Foreign Policy Оригинал

Foreign Policy: Вашингтон продешевил в дружбе с Киевом

Понятно, почему Украина готова ринуться в ЕС и НАТО, но не совсем очевидно, зачем это нужно США, задается таким вопросом Foreign Policy. По мнению издания, Вашингтон все чаще ошибается в выборе союзников. Так не лучшим аргументом в пользу дружбы с Украиной служит и то, что это злит российского президента Путина. Россия как страна для США все-таки важнее, пишет Foreign Policy.
Foreign Policy: Вашингтон продешевил в дружбе с Киевом
AFP PHOTO / Saul LOEB

Украинцы жаждут более тесных связей с Западом, и многие американские политики готовы их принять. «Одно дело – предлагать словесную поддержку, и совершенно другое – предлагать конкретные гарантии безопасности», - напоминает Foreign Policy.

Многие убеждены, что если Украина очень хочет присоединиться к Западу, то США и Европа обязаны давать ей деньги взаймы и пустить ее в НАТО. И это – показатель неправильного понимания того, в чем вообще заключается суть альянса, отмечает издание. Союзники объединяют свои силы и координируются в области внешней политики, чтобы укреплять взаимную безопасность. Но если лидеры или народ какой-то страны хотят союза с США, это вовсе не всегда означает, что он соответствует американским интересам.
 
В свое время США отбирали себе союзников очень тщательно, – а до 20 века они их вовсе избегали, пишет Foreign Policy. Именно таким был один из заветов Джорджа Вашингтона, который тот изложил в своем «Прощальном послании». США «ввязались в драку» только тогда, когда евразийский баланс сил был нарушен после двух мировых войн. «Оба раза они вступали последними, несли меньше потерь, чем любой другой крупный участник войны, и были в идеальном положении, чтобы выиграть от последующего мира».
 
США не смогли «передать инициативу» во время холодной войны, потому что остальным крупным странам не хватало сил, чтобы в одиночку противостоять СССР. Но даже тогда американские лидеры мыслили стратегически и жестко относились даже к своим ближайшим союзникам, отмечает издание. Они обращали внимание на «ключевые центры индустриальной мощи» Европы и Азии, поскольку считали, что, пока эти регионы не попали в руки Советов, мировой баланс сил будет «накренен в пользу Вашингтона». И они не мешкали, «наказывая» Великобританию, Францию и Израиль во время Суэцкого кризиса.
 
Но в ходе холодной войны американские лидеры растеряли этот «безжалостно реалистичный подход к союзнической политике». Вместо сотрудничества с «надежными и способными партнерами» они перешли к поддержке слабых, ненадежных и/или коррумпированных режимов, которые не способствовали американской мощи, а в некоторых случаях дорого обходились – как, например, Вьетнам. Некоторые союзники научились манипулировать американской политической системой – правда, «к счастью для Вашингтона, способности Москвы в подборе способных или верных союзников оказались еще меньше».
 
Окончание холодной войны лишь ухудшило ситуацию. «Упоенные своей самопровозглашенной ролью “незаменимой нации”, Соединенные Штаты со все большим рвением расширяли гарантии безопасности почти на всех, кто о них просил. Вместо того чтобы действовать осторожно и принимать на себя обязательства лишь тогда, когда это было в интересах США, американские лидеры стали считать большим внешнеполитическим достижением то, что брали на себя ответственность по защите слабых и/или уязвимых государств-клиентов, даже если эти государства не могли сделать многое для Соединенных Штатов».
 
Американцы не задавали себе вопрос, помогут ли эти государства преумножить безопасность и благосостояние США. Они лишь «президент за президентом» считали, что данные ими обещания никогда не придется исполнять. «Украинский кризис служит нам напоминанием, что у других государств есть и собственные интересы – в том числе и заинтересованность в дружественных странах поблизости – и что временами преследование этих интересов ведет к серьезным конфликтам. Когда это происходит, обещания о безопасности, которые так легко давались в прошлом, вдруг уже не кажутся такими же абстрактными или теоретическими».
 
Foreign Policy советует американцам не забывать, что «Соединенные Штаты находятся в необычайной безопасности и что большая часть того, что происходит в большей части мира, не особо сильно влияет на американские безопасность или благосостояние. Это не аргумент в пользу изоляционизма; это лишь напоминание, что остальным США нужны куда больше, чем они США». Понятно, почему Украина готова ринуться в ЕС и НАТО, но не совсем очевидно, зачем это нужно США.
 
Не лучшим аргументом в пользу дружбы с Украиной служит и то, что это злит российского президента Путина, – «если вкратце, Россия как страна важнее». Долгая ссора не в интересах ни Вашингтона, ни Москвы, а настоящий вызов для американской безопасности – это Китай, заявляет американское издание. «Когда потенциальные союзники обращаются к нам, правильным вопросом будет: а что нам это даст? Что у них есть из того, что нам надо, и насколько сильно нам это надо? Мощь и защита США – все еще существенный актив, и Америка не должна предлагать ее любому задешево».
 
«Внешняя политика – не благотворительность», и США не должны заключать союзы с теми, что не может или не готов что-то для них сделать. Caveat emptor, приводит Foreign Policy латинскую поговорку: пусть покупатель будет бдителен, когда «в следующий раз какая-нибудь неудачливая страна будет стучать в вашингтонскую дверь».
 
Фото: AFP PHOTO / Saul LOEB
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Foreign Policy США Северная Америка
теги
ЕС НАТО Россия США Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...