Поворот на Восток: экономика РФ не спешит идти за политикой

Из-за разногласий России с Западом ее новыми внешнеполитическими ориентирами стали Азия и страны БРИКС. Но эксперты отмечают, что российская экономика не спешит разворачиваться на Восток.
Поворот на Восток: экономика РФ не спешит идти за политикой

В конце июля 2014 года ЕС ввел секторальные санкции против России в ответ на аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на юго-востоке Украины. До того момента ограничительные меры распространялись лишь на физические лица, организации на территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР и на крымские компании.

В начале августа 2014 года Россия приняла ответные контрсанкции, ограничив ввоз продовольственных продуктов из Европы и США. Таким образом, международная политическая напряженность стала оказывать все большее влияние и на торговые отношения между Москвой и западными государствами.
 
Новые внешнеполитические ориентиры
 
После этого в России еще активнее заговорили о новых внешнеполитических и, как следствие, внешнеторговых ориентирах. В частности, широкое употребление получило словосочетание «поворот на Восток», обозначающее смещение политического и экономического акцентов России в сторону Азии.
 
В то же время после исключения страны из «Большой восьмерки» БРИКС стал рассматриваться как один из наиболее стратегически важных международных объединений с участием России, в том числе, с торгово-экономической точки зрения. В рамках нового внешнеполитического курса состоялись визиты Владимира Путина в Китай и Индию, сопровождавшиеся заключением экономических сделок с местными компаниями, а также объединенный саммит БРИКС и ШОС в Уфе, на котором присутствовали также представители стран ЕАЭС.
 
Насколько далеко продвинулась Россия в вопросе переориентации на новые торговые рынки спустя год после смены курса? «В разговорах о повороте на Восток пока больше политики, чем экономики», — отметил в беседе с DW начальник отдела анализа отраслей реального сектора и внешней торговли НИУ ВШЭ Эдуард Баранов.
 
Действительно, с одной стороны, по данным ФТС России, доля торговли с Евросоюзом в общем товарообороте РФ в сравнении с прошлым годом сократилась в денежном выражении довольно заметно - с 49,5 процентов до 45,9. С другой, увеличение доли торговли со странами, на которые теперь старается ориентироваться Россия, происходит гораздо медленнее.
 
Медленные изменения на фоне снижения товарооборота
 
На страны БРИКС (за исключением Китая) во внешнеторговом обороте РФ по итогам первых пяти месяцев 2015 года приходится лишь 2,4% (плюс 0,6 процентных пункта по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). На государства ШОС (не считая КНР) — 3,8% ( плюс 0,4 пункта), на Китай — 11,2% (плюс 0,3), на страны ЕАЭС — 7,3% ( плюс 0,5), на Турцию — 4,9% ( плюс 0,9). По мнению Баранова, причина столь небольших изменений заключается в том, что переориентация на новые рынки представляет собой довольно инерционный процесс. «Быстрых сдвигов и не может происходить, поскольку это связано с определенными затратами и организационными усилиями, изменением договорных отношений, логистики и так далее», — объяснил эксперт.
 
Попытка смены географического вектора внешней торговли России происходит на фоне общего снижения ее объема — стоимостный товарооборот за январь-май 2015 года снизился на 32,8% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Так объем торговли России с Китаем сократился на 30,5%, со странами ЕС — на 37,7%, с государствами ЕАЭС — на 27,2%, с США — на 20,9%.
 
«Падение импорта обусловлено, прежде всего, девальвацией российского рубля. А падение экспортных показателей объясняется сильным снижением цен на сырьевые товары при сохранении физических объемов поставок», — объяснил в интервью DW заведующий лабораторией международной торговли Института Гайдара Александр Кнобель. По мнению аналитика, тот факт, что объемы торговли России с США снизились меньше, чем товарооборот с Китаем, наглядно демонстрирует, что экономика не всегда идет рука об руку с политикой.
 
Произойдет ли поворот?
 
Говоря о перспективах смены внешнеторговых ориентиров России, Эдуард Баранов отметил, что этот процесс будет протекать неспешно, а при некоторых обстоятельствах может быть и вовсе прекращен. «Скажем, если политическая напряженность спадет, и запреты будут сняты, думаю, многое вернется к прежнему состоянию. А если санкции не отменят в течение лет десяти, то переориентация на новые рынки будет идти медленно, может, чуть-чуть более высокими темпами, чем сейчас, но никаких революционных сдвигов в пропорциях я не предвижу», — резюмировал Баранов.
 
Александр Кнобель и вовсе считает, что наблюдаемые изменения недостаточны, чтобы говорить в данный момент об экономическом повороте на Восток. «Под этим словосочетанием мы подразумеваем некое стратегическое решение, но оно будет принято бизнесом, если это будет экономически выгодно», — заявил аналитик. По его мнению, административный «поворот» при текущей модели экономики России в принципе невозможен.
 
«У государства нет монополии на внешнюю торговлю, большая часть закупок осуществляется частными компаниями. И даже госкорпорации, занимающиеся внешнеэкономической деятельностью, в большинстве случаев исходят и будут исходить из экономической эффективности при принятии решений», — подчеркнул Кнобель. Эксперт убежден, что ключевую роль во внешней торговле России продолжат играть экономические факторы, если только не появятся дополнительные административные барьеры и конкретные ограничения для торговли вроде действующего продуктового эмбарго.
 
Еще по теме:
 
 
Дата публикации 24 июля 2015 года.
 
Фото: Reuters
источник
Германия Европа
теги
Азия БРИКС Владимир Путин ЕАЭС Китай Россия саммит санкции сотрудничество экономика экономический кризис экспорт

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG