Christian Science Monitor увидел в России будущую сельскохозяйственную державу

Вопреки кризису в экономике в целом сельское хозяйство в России находится на подъеме, сообщает Christian Science Monitor. Этому во многом способствовали меры по стимуляции отрасли, рост патриотизма и санкции. Поэтому опрошенные изданием производители уверены, что смогут дать серьезный бой западным конкурентам, даже если их вновь допустят на рынок.
Christian Science Monitor увидел в России будущую сельскохозяйственную державу

Россия находится во власти рецессии, причем в нынешнем году дела пойдут еще хуже. Но сельскохозяйственная отрасль в стране на подъеме, сообщает Christian Science Monitor. Власти настаивают, что дело не только в санкциях и падении рубля, но и в результатах долгосрочных усилий.

Более десятилетия в России не понимали, как «деколлективизировать» гигантские советские сельскохозяйственные предприятия, в результате чего сектор оказался развален, а страна – зависима от импорта продовольствия. Частные фермы в западном стиле стали возможны благодаря новому земельному кодексу, принятому в 2001 году, но развитие предприятий шло медленно.
 
В 2012 году правительство ввело ряд мер по стимуляции частного фермерства, в том числе – дешевые кредиты, контроль цен на удобрения и поддержка отечественных производителей сельскохозяйственной техникой. Результат теперь очевиден: Россия, до недавнего времени импортировавшая курятину и свинину из Северной Америки, теперь обеспечена мясом птицы, а свинину – впервые в новейшей истории – отправляет на экспорт. Общий сельскохозяйственный экспорт составил в прошлом году 20 миллиардов долларов – больше, чем от продажи оружия, уточняет американское издание.
 
Нынешний кризис – не без влияния патриотического всплеска – привел и к возрождению «традиционной русской пищи», поэтому производители свеклы, капусты, гречки, творога и кефира, по сообщениям, находятся на подъеме. А когда корреспондент Christian Science Monitor – и прочие западные журналисты – приезжают на одну молочную ферму, находящуюся более чем в двухстах километрах от Москвы, ее владелец Александр Саяпин встречает их словами: «Спасибо за санкции!» Правда, запрет на продукты из ЕС ввел как раз Кремль в ответ на западные санкции, «ну да ладно», комментирует автор.
 
Саяпин имеет в виду то, что когда с российского рынка исчезла дешевая молочка из ЕС, то это создало новые возможности. С финансовой поддержкой крупной торговой сети «Азбука вкуса» фермер построил в «этом глубоко сельском регионе» завод, который перерабатывает местное молоко в различные молочные продукты, и продает их либо под брендом, принадлежащим этой сети, либо под собственным именем. «Мы утроили наше производство в последний год, и мы нашли себе место на рынке. Даже если они снимут санкции завтра, мы уже тут. Мы многому научились, снизили затраты и готовы конкурировать», – утверждает Саяпин.
 
«Фермеры сегодня в очень выгодном положении. Они могут получать гранты и льготные кредиты от федерального и местного правительств, и нынешняя экономическая ситуация работает на них», – заявляет представитель областного министерства по сельскому хозяйству Калужской области Александр Цыганков. По его словам, люди возвращаются из городов, потому что в сельскохозяйственной сфере наконец-то появилась хорошо оплачиваемая работа. В Калужской области отрасль за последние два года выросла на 17%, сообщает он.
 
Над предположением, что санкции могут быть сняты, после чего европейская продукция снова наводнит рынок, Цыганков усмехается: «Ну и что? Когда вернутся все эти продукты, начнутся ценовые войны. И наши фермеры, которые просчитывают стоимость в рублях, выиграют большую часть войн против товаров, которые оцениваются в евро. Конечно, всегда будет нишевой рынок для французских сыров, итальянских колбас и тому подобного. Но мы скоро сможем производить большую часть продовольствия, для того чтобы накормить собственное население».
 
Трудный путь ухода от сельского хозяйства в советском стиле отчетливо виден в старообрядческой деревне Плотская, пишет Christian Science Monitor. Бывшие члены колхоза – Сергей Фетисов с семьей – постепенно собрали большую часть земель своего бывшего предприятия, покупая ее у бывших коллег или убеждая других собраться и соединить силы. Теперь у них несколько сот голов скота и собственные корма, а в прошлом году они собрали 3 000 тонн картошки.
 
«Я и не думал, что этот переход от социализма к капитализму будет таким долгим и таким трудным», – признается Фетисов. Он говорит, что будущее его беспокоит, но они полагаются на собственные силы. Что бы ни случилось, они в состоянии содержать себя: «Мы построили эту деревню, и мы остаемся. Для нас сельское хозяйство – это образ жизни, а не бизнес».
 
Бизнесом сельское хозяйство стало для бывшего военного офицера Андрея Давыдова, отмечает издание. Он основал свое хозяйство 25 лет назад на неиспользуемой земле и потому не сталкивался с юридическими проблемами ухода от колхозной формы. Помогло ему и то, что в 1990-е годы он «гостил» у своих друзей – американских скотоводов. Сегодня у него около 150 коров герефордской породы. Он забивает их лично и обеспечивает себя за счет поставок в сеть магазинов и несколько ресторанов в Калуге.
 
«Большая часть говядины, которую выдавали в бывшем Советском Союзе, шла от отправленных на убой старых молочных коров, поэтому выращивание коров на мясо – это в России довольно новая отрасль», – комментирует Christian Science Monitor. И она быстро расширяется. Правда, в отличие от птицеводства и свиноводства, производство говядины требует много времени, поэтому России еще далеко до самообеспечения в этой области. «Этой стране нужны 800 тысяч частных хозяйств, выращивающих коров, как в США, и тогда мы, может быть, станем сельскохозяйственной супердержавой», – считает Давыдов.
 
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
еда россияне санкции сельское хозяйство

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG