и рабочих. Их называли «ликвидаторами». Средства защиты, которые им выдали, были самыми минимальными. Получив сильнейшие дозы радиации, очень скоро стали умирать первые из них.
 
Сергей Таранцев работал тогда строителем. На тот момент, когда его привлекли [к ликвидации последствий аварии], ему было 34 года. Он оставался в зоне катастрофы три месяца.
 
СЕРГЕЙ ТАРАНЦЕВ, бывший ликвидатор: Вопросов там не задавали. Нужно было выполнить свой долг, и мы его выполняли.
 
ЖУРНАЛИСТ: Вы знали тогда об угрозах, которые несет радиация?
 
СЕРГЕЙ ТАРАНЦЕВ: Тогда мы, может быть, еще не понимали — еще мало было известно о том, что это такое.
 
Прошло тридцать лет, и здоровье Сергея становится всё слабее. В местном медицинском центре к нему обращаются по имени: гость он здесь частый.
 
СЕРГЕЙ ТАРАНЦЕВ: Сильная боль в руках, в коленях и ниже. Есть давление.
 
ВРАЧ: Вот. Теперь тебе только надо зайти на первый этаж. Тебе поставят печать, а потом сможешь забрать лекарства.
 
Как и остальные ликвидаторы, Сергей получает небольшую пенсию по инвалидности; вместе с его обычной пенсией выходит чуть больше 500 евро в месяц. Для России это — неплохая сумма.
Ему трудно не потому, что не хватает денег, а потому, что он с тоской смотрит, как один за другим умирают его товарищи. Славе, мужу Ольги, [на момент смерти] едва исполнилось 47 лет.  
 
ОЛЬГА ПАВЛОВА, вдова ликвидатора: Слава говорил мне: «Знаешь, почему чернобыльцы столько пьют? Потому что когда лежишь, чувствуешь, как через тебя идет излучение, в самой глубине твоего тела. И это иногда так невыносимо больно, что просто уже ничего не хочется».
 
В России принято, выпивая за умершего, делать это молча. Затем на могилу человека ставят стакан и положенную ему еду — так, будто он до сих пор здесь, рядом.
 
Дата выхода в эфир 24 апреля 2016 года.
источник
Франция Европа
теги
катастрофа Россия Советский Союз трагедия Чернобыль

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG