RT

Филлипс: Под арестом я рассказывал солдатам, что происходит на Украине

Британский журналист Грэм Филлипс, захваченный подконтрольными Киеву силами, рассказал о подробностях своего освобождения. По его словам, украинские спецслужбы допрашивали его, как шпиона, а вот обычные солдаты оказались «нормальными парнями», ставшими жертвами пропаганды.
Как я понимаю, сейчас мы можем поговорить с Грэмом Филлипсом. Мы смогли выйти с ним на связь по телефону. Грэм, вы слышите меня? С вами говорит Билл Дод из Москвы. Мы можем вас видеть на наших экранах. Итак, вы на свободе. Скажите, как вы себя чувствуете?
ГРЭМ ФИЛЛИПС, внештатный корреспондент RT: Как вам сказать, нормально. Что я могу сказать? Меня освободили только час назад. У меня нет никаких моих вещей. Сейчас я в Киеве, меня привезли сюда. Как вы знаете, меня остановили вчера где-то в двенадцать часов дня на подъезде к украинскому блокпосту возле Мариуполя. Я не делал ничего из ряда вон выходящего, фотографировал, как и много раз до этого, как вы могли видеть. Однако вчера что-то пошло не так, как обычно, мне стали задавать вопросы, допрашивать меня более пристрастно.
 
Когда они увидели, что я работаю на RT, ситуация резко обострилась. Они стали звонить кому-то, потом меня задержали. У меня забрали все мои вещи и тщательно меня допрашивали. Сначала это были солдаты с блокпоста. Затем появились сотрудники СБУ – украинской службы безопасности. Двоих моих коллег, которые были со мной - моего помощника и моего знакомого, мое контактное лицо в этом регионе, - также чрезвычайно тщательно допросили. Мне ясно дали понять, что меня не отпустят, по крайней мере, до следующего дня. Затем меня увезли.
 
Дело происходило довольно поздно, после девяти вечера. Под прицелом оружия меня отвезли в Запорожье, также, под прицелом, меня разместили в армейском бараке на военной базе. Со мной говорили в довольно недвусмысленных выражениях, было понятно, что я нахожусь под стражей.
 
Позвольте прервать вас на минуту, только чтобы уточнить – вы ведь говорите по-украински, не так ли? Вы понимали, что вам говорят?
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: Я могу говорить по-русски довольно уверенно. Я мог понимать их, и я разговаривал с солдатами. Вот что меня интересовало больше всего: как вы знаете, Билл, я пытался выяснить, что именно произошло 9 мая в Мариуполе. Именно об этом я расспрашивал солдат на этом блокпосту. Я это делал не первый раз, но вчера что-то изменилось. Меня задержали. На блокпосту с украинскими солдатами  я провел около девяти часов, пока меня не увезли. Украинские солдаты там вели себя нормально, меня кормили, относились ко мне с вниманием, но, вне всяких сомнений, я находился под прицелом.
 
На протяжении этого времени был ли такой момент, когда вы опасались за свою жизнь? Ведь вам угрожали оружием. 
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: Вы знаете, даже если так на это смотреть, в подобных ситуациях всегда сам знаешь, что не должен делать никаких неверных шагов. Тогда точно окажешься в опасной ситуации. Со мной были еще двое. Мой помощник, мой коллега был со мной, мы могли разговаривать между собой, но у нас забрали наши телефоны, так что я не мог ни с кем связаться. Мой телефон мне до сих пор не вернули.
 
Мой местный источник, который помогал мне в моем расследовании в Мариуполе, он только приехал из морга, где пытался получить информацию для расследования. Моих спутников очень тщательно допрашивали, и тогда я понял, что эта ситуация гораздо опасней, чем то, с чем я сталкивался раньше. Было понятно, что меня не собираются отпускать. Водителя машины, на которой я ехал, отправили домой в Славянск. А затем сотрудник СБУ дал мне понять, что я нахожусь под стражей.
 
Давайте по порядку. Как вы считаете, почему вас остановили и допрашивали таким образом? Вы же журналист, работающий на Украине. Почему с вами стали так обращаться?
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: На мне был бронежилет. Почему-то это спровоцировало их, от меня стали требовать какую-то лицензию на бронежилет и на каску, которые были на мне. Их конфисковали. Бронежилет у меня забрали. Я должен сказать, солдаты вели себя нормально. Я задавал много вопросов, я хотел узнать, участвовали ли они в событиях 9 мая. Но они меня покормили, обращались со мной хорошо.
 
Они вас не обвиняли в том, что вы будто бы шпион?
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: Да, обвиняли. С их точки зрения, работа на российское телевидение совершенно точно говорит не в мою пользу. Сначала солдаты определенно относились ко мне настороженно. Задавали вопросы такого рода: «Вы работаете на российское телевидение? Что вы здесь делаете? Вы – шпион?» Нет сомнений в том, что в этой ситуации я сразу оказался в невыгодном положении. Однако RT сделали все возможное, чтобы меня освободить. Они прислали мне письмо с полной аккредитацией и подтверждением моего статуса, но это письмо здесь, на самом деле, мало кого интересовало. Принципиальным для них было то, что я работаю на RT.
 
Меня отвезли на военную базу в Запорожье. Когда мы туда приехали, была уже глубокая ночь. Они мне сказали, что мы проехали около ста километров, но я знал, что речь идет о нескольких сотнях километров. Мы ехали действительно долго. Со мной сидел вооруженный конвоир, который как бы преграждал мне путь своим оружием, когда мы проезжали контрольные пункты. Вы меня спрашиваете, чувствовал ли я, что моя жизнь в опасности. Вы сами понимаете, что, если сделать неверный шаг в такой ситуации… ружье не задает вопросов дважды. 
 
Думали ли вы, что проведете долгое время под стражей? Было ли у вас ощущение, что это надолго?
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: Я знаю, что не сделал ничего плохого. Вы видели те фотографии, которые я снимал для RT. Я не собираюсь от них отказываться. Все, что я делаю, – это занимаюсь объективной журналистикой, которая основана на моих расследованиях. Я никогда не делал никаких утверждений, в которых я не был бы уверен. Именно так я и отвечаю, когда меня спрашивают…
 
Действительно, были случаи, когда вас просили подтвердить происхождение некоторых ваших новостных материалов. Поднимался ли этот вопрос, когда вас допрашивали?
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: Они поступили вот как: они нашли несколько моих видеозаписей на телефоне моего водителя, моего помощника. Только тогда они поняли, кто я, собственно, такой. Когда появился представитель СБУ, он уже очень быстро установил мою личность. Он задавал мне вопросы по очень конкретным деталям. Например, «Вы тот, за чью поимку обещали награду?» Поэтому, конечно, меня больше всего беспокоило, что меня застрелят или передадут…
 
Давайте поясним зрителям. Действительно, за вас кто-то обещал награду в 10 тысяч долларов? Кому именно? Тому, кто вас поймает или еще хуже?
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: Да. Если принимать во внимание то, что произошло 9 мая и какое отношение к этому имеет «Правый сектор»… Эта группа – из Днепропетровска, который также расположен на востоке Украины. Конечно, я больше всего опасался, что меня передадут «Правому сектору». Меня спрашивали о деталях моей работы, о моих сюжетах и о Крыме. Да, возникали и вопросы о Крыме: почему журналисты ехали в Крым, почему они спокойно наблюдали за референдумом о независимости, действителен ли этот референдум или нет. С моей точки зрения, украинские солдаты, взятые по отдельности, – совершенно нормальные парни…
 
Позвольте вас спросить, так как вас только что освободили, как именно и почему это произошло? Расскажите вкратце, пожалуйста.
 
ГРЭМ ФИЛЛИПС: Скажу быстро: мне кажется, все дело в пропаганде. Украинские солдаты называли местных активистов сепаратистами, а я отказывался представлять их в таком свете, как сепаратистов. Я рассказываю о том, что здесь действительно происходит. Я не согласен с их точкой зрения. В Киеве сегодня меня тоже допрашивали, и я придерживался своего мнения – того, которое я выражаю в моих репортажах для RT. Я отстаивал свою точку зрения. Они не соглашались со мной, задавали мне по этому поводу вопросы. Но, в итоге, они меня отпустили. Со мной все в порядке. Я надеюсь, что завтра я получу обратно мои вещи.
 
Так что, да, это произошло со мной, но сегодня – день рождения моей мамы. Так как задержали меня вчера в полдень, я небритый, как вы видите, у меня с собой ничего нет. Но зато, смотря на произошедшее в положительном свете, со мной все в порядке. Украинские власти, в конце концов, обошлись со мной справедливо, меня отпустили. Я бы хотел поблагодарить RT, моих коллег за их поддержку. Она для меня много значит. Со мной все в порядке, я готов продолжать освещать то, что здесь происходит. Я оправился и готов продолжать. Меня не депортируют, так что я возвращаюсь к работе. Спасибо за поддержку.
 
Спасибо вам, что поговорили с нами спустя такое короткое время после пережитого вами. Спасибо, что вышли на связь так скоро.
 
Дата выхода в эфир 22 мая 2014 года.
 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
RT Россия Европа
теги
Russia Today журналист Россия Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...