Bloomberg Оригинал

Bloomberg: Непостоянство Клинтон стоило Украине Крыма

Когда на фоне потепления в отношениях с Москвой Хиллари Клинтон неожиданно обвинила Кремль в фальсификации выборов и поддержала протесты, это спровоцировало настоящий антиамериканский психоз в Кремле. Все дальнейшие действия России, включая присоединение Крыма, стали следствием этой ошибки, уверен Леонид Бершидский. Таким образом, Вашингтон во многом виноват в нынешнем витке напряженности, пишет журналист в статье для Bloomberg.
Bloomberg: Непостоянство Клинтон стоило Украине Крыма

Идея бывшего посла США в Москве Майкла Макфола о том, что «яростный антиамериканизм» Владимир Путина поддерживается некими внутренними тактическими соображениями, и Вашингтон может не беспокоиться о том, что он сделал «слишком мало или слишком много в отношении России», в корне неверна, пишет Леонид Бершидский в статье для Bloomberg. Хотя Москва всегда «охотно винит внешних врагов», на этот раз США действительно спровоцировали Путина, когда попытались его умиротворить, а затем вдруг внезапно изменили курс, полагает автор. И теперь ликвидировать ущерб, нанесенный двусторонним отношениям, будет нелегко.

Как утверждается в совместной статье Майкла Макфола и эксперта по России Кэтрин Стоунер, опубликованной на прошлой неделе, во время так называемой «перезагрузки», которую поддерживали и Хиллари Клинтон, занимавшая пост госсекретаря США, и сам Макфол в качестве посла, американо-российские отношения были в полном порядке. Президент Барак Обама тогда сотрудничал со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым по широкому кругу вопросов международной повестки, пишет Bloomberg. Россия «не возражала, когда Запад использовал военную силу против Муаммара Каддафи в Ливии», а США, в свою очередь, помогли ей вступить во Всемирную торговую организацию. В то время визовые правила были смягчены, наращивалось двустороннее сотрудничество в нефтегазовой сфере, а Россия «почти перестала выражать недовольство» по поводу расширения НАТО.
 
Однако Путин, который в тот момент был премьер-министром, «начал понимать, что он теряет власть», и объявил в сентябре 2011 года о намерении вновь баллотироваться в президенты, хотя уровень его поддержки тогда сократился до 63% (минимального показателя с 2000 года) на фоне замедления темпов роста российской экономики и прекращения роста мировых цен на нефть. Затем пропутинская партия «Единая Россия» с трудом одержала победу на парламентских выборах, «несмотря на масштабную фальсификацию и народные протесты в Москве», и для противодействия этой волне социальной мобилизации Путин возродил проверенный аргумент советской эпохи и сделал его «своим новым источником легитимности», отмечают Макфол и Стоунер. Он использовал образ внешнего врага для поднятия своей популярности и призвал защитить отечество от «зловредного Запада», а особенно от «имперских, коварных и грозных Соединенных Штатов, которые якобы пытаются свергнуть его режим».
 
По мнению бывшего посла США в Москве Майкла Макфола и эксперта по России Кэтрин Стоунер, «агрессивные действия России на Украине являются частью политики, направленной на то, чтобы показать россиянам — их страна находится в состоянии войны с Западом, особенно с Соединенными Штатами». Они считают, что Вашингтон не мог предпринять здесь никаких эффективных мер и лишь продолжил курс, направленный на «новое сдерживание и избирательное участие»: на сохранение санкций, на поддержку Украины, продолжая при этом бесполезно выжидать. «Сдерживание — политика, которая сегодня превозносится как стратегическая мудрость — не дала никаких результатов спустя год после ее введения, не дала она результатов через десять лет и даже через несколько десятков лет», — цитирует Bloomberg выводы Макфола и Стоунер.
 
Однако при этом они игнорируют возможно, непреднамеренную, но решающую роль Соединенных Штатов в «оправданном внутренними мотивами сдвиге Путина», подчеркивает Бершидский. На самом деле «перезагрузка» была политикой «умиротворения России», которой Запад «позволил безнаказанно совершить оккупацию Грузии в 2008 году», сквозь пальцы смотрел на «подтасовку результатов выборов и на растущее влияние государственных предприятий» и терпеливо относился к «интернационализации российской коррупции», которая распространилась на всю Европу через Лондон, уверен журналист. Это объясняется тем, что США и Запад в целом были готовы предоставить возможность Путину и его команде управлять Россией и определять судьбу своих соседей так, как они захотят, а в ответ получили сотрудничество по Ливии и поддержку военных операций в Афганистане, говорится в статье.
 
Но когда россияне начали протестовать против «подтасованных итогов парламентских выборов 2011 года», Хиллари Клинтон вдруг неожиданно «не захотела больше умиротворять Путина», хотя масштаб фальсификаций, судя по всему, «был не больше, чем на предыдущих российских выборах». Вместо этого Клинтон выразила «серьезную озабоченность по поводу проведения выборов» и призвала «провести полное расследование всех сообщений о нарушениях и запугиваниях». Путин отреагировал на это довольно резко и обвинил госсекретаря в провоцировании протестов в России — и хотя Вашингтон мог бы промолчать и в частном порядке попытаться убедить российского президента, что не имеет никакого отношения к протестам, США выбрали другую линию. Клинтон не стала отказываться от своих замечаний и добавила также, что США «поддерживают права и чаяния российского народа в том, что касается развития и выбора для себя лучшего будущего». Эти заявления только больше убедили Путина в том, что западные лидеры «пытаются обмануть Россию, настраивая ее на благодушной лад и планируя при этом смену режима», пишет Bloomberg.
 
В результате «доверие испарилось», и когда в 2013 году разразился кризис на Украине, Путин был уже твердо убежден в том, что это Соединенные Штаты инспирировали протесты, которые привели в падению режима в Киеве, отмечает журналист. Сегодня это взаимное недоверие дошло «до стадии резко выраженной паранойи», включая резкие высказывания официальных лиц. В качестве примера Bloomberg цитирует отрывок из недавней статьи спикера нижней палаты российского парламента Сергея Нарышкина: «Вы спросите — какая у Соединенных Штатов конечная цель? Ответ прежний: их внешний долг огромен, а разорение других государств — самый привычный для них метод. Перестает помогать даже наличие в руках США глобального „печатного станка“. Не спасает и полный контроль над НАТО, прослушки и шантаж „высшей лиги“ Евросоюза. Колонизаторам „образца XXI века“ — всего этого уже мало. Нужно не только сохранить доллар в качестве единственной мировой валюты, но и ближе подобраться к экономическим богатствам других крупнейших держав и регионов мира». По мнению Бершидского, это говорит не только о распространении в России «теории заговора», но и о «личной обиде» Нарышкина, которого уже не пустили в Болгарию и Финляндию, поскольку он попал и в американский, и в европейский санкционные списки: «Путин и его окружение являются расчетливыми политиками, однако причиной их отдаления от Запада являются глубокие личные эмоции, которые они смогли передать обычным россиянам».
 
Санкции воспринимаются жителями России как проявление враждебности к ним лично и ко всей стране, причем эти негативные эмоции порождены не в последнюю очередень «непоследовательностью американской политики», констатирует журналист: «Если бы не было перезагрузки, если бы на Западе держались в стороне от коррумпированных российских бизнесменов и государственных компаний, если бы санкции были введены после войны с Грузией, то не было бы никаких сюрпризов. США и Россия, возможно, вернулись бы к протоколам холодной войны, разработанным для предотвращения военных инцидентов, и это сделало бы обе стороны более осторожными в отношении возможного конфликта на Украине. Кровопролитие и аннексию Крыма, вероятно, удалось бы предотвратить».
 
С другой стороны, если бы Соединенные Штаты продолжили умиротворять Путина после 2011 года, тогда «он и его люди не стали бы такими параноиками относительно американских заговоров», полагает автор. Тогда Москве бы позволили подчинить Украину, а циничный Запад с этим бы молча согласился. Однако ни один из этих двух вариантов — «циничное согласие или враждебное противостояние» — не означал бы наличия большей ясности и стабильности, отмечает Bloomberg. Очевидно только то, что неожиданный сдвиг в политике Белого дома и переход с одного варианта на другой «вызвал психоз в России», а правящая элита сейчас заражена более сильным недоверием в отношении Запада, чем во времена Михаила Горбачева: даже Дмитрий Медведев, которого Макфол и Стоунер хвалят за его роль в перезагрузке, превратился ныне в «одного из наиболее резких критиков» Соединенных Штатов, подчеркивается в статье. Возможно, это связано с тем, что нынешние лидеры однажды уже испытали преимущества сосуществования, а затем неожиданно их лишились, заключает журналист.
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Владимир Путин геополитика Госсекретарь дипломатия Запад Кремль Майкл Макфол Россия русофобия санкции сотрудничество США Хиллари Клинтон

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG