Al Monitor Оригинал

Al Monitor: Россия использует Чечню как дверь на Ближний Восток

Немногие на Западе обращают внимание на то, что Чечня ведет оживленную политику на суннитском Ближнем Востоке, пишет Al Monitor. «Челночная дипломатия» Рамзана Кадырова направлена на укрепление связей с мусульманским миром – и это играет на руку Москве, уверено издание.
Al Monitor: Россия использует Чечню как дверь на Ближний Восток

Когда речь заходит о безопасности на российском Кавказе, чаще всего вспоминают о Чечне. Говорят обычно о главе республики – Рамзане Кадырове и его отношениях с президентом Путиным, но редко обращают внимание на ту оживленную дипломатию, которую Чечня ведет на Ближнем Востоке, пишет автор Al Monitor.

Сам феномен не нов: во время первой и второй чеченских войн в 1990-е годы многие чеченские полевые командиры находили сочувствие в Турции и в некоторых странах Персидского залива. Сегодня многие в России видят в действиях чеченского лидера дрейф в сторону фактической независимости республики. Однако, уверен автор статьи, активная политика Чечни в исламском мире может вдохнуть жизнь в связи Москвы с теми ближневосточными государствами, с которыми у нее не сложились отношения.
 
В январе 2004 года – спустя всего лишь два месяца после вступления в должность президента – отец Рамзана Кадырова Ахмат-Хаджи Кадыров отправился в Саудовскую Аравию. Там он заявил, что Чечня может стать связующей цепью российско-саудовских связей. Это было довольно символично, ведь страны нуждались в перестройке отношений друг с другом, отмечает Al Monitor.
 
Инициатива Кадырова-старшего не получила развития из-за его смерти во время теракта в мае 2004 года. Однако его сын продолжил его дело сразу после того, как получил власть в 2007 году, пишет издание.
 
В 2010 году он стал первым иностранным лидером и российским мусульманином, который дважды принял участие в церемонии омовения Каабы в Мекке. Впоследствии он побывал при многих королевских дворах Ближнего Востока и встречался с королем Саудовской Аравии Абдаллой ибн Абдель Азизом, королем Иордании Абдаллой II и десятками других фигур ближневосточной политики, например два раза – с палестинским лидером Махмудом Аббасом. В ноябре 2013 года Кадыров совершил турне по ОАЭ, Иордании, Бахрейну и Саудовской Аравии для того, чтобы привлечь капиталы на новые инвестиционные проекты, сообщает Al Monitor.
 
Однако, по мнению издания, тут была еще одна цель: чеченский лидер стремится к тому, чтобы республика стала региональной, если не глобальной, целью для паломничества мусульман. Он пригласил к себе известных теологов-арабов и привез в Чечню исламские реликвии. А его встреча с чеченцами в Иордании свидетельствует также и о том, что для поднятия своего личного и политического авторитета он хочет привлечь 130 тысяч представителей диаспоры, которая живет в Турции и многих других ближневосточных странах.
 
Как ранее его отец, Рамзан Кадыров считает, что Чечня может сыграть роль моста между Россией и другими странами мусульманского мира. «Следует отметить, что из всего этого ничто не может состояться без молчаливого согласия Путина. На самом деле Москва может получить с этого немалую выгоду – и уже получает», — уверен автор статьи.
 
Например, новый образ Грозного, где мусульманам предоставлены все права, обесценивает часть заявлений экстремистов об угнетении мусульман в России. А Чечня в целом стала демонстрацией того, что Москва может позаботиться о тех мусульманских сообществах, которые остаются верны Кремлю, пишет Al Monitor. Кроме того, многие ближневосточные лидеры видят в авторитарном чеченском президенте единомышленника, для которого так же неприемлемы западные либеральные ценности, добавляет издание.
 
Кадыров выступает «сильным посредником в слабом государстве». И именно поэтому Кремль считает его хорошим посланником на Ближнем Востоке. Его участие придает России дополнительный вес как стране, с которой легче иметь дело, чем с западными партнерами. «Во времена, когда союзники Америки в регионе жалуются на ее нерешительность, а Москва хочет быть на коне, дипломатическая политика в прошлом сепаратистской республики может быть ей на руку».
 
Наконец, образ России в суннитских странах серьезно пострадал из-за того, что она отдавала предпочтение странам с шиитским руководством: у Москвы сейчас прохладные отношения с Эр-Риядом, Дохой и Абу-Даби. Так что «челночная дипломатия» Кадырова может открыть России новый канал для восстановления популярности, уверен Al Monitor. И этот канал она явно будет использовать по максимуму, ведь в стране живет около 20 миллионов мусульман.
 
Северный Кавказ становится неотъемлемой частью российской ближневосточной политики, ведь многие инициативы Москвы в регионе базируются на тех вызовах, с которыми она имеет дело в своих собственных неспокойных регионах. «Касается ли это Сирии, курдов или Чечни, Россия учится превращать свои внутриполитические вызовы в возможности на Ближнем Востоке», — делает вывод Al Monitor.

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
Ближний Восток Иордания ОАЭ Рамзан Кадыров Россия Саудовская Аравия Чечня
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...