Foreign Policy Оригинал

FP: Владимир Путин - противник, которого так ждал Обама

По мнению Foreign Policy, Владимир Путин своими действиями на Украине и в Крыму напомнил Бараку Обаме об универсальных принципах внешней политики США. С точки зрения журналиста, Путин - именно тот антагонист, которого так не хватало американскому лидеру.
FP: Владимир Путин - противник, которого так ждал Обама
ERIC FEFERBERG / AFP
«Слушая речь американского президента Барака Обамы в Брюсселе на этой неделе, я поймал себя на мысли: «К нему вернулся голос»,- пишет в статье для Foreign Policy Джеймс Трауб. - Эта мысль пришла примерно тогда, когда он применил выражение «мы верим» в качестве риторического приема, чтобы подчеркнуть универсальный характер веры в свободу слова, свободный рынок, а также в «международную систему, которая защищает права как людей, так и народов».
Обама – лидер, который движим верой, и в последние месяцы у него было очень мало возможностей продемонстрировать свою веру всему миру. И тут внезапно у него появился повод, - отмечает Джеймс Трауб, имея в виду присоединение Крыма к России. 
 
Автор интересуется: не намеренно ли российский президент, чьи стратегические таланты сравниваются с талантами Обамы не в пользу последнего, сделал американскому лидеру такой щедрый подарок? Главам стран нужны препятствия и, что еще лучше, враги, утверждает автор статьи. Так, у президента Билла Клинтона не было достойного соперника, у Буша-старшего был Саддам Хуссейн, а у Буша-младшего – Усама бен Ладен. Оба Буша продемонстрировала миру, что президент может использовать морально обоснованную конфронтацию для того, чтобы объединить нацию и мир или чтобы расколоть их по принципу: «Либо вы с нами, либо против нас».
 
В качестве президентского кандидата Обама декларировал, что сможет вести диалог с любым американским противником без каких-либо условий. Так родилось «деятельное участие» - парадигма внешней политики первых лет Обамы на должности президента. Со временем, впрочем, Обама обнаружил пределы поиска общего языка с другими государствами, например, с Ираном. В странах арабского мира американскому президенту пришлось выбирать между сотрудничеством с режимами и работой с теми, кто эти режимы презирает. «Перезагрузка» с Россией, которая приносила свои плоды в первые два года правления Обамы, закончилась, по мнению Трауба, задолго до того, как «Путин спустил своих гончих псов на Крым».
 
«Деятельное участие» США шло своим чередом, однако «арабская весна» затянула Обаму в конфликты, предвещающие дурное. У этих конфликтов не было морально удовлетворительного решения, сообщает Трауб. В случае с Украиной и Крымом именно Путин стал диктовать условия игры, и США с их европейскими союзниками начали реагировать и импровизировать.
 
Республиканцы в США упиваются «слабостью» Обамы, но, по мнению автора, насмешки Джона Маккейна и злорадство Путина не продлятся долго. «Путин – тот самый антагонист, которого так ждал Обама», - утверждает Трауб. 
 
Присоединение Крыма нарушило права как народов, так и отдельных людей, считает Обама. Путин попытался переписать исторически установленные границы, подавить массовый демократический протест на Украине, он запугивал и лгал. В роли злодея Путин, по словам Трауба, почти так же хорош, как Саддам Хуссейн.
 
Возможно, этот момент «сориентирует» Обаму. Он уже взял на себя главную роль в наложении санкций на Россию. В своей брюссельской речи он снова подтвердил «универсальные» принципы, которыми руководствуется внешняя политика США. Возможно, чтобы напомнить Обаме об этих принципах, и потребовался Путин, пишет Джеймс Трауб.
 
Что означает эта «переориентация» Обамы с помощью Путина, задается риторическим вопросом автор статьи. Прежде всего, у Обамы может появиться всеобъемлющее чувство цели. Только США могут организовать военный, дипломатический и экономический ответ на провокацию России, пишет Трауб.
 
Ответ, впрочем, также может быть риторическим. В брюссельской речи Обамы проскальзывала тема, что Путин бросил вызов сложившемуся в мире порядку и совершил агрессивные действия не только против какой-то территории, но и идеи. Именно это, полагает Трауб, делает Путина идеальным злодеем для Обамы, у которого есть дар выдвигать масштабные идеи на всеобщее обозрение. «Путинизм – плохая идея, которой нужно противопоставить хорошую». Было бы слишком легко допустить, что у России на Украине есть «легитимные интересы». Обаме следует внедрить в сознание других следующий принцип: ни одна нация не может определять свой интерес, нарушая нормы международного права.    
 
Барак Обама глубоко верит в нормы и институты международного права. Путин оказал большую услугу, напомнив всему миру, почему так важен порядок, основанный на международном праве, считает автор статьи. Однако США одновременно поддерживают и нарушают этот порядок. Поэтому убедить американцев в достоинствах подобного порядка может стать очередной благородной задачей для американского лидера, утверждает Джеймс Трауб. «США в этом мире защищают некоторые ценности. Возможно, Владимиру Путину надо было напомнить нам об этом», - делает вывод журналист.
 

Фото: ERIC FEFERBERG / AFP

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Foreign Policy США Северная Америка
теги
Барак Обама Владимир Путин санкции США Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG