Wired Оригинал

Эдвард Сноуден: «Я инженер, а не политик»

Необходимо положить конец массовой электронной слежке не только в США, но и во всем мире, считает Эдвард Сноуден. В эксклюзивном интервью изданию Wired он отметил, что сделать это можно, не прибегая ни к каким законодательным актам, а используя имеющиеся средства и технологии. В этом он видит свою цель, ради которой рискнул поставить на кон собственную жизнь.
Эдвард Сноуден: «Я инженер, а не политик»
MANDEL NGAN / AFP

Эдвард Сноуден с большой осторожностью относится к личным встречам, рассказывает американский писатель и журналист Джеймс Бэмфорд, которому удалось взять у Сноудена интервью для издания Wired. И это неудивительно, если учесть, сколько спецслужб за ним охотятся. Как признал один из американских чиновников, Сноуден не был настолько глуп, чтобы сесть в самолет, который после этого можно было бы посадить – «с тех пор как он исчез в России, США потеряли его след». 

Джеймс Бэмфорд пишет о том, что Сноуден пришел к нему на встречу, одетый в темные джинсы и коричневую спортивную куртку, с большим черным рюкзаком через правое плечо.
 
Когда они сели поговорить, Сноуден вытащил батарею из своего мобильного телефона – потому что телефон, даже выключенный, Агентство национальной безопасности легко может использовать как микрофон. Понимание того, как работают спецслужбы, помогло Сноудену остаться на свободе. И это притом, что в России его нередко узнают на улице, отмечает Бэмфорд.
 
Несмотря на то, что охота на него объявлена по всему миру, Сноуден казался расслабленным и оптимистичным, пока они пили колу и ели пиццу за разговором, отмечает автор статьи. По словам Бэмфорда, Сноуден все еще не теряет надежду, что однажды он сможет вернуться в США.
 
«Я сказал правительству, что добровольно пошел бы в тюрьму, если это нужно для правильных целей. Я больше беспокоюсь о стране, чем о том, что будет со мной. Но мы не можем допустить, чтобы закон стал политическим оружием, или согласиться запугать людей до такой степени, чтобы они отказались защищать свои права, независимо от того, насколько хороша цель. Я не собираюсь быть частью этого», – сказал Сноуден в ходе беседы.
 
По его словам, в правительстве США «не знают, что именно было изъято, и продолжают говорить о несуразно огромных цифрах». В то же время кажется вероятным, что точного объема и содержания похищенных документов не знает никто, включая самого Сноудена, пишет автор статьи. Возможно, он просто использовал программу, которая находит и копирует любые документы, содержащие определенные ключевые слова или комбинации слов.
 
Сноуден утверждает, что 55 процентов американцев поддержали бы его решение разоблачить программу, позволяющую спецслужбам считывать данные таких компаний, как Google, Microsoft и Yahoo, а между тем «в течение года правительство говорило о нем как о каком-то супер-злодее». И действительно, отмечает Бэмфорд, госсекретарь Джон Керри, например, заявил, что «Эдвард Сноуден трус и предатель, и он предал свою страну».
 
Также Бэмфорд обращает внимание на то, что Сноуден неохотно говорит о себе и своей личной жизни – отчасти из-за природной застенчивости, отчасти потому, что не хочет, чтобы эти разговоры заслонили дело, ради которого он рискнул жизнью.
 
«Я инженер, а не политик», - подчеркнул Сноуден.
 
Все в его семье так или иначе работали на федеральное правительство, и Эдвард не стал исключением. В то же время он сам утверждает, что спецслужбы привлекли его возможностью изучать иностранные языки. Показатель IQ-теста Сноудена равняется 145, и с этой стороны проблем не возникло. Его подвела физическая подготовка, после того как он сломал обе ноги во время тренировки.
 
Однако в конечном итоге это не помешало Сноудену получить должность в ЦРУ, в отделе коммуникаций и компьютерных технологий в Лэнгли, штат Вирджиния. Там он узнал один из главных секретов ЦРУ: вопреки блестящему имиджу, его технологии в значительной степени устарели.
 
После, в Женеве, Сноуден не раз встречал шпионов, которые высказывались против политики США на Ближнем Востоке. Получая все больше информации о методах ведения войны, Сноуден все сильнее разочаровывался и сам. Особенно это проявилось при президенте Буше. «Мы пытали людей; мы несанкционированно перехватывали телефонные разговоры», - сказал Сноуден.
 
Тогда он впервые задумался о том, чтобы стать информатором, но решил повременить в надежде на перемены, которые могло принести руководство Обамы, который говорил, что «мы не будем жертвовать нашими правами. Мы не будем меняться только для того, чтобы поймать чуть больше террористов». Однако и тут Сноудена поджидало разочарование: Обама не последовал собственной возвышенной риторике.
 
Сноуден сообщает, что когда он перешел из ЦРУ в гавайский офис АНБ, у него «был доступ ко всему».
 
Говоря о своей работе по анализированию китайских виртуальных атак, Эдвард упоминает о том, что США «переходили черту»: «Мы взламывали сети университетов и госпиталей, гражданских инфраструктур, а не реальные правительственные или военные цели. И это настоящая проблема». Разумеется, у Сноудена не могла не вызывать беспокойство и разоблаченная им программа MonsterMind, которая способна отвечать на начинающиеся виртуальные атаки без участия человека и, как следствие, может привести к тому, что пострадают невинные страны.
 
Принимая судьбоносное решение, он осознавал, какими тяжелыми будут последствия для него лично. «Было действительно сложно сделать этот шаг, но я не просто верю во что-то. Я верю в это настолько, что решился поставить собственную жизнь под удар и сжечь ее дотла». При этом Сноуден чувствовал, что у него нет выбора, пишет Бэмфорд.
 
Эдвард опасается не российских спецслужб, а своих бывших работодателей, ЦРУ и АНБ: «Я не думаю, что они установили мое местонахождение, но они наверняка следят, с кем я разговариваю в сети. Даже если они не знают, что именно ты говоришь, потому что это зашифровано, они все равно могут получить много информации на основании того, с кем ты говоришь и когда ты говоришь с ними».
 
Однако больше всего Сноуден боится совершить грубую ошибку, которая уничтожила бы все, ради чего он стольким пожертвовал. «Я не склонен к саморазрушению. Я не хочу приносить себя в жертву и стирать себя со страниц истории. Но кто не рискует, тот не побеждает», - считает Сноуден.
 
Беспокоит его и тот факт, что общественность перестает реагировать на разоблачение массовых явлений. «Если нарушение прав Ангелы Меркель – это огромный скандал, то нарушение прав 80 миллионов немцев никого не волнует».
 
По мнению Сноудена, следующие выборы должны принести значительные преобразования. Он считает, что следует возлагать надежды не на политиков, а на технологии. «У нас есть средства и технологии для того, чтобы положить конец массовому надзору, не прибегая ни к каким законодательным актам, безо всяких политических изменений, - утверждает Сноуден. – Мы можем покончить с массовым надзором не только в США, но и по всему миру». 

Фото: MANDEL NGAN / AFP

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Wired Великобритания Европа
теги
АНБ компьютер спецслужбы США ЦРУ шпион Эдвард Сноуден
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...