Business Insider: Чем США и Европа могут ответить на информационную войну Путина

Сила российской пропаганды ставит Запад в неудобное положение, пишет Business Insider. По словам издания, Путину удалось сформировать общественное мнение россиян и даже дотянуться до западной аудитории. Такие каналы как RT предлагают разные точки зрения, заставляя зрителей сомневаться в происходящем и отбивая охоту к критическому мышлению, уверен автор статьи. Издание предлагает Западу не транслировать собственные идеи на Россию, а помочь независимым СМИ быть услышанными обществом.
Business Insider: Чем США и Европа могут ответить на информационную войну Путина

На фоне продолжающегося конфликта на Украине западных лидеров и политиков все больше беспокоит «информационная война», которую ведет Россия.
 

С помощью социальных сетей, телевидения и рекламных щитов Москва продвигает свою линию новыми и нередко искусными методами, которые мало напоминают грубую пропаганду времен холодной войны.

Этот информационный натиск сформировал российскую и украинскую точку зрения на конфликт и даже повлиял на дискуссии в Западной Европе и США.

Сила российской пропаганды не только в том, какой эффект она производит на аудиторию, но и в том, что она ставит Запад в неудобное положение.

США и ЕС без особого успеха пытаются бороться с идеями, которые распространяет Москва. Во многом потому, что для этого необходимо серьезно подумать, соответствуют ли активные действия по борьбе с пропагандой западным ценностям.

С самого начала украинского конфликта российскому президенту Владимиру Путину удалось сформировать российское общественное мнение. Через пропагандистские новостные каналы, вещающие за границей, он дотянулся также до некоторых частей Европы и США.

Кроме продвижения российской версии событий на Украине, государственные СМИ вроде RT (в прошлом Russia Today) злорадно приводят напряженную ситуацию и волнения в Фергюсоне и Балтиморе в качестве доказательств кризиса на Западе. Слоган RT, «Задавайте больше вопросов», отражает стратегию Кремля: вместо того, чтобы настаивать на чем-то одном, они предлагают разные версии происходящего, тем самым заставляя аудиторию сомневаться и не доверять, одновременно отбивая охоту к критическому мышлению.

Подобные методы вызывают беспокойство своей эффективностью. Согласно данным независимого «Левада-центра», рейтинг популярности Путина сейчас на одной из самых высоких отметок – 86%. А вот к Западу российское общество относится как никогда плохо: 81% опрошенных воспринимают США негативно. В прошлом году их было 44%.

Особенно печально в данной статистике то, что первое поколение, которое появилось на свет после распада СССР и вообще не должно было воспринимать Запад как врага, вступает во взрослую жизнь именно сейчас, когда мнения столь поляризованы. Подход Кремля также эффективно действует в отношении среди русскоязычных, живущих за границей. Многие из них не чувствуют связи с мейнстримовскими СМИ своих родных стран или просто не понимают их.

На территории бывших советских республик почти невозможно найти независимые русскоязычные СМИ, а ограниченный доступ к районам, которые контролируют ополченцы, препятствует объективному освещению событий. В результате информация из Москвы – зачастую единственный источник местных и региональных новостей.

Западные страны справедливо решили, что необходимо разработать стратегию по борьбе с российской дезинформацией.

В Стратегии национальной безопасности США 2015 г., опубликованной в феврале, предлагается «противостоять вводящей в заблуждение российской пропаганде, предлагая вместо нее неприукрашенную правду».

В марте главы государств-членов ЕС поручили Верховному представителю по иностранным делам Федерике Могерини разработать детальный план по борьбе с российской пропагандой, который будет представлен на саммите лидеров ЕС на следующей неделе. Неясно, как эти усилия будут выглядеть на практике.

Глава Комитета Палаты представителей по иностранным делам конгрессмен от Калифорнии республиканец Эд Ройс предложил усилить возможности общественной дипломатии посредством ревизии Совета управляющих по вопросам вещания, агентства, ведающего вопросами общественного вещания, осуществляемого такими СМИ как «Голос Америки». Однако, поскольку подобные СМИ обычно финансируются государством, у них часто наблюдается дефицит общественного доверия. Вашингтону придется использовать эти инструменты очень осторожно, чтобы избежать любых обвинений в пропаганде, оправданных или не оправданных. 

Странам, находящимся вблизи от зоны конфликта, еще сложнее. Литва, где русскоговорящее меньшинство составляет восемь процентов населения, недавно  приостановила ретрансляцию российского государственного телеканала «РТР-Планета»  за «подстрекательство к войне, разжигание ненависти [и] распространение необъективной информации».

Как заметил глава органа, регулирующего вещание в Литве, это первый случай в истории Европейского Союза, когда регулятор посчитал необходимым полностью убрать вещателя из эфира. Такая беспрецедентная мера может быть и оправдана. Но введя запрет на этот телеканал, Вильнюс рискует спровоцировать еще большее отчуждение своих граждан русской национальности и стать мишенью для обвинений в ущемлении прав свободы слова и вещания.
С подобным случаями придется иметь дело и западным странам. Их правительствам придется решать, как противостоять дезинформации, при этом не отступая от основных ценностей, таких как свобода слова, соблюдение прав национальных меньшинств и принцип независимости СМИ. Это будет очень нелегко.

Намеренно или нет, Москва поставила перед лидерами  и политиками Вашингтона и Брюсселя очень сложную задачу.

Что же можно предпринять? Ведь правительства [западных стран] не могут безучастно наблюдать, как дезинформация решающим образом влияет на умонастроения и, как следствие – на события. В то же время, они должны быть осторожны в своих подходах, чтобы и самим не скатиться к пропаганде.

Помимо усилий в области публичной дипломатии, Западу стоит поспособствовать продвижению заслуживающих доверия источников внутри России (зачастую публикующихся только в интернете), чтобы донести их мнения и сообщения до телевизионной и радио-аудитории.
В самой России продвижение независимых мнений может иметь большие осложнения – власти страны уже принялись бороться с «иностранными агентами, а следом – с «нежелательными организациями». И все же это предпочтительнее, чем опираться на СМИ, которые считаются прозападными и не пользуются доверием в обществе.

В отношении Украины Западу следует продолжать добиваться предоставления доступа в зону конфликта, чтобы журналисты и наблюдатели могли передавать достоверную информацию с места событий. Достоверное освещение в прессе может оказаться лучшим оружием против российской агрессии.

Рассказы о возвращающихся с фронта российских «добровольцах» позволяют предположить, что Кремлю скоро придется столкнуться с появлением озлобленных ветеранов и их семей, и как следствие, с растущим недовольством в обществе. Когда последствия путинского авантюризма наконец дадут о себе знать, даже отлаженная машина российской пропаганды даст сбой. А пока что западным странам следует, скорее, помочь быть услышанными независимым голосам внутри России, а не заниматься ретрансляцией собственных идей.

Найти правильный баланс будет нелегко, однако подобный подход поможет США и Европе противостоять российской пропаганде, не поступаясь при этом уникальными западными ценностями.

Автор статьи: Бритни Ленард – студентка факультета внешнеполитических исследований Джорджстаунского университета, специализирующаяся в области мировой политики и безопасности; стипендиат программы «Молодые профессионалы внешней политики». Проходила практику в агентстве международного стратегического консалтинга McLarty Associates (г. Вашингтон) на направлении «Европа и Евразия».

Дата публикации: 18 июня 2015 года.

Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Russia Today Запад пропаганда Россия

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG