RT

Предоставление убежища Ассанжу отвечало международным нормам

Рассматривая просьбу Джулиана Ассанжа о предоставлении политического убежища, Эквадор руководствовался нормами международного права и гуманистическими традициями государства. Об этом в интервью телеканалу RT заявил президент республики Эквадор Рафаэль Корреа.

Добрый день! Приветствуем вас в новом выпуске нашей программы Entrevista. Сегодня мы рады беседовать с президентом республики Эквадор Рафаэлем Корреа. Добрый день. 

 

РАФАЭЛЬ КОРРЕА, Президент Республики Эквадор: Добрый день, Моника, добрый день RT и всем телезрителям.
Прежде всего, я хотела бы поблагодарить вас за это интервью.
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: С удовольствием.
 
Давайте начнем, потому что у нас очень мало времени.
 
Почему Эквадор во все это ввязался? Ведь защищая Ассанжа, страна подвергает себя рискам. Я читала в СМИ, что одной из причин небольшого затягивания с решением о предоставлении политического убежища Ассанжу являлись опасения последующих мер со стороны США. Это так?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Ни в коем случае. Мы старались подойти к вопросу с большим вниманием и ответственностью. Мы проанализировали основания господина Ассанжа на получение политического убежища, изучили его правовые проблемы в Швеции, законы Великобритании и международное право и, разумеется, наше собственное. После этого мы приняли решение с полной ответственностью, досрочно (оно должно было быть оглашено после проведения Олимпийских игр). Мы принимали в расчет ситуацию в Лондоне, а не боялись репрессий, которые могут последовать, и мы это знаем. Однако мы всегда будем руководствоваться принципами и ценностями, а не страхом.
 
Почему после Олимпийских игр? До их проведения, пусть даже незадолго, не было возможности принять решение?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Повторюсь, речь идет о довольно долгом процессе: мы не могли предоставить убежище уже на следующий день после подачи прошения. Мы должны были проверить все основания, проанализировать ситуацию, положение дел господина Ассанжа в Швеции. Все это требует времени.
 
Более того, у меня только недавно состоялось итоговое заседание с нашим министерством иностранных дел, на котором мне было доложено обо всех деталях и предложениях. МИД рекомендовал предоставить убежище господину Ассанжу в прошлую среду, в тот же день мы получили угрозы в письменном виде со стороны Великобритании. Мы заявили, что это решение будет принято после Олимпиады, чтобы за ненадобностью не осложнять ситуацию в Лондоне. 
 
Какие последствия могут ждать Эквадор в связи с решением предоставить политическое убежище Джулиану Ассанжу?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: По-хорошему, решение не должно провоцировать никаких последствий, если соблюдать  международное законодательство. В нем четко прописано, что государство имеет право на предоставление убежища. Сколько раз это делала Швеция? Множество! Это страна, которая известна тем, что дает приют и убежище. Какие последствия могут быть?
 
В этом конкретном случае мы, к сожалению, наблюдаем черты неоколониализма, этноцентризма, империализма. Потому что если Эквадор предоставляет убежище, то, оказывается, это может иметь последствия. Какие последствия может иметь наш суверенитет в рамках международного права?
 
Вы не опасаетесь никаких санкций?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Страха, откровенно говоря, у нас нет. Но объективно мы не можем исключить такую возможность, хотя это было бы ужасно. Возьмем, к примеру, угрозы Великобритании о том, что они ворвутся в наше посольство и арестуют Ассанжа. Это был бы большой скандал!
 
Господин президент, некоторые СМИ предположили, что решение о предоставлении политического убежища Ассанжу является пиар-акцией, своего рода желанием улучшить имидж Эквадора на международной арене. Что вы можете сказать по поводу подобных обвинений?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: А какое оно, международное мнение? Я ничего об этом не знаю. У нас, слава Богу, власть пользуется 75-80-процентной поддержкой народа, несмотря на всю ложь, которая по инициативе определенных групп власти каждый день печатается в некоторых весьма нечестных и безнравственных СМИ. Они каждый день говорят, что у нас нет свободы слова. А каким образом они это говорят, если свободы слова нет? Они сами себе противоречат.
 
Сейчас все в мире видят, что в Латинской Америке и, в частности, в Эквадоре, происходят исторические события, глубокие изменения. К нам наконец-то приходит социальная справедливость, равенство, суверенитет, достоинство. Есть группы власти, которые противостоят этому. Это, позвольте мне повториться, очень влиятельные группы власти, многие из них - владельцы крупных СМИ. Они непрерывно проводят кампании, чтобы дискредитировать нас. Вот я хочу у вас спросить: сколько дней вы уже в Эквадоре?
 
Кажется, меньше трех.
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: И вы на себе ощутили какие-то запреты, цензуру? Вам говорили, например, что вы не можете напечатать тот или иной материал? Вам ограничили доступ к информации?
 
Конечно, нет.
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Вот она, реальность. Но эти группы власти - как национальные, так и международные - ведут постоянную кампанию, пытаясь дискредитировать нас. Потому что в Эквадоре и в Латинской Америке происходят изменения, и в лучшую сторону, слава Богу.
 
То есть мы можем сказать, что за вашим решением ничего не стоит?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Проверьте сами. Познакомьтесь со страной, узнайте все сами. Эти люди говорят, что попытка заставить СМИ платить налоги является «покушением на свободу слова». Потому что они всю жизнь привыкли обходить закон. Они были главными эксплуататорами рабочих. Теперь, когда их заставляют исполнять свои трудовые обязанности, они говорят, что это «покушение на свободу слова»! То, как они составляли политическую повестку дня, президентскую программу, как они «играли», выносили приговоры или оправдывали, писали законы… Теперь ничего этого нет. Теперь, когда у них нет таких прав, это «покушение на свободу слова». Нет! У нас наконец-то установилось правовое государство.

Господин президент, в интервью, которое вы дали Джулиану Ассанжу в его программе на нашем канале RT, вы приветствовали его в клубе преследуемых. Чувствуете ли вы, что вас в чем-то преследуют? Вам страшно?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Каждое утро я просыпаюсь и думаю, какое вранье напишут в прессе сегодня. Здесь, в Эквадоре, бизнесом в сфере коммуникаций владеют шесть семей, которые, к тому же, были владельцами крупных экономических центров. Мы провели конституционную реформу, чтобы СМИ не могли заниматься другим бизнесом, кроме информационного. «Покушение на свободу слова!» Мы хотели избежать столкновения интересов, и это тоже было «покушением на свободу слова».
 
Все, что подчиняется закону и этике, но противоречит интересам медийной диктатуры, которая существовала в Эквадоре, является «покушением на свободу слова». Хотелось бы, чтобы мир понял, что происходит. То, что здесь творит пресса, было бы недопустимым в таких странах, как Англия, Россия, США. Например, то, что произошло с Мердоком в Великобритании. Если бы подобное случилось у нас и мы судили этих людей за совершенные преступления, это было бы «покушением на свободу слова».
 
Поймите, что пресса в Латинской Америке всегда была очень коррумпированной, она была союзником  диктатуры Пиночета, диктатуры в Аргентине и так далее. Были сильные конфликты интересов, потому что практика была следующей: у меня есть крупный экономический центр в стране и теперь я создам телевизионный канал. Не для того, чтобы информировать, а чтобы защищать свои экономические интересы. Сейчас все это меняется, и поэтому каждый день я подвергаюсь нападкам. Меня пытаются дискредитировать, но им никто не верит.
 
Вы вчера сказали, что не имели возможности поговорить с Ассанжем с момента интервью на нашем канале, верно?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Именно так. Я не смог с ним поговорить.
 
Вы знаете, как он себя чувствует?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Хорошо, я думаю. Иначе посол уже сообщил бы мне.
 
Вы не связывались с ним каким-нибудь образом через третьих лиц? 
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Нет.
 
Когда здесь находилась его мать, вам удалось с ней поговорить?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Да, конечно, Кристин - очаровательная женщина. Мы очень тепло ее принимали, для нас это было большим удовольствием.
 
Ее визит в Эквадор повлиял каким-то образом на решение предоставить политическое убежище Джулиану Ассанжу?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Нет, наше решение полностью отвечало международным нормам и было обусловлено гуманистическими традициями Эквадора, просьбой о политической защите господина Ассанжа и доводами, которые он сам приводил. Мы, конечно, приняли такую приятную женщину, как Кристин, но это никоим образом не повлияло на наше решение.
 
Простите, господин президент, но мне трудно поверить, что у Джулиана Ассанжа не было никаких контактов с Эквадором ранее, до того как он принял решение ходатайствовать о предоставлении ему политического убежища. Как он мог быть уверен в том, что сможет попасть в посольство Эквадора и быть в безопасности? Вы не обсуждали это заранее? 
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Мы не говорили. Лично я не беседовал с господином Ассанжем, но, если я не ошибаюсь, в какой-то момент ситуация стала очень напряженной, и он заявил, что хочет укрыться в каком-нибудь посольстве, возможно, в посольстве Эквадора. Это единственное, что предшествовало тому моменту, когда он ступил на территорию нашего посольства.
 
Он был уверен в том, что ему позволят остаться, когда входил туда?
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Я думаю, он согласовывал это с работниками посольства, когда обдумывал свое решение. Потому что, мне кажется, что он вошел туда в нерабочее время и его должны были ожидать. Любой человек, который захочет искать защиты в посольстве Эквадора, ее получит, мы будем ему рады, но потом со всей ответственностью мы проанализируем возможность предоставления защиты или убежища. В случае если человек является преступником, мы никогда не предоставим ему защиты.

Как вы считаете, почему Ассанж выбрал именно Эквадор, а не какую-нибудь другую страну?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Это нужно спросить у господина Ассанжа. И это стало бы лучшим ответом на кампанию по дискредитации и тем, кто утверждает, что у нас нет свободы слова. Человек, который является воплощением этой свободы, решает просить убежища в посольстве Эквадора. Это самый лучший ответ на всю ту ложь в наш адрес.

Относительно состояния Джулиана Ассанжа, я читала в газете The Times, что ему скучно, что он даже немного подавлен. Наверное, ему нелегко находиться все время запертым в стенах посольства.

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Конечно, это очень тяжело. К тому же, это здание не является резиденцией. Там находятся только офисы.

Вероятно, вы очень хорошо обращаетесь с Ассанжем. Вы предоставили ему все удобства, чтобы он чувствовал себя как можно комфортнее. Но все равно это остается некой формой несвободы, он как будто бы находится в заключении, вы согласны?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Конечно, вы абсолютно правы, когда не можешь выйти из посольства, это заключение. Поэтому мы надеемся, что Великобритания предоставит ему возможность покинуть посольство.

На сколько это может затянуться? Сколько Ассанж будет находиться в посольстве?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Теоретически, на неопределенный срок. Если только Великобритания не исполнит своей угрозы и не ворвется в наше посольство, чтобы его арестовать. Они предоставили ее нам в письменном виде и не отказываются от своих слов.

Какова вероятность, что они проникнут в посольство?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Я считаю, что это было бы полным сумасшествием для самой Великобритании. Потому что потом могут нарушить права любого из ее посольств, что тогда они скажут?

Какие последствия может иметь эта ситуация?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Конечно же, мы сразу разорвем дипломатические отношения. Я думаю, что будет огромный резонанс, по крайней мере во всей Латинской Америке. Но я повторяю: больший ущерб будет нанесен Великобритании. После такого как она сможет предотвратить нарушение дипломатического статуса своих посольств по всему миру? И я вас уверяю, у Великобритании больше представительств, чем у Эквадора.

Если Великобритания не даст разрешения на вывоз Джулиана Ассанжа, как он сможет попасть в Эквадор? Не знаю, возможно, он сможет доехать из посольства на дипломатическом автомобиле до частного самолета и вылететь в Эквадор?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Нет, это невозможно! Если он покинет посольство, его сможет арестовать полиция Великобритании.

Даже если он будет в дипломатическом автомобиле?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Я не эксперт в этой теме, но думаю, да, не спасет даже дипломатический автомобиль. Остается надеяться, что Великобритания изменит свою позицию. В любом случае, никто не пытается укрыть Ассанжа от шведского правосудия, но нужны гарантии, что его не экстрадируют в третью страну.

Почему, на ваш взгляд, Швеция не приняла предложение Эквадора провести допрос Ассанжа в стенах посольства? Даже по Skype, как это делалось в других случаях?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Почему? Потому что это были другие случаи! Это абсолютно законно, доступно и в наше время уже вошло в привычку. Поэтому посольство Эквадора предложило шведскому прокурору приехать и лично допросить Ассанжа в здании представительства. Они не согласились на то, чего они, по сути, добиваются. Что нам остается думать?

Почему, по вашему мнению, почему Швеция и Великобритания так настаивают на своей позиции? Что на самом деле происходит?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Я бы перенаправил этот вопрос человечеству, всей планете. Хочу лишь сказать, что это абсолютно нормальная, законная практика. Подобное уже множество раз происходило. К тому же Лондон может позволить себе дать разрешение на вывоз господина Ассанжа с условием, что его затем не экстрадируют в третью страну. На тех же условиях смогла бы принять у себя Ассанжа и Швеция. Почему этого не произошло? Пусть люди сами ответят на этот вопрос.

Но вы не хотели бы поделиться со мной своим мнением?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Мне бы этого не хотелось.

Господин президент, очень сложно задать вам такой вопрос, который бы еще не был задан по этой теме. Каково было вам, Рафаэлю Корреа, как человеку, прожить этот момент, когда вы предоставили политическое убежище Ассанжу? Возникали ли у вас в какой-то момент противоречия? Противоречия между вами как человеком и вами как президентом?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Нет. Это часть повседневной работы президента. В любом случае это дело стало очень резонансным. Оно значительно поменяло нашу повестку дня. Сегодня мне пришлось освободить время, которого и так не хватает, для того чтобы дать это интервью. Иными словами, было больше нагрузки в работе. Но все же это обычная ситуация. Есть проблемы, которые возникают неожиданно, и в этом заключается работа президента. Но мы должны встретить трудности решительно, стойко и согласованно. Согласно нашим принципам и нашим ценностям. Мы не будем ставить под вопрос права человека, мы не примем угроз, и, как мы уже показали миру, Эквадор сделает то, что должен сделать.

И лично для вас, каково вам было предоставить политическое убежище? Как вы оцениваете эту ситуацию?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Всегда помогать благому делу, бороться с политическими преследованиями, сохранять человеческую жизнь - это дает чувство удовлетворения.

Многие международные организации, в том числе Союз южноамериканских наций, поддержали позицию Эквадора в отношении предоставления убежища Джулиану Ассанжу. Как это было, как вы почувствовали эту поддержку?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Нас поддержали, в первую очередь, из-за - извините, но я не нахожу другого выражения - дипломатической неуклюжести Британии. Они угрожали, что ворвутся в наше посольство и арестуют Джулиана Ассанжа. Это сплотило все народы Южной Америки, Латинской Америки и других стран мира в желании поддержать Эквадор, потому что это было бы варварством. Такие угрозы недопустимы. Это нарушило бы один из главных принципов международного права последних столетий: неприкосновенность дипломатических представительств. Именно это, а не предоставление убежища, и стало причиной такой широкой поддержки.

Какие возможности предвидятся в краткосрочной перспективе? Что может произойти теперь?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Я не астролог, я экономист. Это во многом будет зависеть от Британии и Швеции. Наша позиция остается неизменной. Мы готовы к диалогу. Пусть нам гарантируют, что Ассанжа не экстрадируют в третью страну, чтобы он мог быть ответчиком только в том расследовании, которое ведется в Швеции. Или пусть ему предоставят гарантии беспрепятственного выхода из посольства Эквадора в Лондоне.

И последний вопрос, очень короткий. Эквадор будет продолжать поддерживать Ассанжа вне зависимости от возможных последствий?

РАФАЭЛЬ КОРРЕА: На данный момент Ассанжу предоставлено политическое убежище, и он находится под защитой Эквадора. Мы сделаем все возможное, чтобы эта защита была эффективной.
 
Большое спасибо, господин президент, за это интервью.
 
РАФАЭЛЬ КОРРЕА: Удачи.
 
Это было интервью с президентом Эквадора. Следите за нашими следующими программами.
 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
теги
Russia Today Великобритания Джулиан Ассанж Рафаэль Корреа Россия СМИ США Швеция Эквадор
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG