Das Erste

В сюжете о пытках ЦРУ ARD не забыл и о «российских зверствах»

Телеканал Das Erste не забыл упомянуть Россию в сюжете о незаконных тюрьмах США и о том, как американцы пытали в них заключенных. Немецкие журналисты отыскали человека, который, как он утверждает, подвергся избиению российскими военными в Чечне.
Может ли человек, которого никогда не пытали, хотя бы представить себе, пусть и в страшнейших кошмарах, что происходит с человеком, которого подвергают пыткам? Особенно если он знает, что за этим стоит такое мощное государство, как США, и его агенты ЦРУ. Об этом стало известно вчера. Пытки могут навсегда сломать человека, даже если он и выживет. Врачи в центрах, занимающихся травмами и лечением жертв пыток, могут вместе со своими пациентами рассказать об этом жутком опыте. В том числе – и в качестве предостережения для нас всех: мириться с пытками нельзя, и не важно, где они происходят. Юрген Келлер.
 
Сейчас Магомед Абдурахманов в безопасности и проходит психиатрическое лечение. Полтора года назад у себя на родине в Чечне он ехал домой на автобусе, вышел. И тут, рассказывает Магомет, на него напали русские солдаты, его похитили и два дня пытали.
 
МАГОМЕД АБДУРАХМАНОВ: Они все время на меня кричали. Смотри!
 
Магомед рассказывает, что от него требовали смотреть мучителю в глаза и предать своих друзей.
 
МАГОМЕД АБДУРАХМАНОВ: Они меня били.
 
Он так никогда и не понял, почему они делали. При этом ему угрожали, что это только первый раз. Что делает пытка с человеком? Об этом Магомед рассказывает психиатру Марку Бурлон. У него Магомед проходит терапию травмы, прорабатывает свои ужасные воспоминания, в том числе и крики из других камер пыток и свои ночные кошмары. Магомед сильно напряжен, словно в любой момент пытки могут начаться снова.
 
МАРК БУРЛОН, психиатр в клинике Asklepios Klinik Nord в Вандсбеке (Гамбург): Это шрам, который не исчезает. Сейчас – это как открытая, грязная рана. Когда мы над ней работаем, говорим об этом, когда он учится об этом говорить и отделять: чего важно бояться в жизни сейчас, а что – еще тот страх, - тогда эта рана может зажить.
 
Его тоже пытали. Мурат Курназ находился в заточении в Гуантанамо 5 лет. Самое ужасное, по его словам, — лишение сна и система «поощрение-наказание». Это касалось и мелочей. Например, ему давали покрывало – только для того, чтобы потом снова можно было забрать.
 
МУРАТ КУРНАЗ: За пять лет у меня на протяжении в общей сложности месяца-двух было одеяло. Если считать днями, то дней 60 или около того. В остальное время одеяла у меня никогда не было.
 
Пять лет в Гуантанамо или два дня, как это было у Магомеда. Пытки должны разрушить человека.
 
МАГОМЕД АБДУРАХМАНОВ: Я посмотрел в зеркало. И там был не я. Это был… Ночью, днем – постоянно – я думал о том, почему это со мной происходит. Но я так и не нашел ответа на этот вопрос.
 
Дата выхода в эфир 11 декабря 2014 года.
 
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Германия Европа
теги
заключенные пытка расследование Россия США терроризм тюрьма Чечня
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...