Stratfor Оригинал

Stratfor: Путинская Россия стабильнее, чем предполагает Запад

Прогнозы западных аналитиков о том, что Россию вслед за экономическим кризисом ждут политические волнения и даже возможная смена власти, построены на ошибочных предпосылках, пишет Stratfor. И хотя Западу Россия «может казаться демократической страной» с избранным парламентом и оппозицией — это «всего лишь видимость», которую Путин успешно использует как прикрытие, жестко удерживая власть при помощи спецслужб, подчеркивает автор.
Stratfor: Путинская Россия стабильнее, чем предполагает Запад

В западных СМИ, среди политиков и в научных кругах сейчас ведется довольно серьезная дискуссия вокруг перспективы политического кризиса, который может угрожать России вслед за экономическим. При этом чаще всего общая концепция этих прогнозов такова, что резкое падение цен на нефть в совокупности с западными экономическими санкциями спровоцируют в России экономические и социальные волнения, которые будут всерьез угрожать власти президента Владимира Путина. Однако на самом деле «Россия Путина» гораздо более стабильна, чем это кажется со стороны, и серьезные волнения здесь маловероятны, пишет Стивен Холл в статье для Stratfor. Чтобы можно было дать точную оценку перспективам «дестабилизации», надо отказаться от западных предубеждений и в первую очередь посмотреть на мир и саму Россию с позиций россиян, рекомендуется в статье.

Конечно, для некоторых «довольно соблазнительно и даже приятно» предсказывать, что вскоре наступит «начало конца Путина», отмечает автор. В качестве аргументов в защиту такой концепции обычно приводятся недавние протесты российских дальнобойщиков, выступавших против увеличения дорожных сборов, резкую антипутинскую риторику со стороны российских оппозиционных блогеров и даже незакрытое расследование по делу об убийстве оппозиционера Бориса Немцова. Некоторые аналитики уверяют, что все это доказывает «рост нестабильности в России» и говорит о постепенном ухудшении ситуации, которое неминуемо приведет к политическим переменам. Однако все подобные теории имеют один общий недостаток, подчеркивает Stratfor: их сторонники анализируют Путина, Кремль и события на российской политической арене «с чрезмерно западных позиций», забывая, что чисто западные предпосылки и гипотезы в отношении России неприменимы.
 
В действительности власть Путина в России и его авторитет у россиян остаются неизменно сильными, несмотря на обстоятельства, которые могли бы положить конец политической карьере большинства западных лидеров, и серьезная дестабилизация ситуации здесь маловероятна, уверен автор. Он считает также, что для более точных прогнозов надо отказаться от «чисто западного взгляда» и «ошибочных предпосылок», первая из которых заключается в том, что российского президента якобы действительно волнует, что делает и думает российский народ. В отличие от западных демократий, власть Путина «не исходит от народа, которым он управляет», а в своем руководстве страной он уверенно опирается на методы принуждения КГБ, пишет Stratfor: «Нынешние и бывшие представители того, что в России называется спецслужбами, считают себя чекистами, то есть прямыми наследниками ЧК — секретной полиции, созданной Лениным. Такое мировосприятие подразумевает использование жестких мер принуждения в отношении собственного населения в случае возникновения необходимости. И Путин, и российский народ понимают это, и это освобождает Путина от необходимости демонстрировать обеспокоенность народными волнениями, начавшимися в связи с ростом цен на продовольствие и другие товары».
 
Из первого типичного «заблуждения» западных аналитиков, полагает автор, вытекает и вторая их ошибка: что Путина волнует то, как россияне выражают свое недовольство в форме демонстраций и протестов, и что эти проявления недовольства влияют на его решения. Западные комментаторы и репортеры называют любые протесты «предвестниками перемен» или «барометрами недовольства», однако не стоит забывать, что в России за протестами «крайне тщательно следят» службы безопасности, которые «проделывают огромную работу с целью контроля, проникновения и сбора информации об их организаторах для последующего использования», уверяет Stratfor. По мнению автора, на самом деле Путин прекрасно понимает, что любые протесты в России вряд ли достигнут таких масштабов, чтобы они могли выйти из-под контроля силовиков, и намеренно позволяет гражданам протестовать, чтобы «создавать в России видимость демократии». Благодаря этому Россия со стороны кажется страной, где оппозиционным силам разрешается свободно заявлять о себе, и это играет Кремлю на руку при общении с такими международными структурами, как ООН, Евросоюз и так далее, говорится в статье.
 
Третья «ошибочная предпосылка» западных обозревателей состоит в том, что они уверены: если экономические условия в России продолжат ухудшаться, недовольство властями и волнения достигнут угрожающего уровня. Но аналитики забывают о том, что россияне в своем большинстве относятся к дефициту совсем не так, как на Западе, подчеркивает автор: «Россияне гордятся тем, что им приходится страдать (довольно интересная черта, которая характерна и для других славянских культур, но почти не представлена у других народов)». И когда правительство объявляет, что в экономических трудностях России виноваты внешние западные силы, то необходимость терпеть и мириться с дефицитом превращается для россиян «практически в национальный вид спорта и повод для национальной гордости» и становится для них еще одним способом противостоять «антироссийскому», с точки зрения Кремля, международному сообществу, пишет Stratfor.
 
Многие аналитики на Западе считают, что, когда экономическая ситуация в России станет достаточно тяжелой, популярность Путина резко снизится независимо от того, насколько сильно россияне его любят сейчас. Однако ошибочность этого утверждения «очевидна с самого начала», поскольку оно основано на ошибочной предпосылке, будто Путина волнует его популярность в политическом смысле. Возможно, российский лидер получает некоторое личное удовольствие от высоких рейтингов, но вряд ли это серьезно влияет на его политические решения, подчеркивается в статье. И даже если уровень его популярности заметно снизится, Путин будет удерживать власть при помощи спецслужб и применит все инструменты запугивания и принуждения, чтобы подавить оппозиционные силы, уверяет Stratfor: «Доказательством тому могут служить судебное преследование участниц женской панк-группы Pussy Riot и убийство журналистки Анны Политковской». Кроме того, большинство россиян готовы «во имя стабильности» с легкостью пожертвовать тем, что жители Запада считают своими неотъемлемыми демократическими правами, даже если это обернется им дефицитом и ограничением свободы, уверен автор: «Многие россияне считают Путина первым сильным лидером постсоветской эпохи, поэтому его популярность вряд ли сильно пострадает при любом варианте развития ситуации».
 
Как полагает Stratfor, настоящую опасность для власти Путина может представлять не угроза «народных волнений», а стремление сместить его со стороны «недовольных российских олигархов» или попытки спецслужб взять власть в свои руки. Несомненно, сам хозяин Кремля прекрасно понимает это и предпринимает «профилактические меры», говорится в статье: например, Путин «жестоко наказал» влиятельного олигарха Михаила Ходорковского, который совершил фатальную ошибку, «бросив ему вызов в политической сфере». По мнению автора, нынешние российские олигархи хорошо осознают, что их ждет такая же суровая участь, если они выступят против Кремля, и «даже изгнание не является залогом полной безопасности», поскольку и за границей было совершено «большое число убийств известных россиян», включая Александра Литвиненко.
 
Кроме того, Путин наверняка извлек урок из попытки государственного переворота, направленной против Михаила Горбачева в 1991 году, и намеренно «жестко разделяет свои отношения с олигархами и тесные связи с силовиками», чтобы помешать недовольным объединиться против него, пишет Stratfor. Тем более, что обе стороны понимают: и Кремль, и олигархи «будут процветать» при условии сохранения существующего порядка, что сводит к минимуму вероятность любых попыток изменить в России «политический статус-кво», говорится в статье.
 
Склонность Запада проецировать собственные ценности и аргументацию на российскую систему, в рамках которой западные схемы мышления просто не работают, мешает здраво оценить перспективы нестабильности в путинской России — в то время как Кремль прекрасно осведомлен об этой «странной особенности» западного мировоззрения и активно ее эксплуатирует, предупреждает автор. Путин публично и решительно заявляет, что Россия — это демократия, где есть выборы, парламент, законы, и даже протесты против действующего правительства, вводя в заблуждение западных лидеров и обозревателей. В результате они начинают строить ошибочные предположения, упуская из виду, что «ни Путин, ни российский народ никогда не поведут себя в соответствии с этим утверждением», подчеркивает Stratfor.
 
По мнению автора, лучший способ оценить планы и намерения Кремля — это рассматривать их исключительно в терминах «прагматичной» политики: «Путин всегда будет действовать в первую очередь в соответствии со своими личными интересами, а уже потом — в соответствии с тем, что он считает интересами России». И хотя на первый взгляд Путин может казаться ориентированным на Запад, а Россия «может казаться демократической страной», где существует парламент и время от времени случаются протесты, это «всего лишь видимость», заключает Stratfor: «Чтобы дать точную оценку перспективам дестабилизации ситуации в России, необходимо в первую очередь посмотреть на мир — и, что еще важнее, на саму Россию — с позиций россиян».
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Владимир Путин геополитика Запад Кремль оппозиция протест Россия санкции свобода слова экономический кризис

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG