American Spectator Оригинал

The American Spectator: Россия войны не хочет, но не может без внешнего врага

Сегодня Россия не может себе позволить такую армию, которая бы наводила на всех страх. Однако при этом она не упускает случая выступать с воинствующих позиций, пишет обозреватель The American Spectator. По его мнению, российским властям просто нужны внешние враги, которых они могут винить в промахах России.
The American Spectator: Россия  войны не хочет, но не может без внешнего врага

«Запад в целом и США в частности вынуждены терпеть Россию при Путине, которая хочет, чтобы ее считали одной из ведущих держав на мировой арене, но при этом не желает нести ответственность за любые промахи», — пишет международный обозреватель The American Spectator Джордж Виттман. Во времена СССР во всех бедах винили Запад, и эта привычка перекладывать ответственность осталась прежней, считает он.

Путин хочет, чтобы у России была такая военная мощь, которой бы все боялись. Эта идея гармонирует не только с его натурой, но и с миропониманием страны после Второй мировой войны. Но Россия сегодня, несмотря на контроль над энергетическими потоками, не может себе позволить такую армию, которой ей бы хотелось. У нее для этого не хватает не только финансовых возможностей, но и квалифицированных кадровых военных, которые нужны в современной армии.

 
К чести Путина нужно признать: он не стал приносить в жертву желанию реформировать армию гражданскую экономику России, отмечает The American Spectator. Как бы Путин и его премьер Медведев ни хотели отменить призыв молодых людей на военную службу, эти служащие обеспечивают количественно – хотя и не качественно – заполнение действующих военных частей. «Профессиональных солдат, моряков и авиаторов западные военные наблюдатели оценивают в диапазоне от «удовлетворительно» до «отлично». К сожалению, это не ведет к эффективности частей, которая была бы сравнима с показателями российских коллег с Запада или с аналогами в Народно-освободительной армии Китая».
 
Чтобы компенсировать недостаточную решительность в тактике, – а это было ясно видно во время короткой войны против Грузии, – российские военные и их коллеги в гражданской сфере делают воинственные заявления, адресованные обществу, чтобы заручиться его вниманием и доверием. По мнению Виттмана, большая их часть – просто дань пропаганде. Но некоторые обращают на себя особое внимание.
 
Например, в июне начальник Генерального штаба России Николай Макаров отметил, что «сотрудничество между Финляндией и НАТО угрожает безопасности России». В запале красноречия он потом заявил, что сама концепция Северного оборонительного сотрудничества, куда входит также Швеция, – это потенциальная угроза для России. «Неудивительно, что министр обороны Финляндии назвал высказывания Макарова «оторванными от реальности». Слова министра, сказанные не для печати, были менее корректными», отмечает американский эксперт.
 
Ключевая тема российской системы обороны – то, что у нее не осталось легко опознаваемого врага на суше, которому можно было бы угрожать и от которого нужно было бы обороняться. Для защиты восточных или западных границ России большое количество пехоты и танков оказалось ненужным. «В мире современной стратегии истинные наследники войск Петра Великого – это вооруженные ядерными снарядами российские ВМФ и ВВС, а также ракеты различного радиуса действия». А еще, добавляет автор, нельзя сравнивать «динамичного» Маршала Жукова времен Второй мировой и сегодняшнего генерала Макарова, как бы ни позерствовал последний.
 
Макаров и его начальник – Путин все еще верят в методологию холодной войны, по которой у России должен быть враг, на которого она может направить свой словесный гнев. «Мирного соперничества просто недостаточно. Конечно, ни генерал, ни президент по-настоящему войны не хотят. Им нужны конкретные враги, которых они могут винить в промахах России». Таким образом, по мнению The American Spectator, «единственное неизменное наследие советского коммунизма – это рефлекторное представление, что в основе всех российских бед лежит Запад».
 
«В рамках этой логики американские противоракетные дивизии в Польше нацелены на Россию исключительно для нападения. «А что же еще они там делают?» — задается вопросом российское командование. Хорошо освещенные в СМИ разработки иранских ракет с дальним радиусом действия в глазах России – плохое объяснение», — поясняет Джордж Виттман. Поэтому решение проблемы Россия видит в той «гибкости», о которой президент Обама прошептал Дмитрию Медведеву на давно забытой встрече перед своим переизбранием.
 
Довольно странно, что российский Генштаб составляет для себя стратегические планы таким способом, комментирует автор The American Spectator. «Главное – то, что призрак желания Америки напасть на Россию продолжает поддерживаться. Маршал Жуков, должно быть, в гробу переворачивается», — сетует он.

 

Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
США Северная Америка
теги
армия ВВС Владимир Путин ВМФ Россия США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...