Fox News

Ядерное оружие уже не делает страны сверхдержавами

И в годы холодной войны, и сейчас ядерные средства сдерживания остаются крайне опасными, но в то же время совершенно ненужными, полагает профессор Стэнфордского университета Филип Таубман. По его словам, осознание бесполезности ядерного оружия лучше, чем создание системы ПРО, может подтолкнуть мир к разоружению.

Эта тема – как погода. Все её обсуждают, но никто ничего не меняет.

 
ФИЛИП ТАУБМАН, консультант Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета, писатель: Понимаете, мы можем сократить арсеналы до куда более разумного уровня, чем сейчас. У нас остаются пять тысяч единиц оружия, у русских – намного больше. Зачем нам столько? Ядерной войны между Россией и Соединёнными Штатами не будет.
Допустим, на Соединённые Штаты нападёт Северная Корея и нанесёт ядерный удар по Сиэтлу. Неужели президент Соединённых Штатов в ответ выпустит сотни или тысячи ядерных ракет? Не уверен, что президент вообще воспользуется ядерными вооружениями – он может ответить и обычными бомбардировками.
 
Так что всё это оружие нам ни к чему. И если мы сократим свои запасы до пятисот, тогда, возможно, и китайцы подумают о сокращении своих. Возможно, мы дойдём до того уровня, когда снизится опасность обмена ядерными ударами между Пакистаном и Индией. Так что идея не так уж и безумна, стоит хотя бы двигаться в этом направлении.
 
Когда я работала в администрации президента Рейгана, я готовила ему речь о программе «звёздных войн». Я написала ту часть речи, которую уже никто не помнит. Ту часть речи, которую написал президент Рейган, помнят все. Но его мысль сводилась к тому, что никто никогда не станет вести переговоры об отказе от ядерного оружия, пока оно представляет такую ценность.
 
Но если найти способ защититься от него, сделать его, по сути, бесполезным – чтобы никто не мог успешно нанести ядерный удар по другой стране, – тогда производить его перестанут. Ведь какой смысл в бесполезном оружии? И в то же время сейчас мы переживаем сокращение оборонного бюджета и наших программ по защите от стратегических ракет. Что вы на это скажете?
 
ФИЛИП ТАУБМАН: Я бы отметил два момента. Во-первых, на мой взгляд, концепция Рейгана была чрезмерно приукрашена. Готовой технологии не было. Нет её и сейчас. Невозможно иметь непроницаемый противоракетный щит. Могут быть перехватчики, способные сбить небольшое число ракет, и такая система нам нужна. И мы над ней работаем. Она нам нужна, поскольку подобный удар могут когда-нибудь нанести Северная Корея и Иран. Но сама идея строительства огромного противоракетного щита, считаю, была несбыточным обещанием. Рейган принял эту идею – и вам это известно лучше, чем мне – потому что искренне верил в то, что ядерное оружие можно уничтожить.
 
Однако на самом деле нужно изменить образ мышления: нужно не разрабатывать систему обороны, а дать людям понять, что пользоваться этим оружием мы не будем. Оно настолько разрушительно, что воспользоваться им нельзя. Им не пользовались в годы холодной войны, мы сбросили две бомбы на Японию, и больше это оружие никогда не применялось.
 
Если подумать над тем, что произошло с теми странами, которые пытались заполучить ядерное оружие, чтобы стать так называемыми сверхдержавами… Посмотрите на страны, которые этим в последнее время занимались: Северная Корея, Пакистан, над такой программой работает и Иран. А теперь подумайте о странах, которые отказались от программы по созданию ядерного оружия: Швеция, Норвегия, Бразилия, Аргентина… Думаю, сейчас мы пришли к тому моменту, когда определение сверхдержавы поменялось настолько сильно, что обладание ядерным арсеналом – просто устаревшая идея.
 
В годы холодной войны звучал такой аргумент: ядерное оружие сделало мир более безопасным. Я писала диссертацию, взяв за основу тезис, что исторически страны, заполучив ядерное оружие, прекращали воевать друг с другом, очень боясь, что даже самая мелкая, скажем, советско-американская конфронтация с использованием обычных вооружений буквально за неделю может перерасти в термоядерную войну. И рассматривая пример Китая и СССР, я указала на то, что в какой-то момент, в 1969 году, между этими странами были столкновения, были инциденты на границе – и за ними ничего не последовало.
 
Так что вы скажете на тот довод, что страны, обладающие ядерным оружием – поскольку все очень боятся последствий обмена ядерными ударами, – никогда не станут воевать: из опасений, что простой пограничный конфликт может перерасти в термоядерную войну?
 
ФИЛИП ТАУБМАН: Вспомним не так давно минувшие годы холодной войны. Как обстояли дела у стран, обладавших ядерным оружием, окончательным средством сдерживания? У Соединённых Штатов был огромный арсенал ядерного оружия, но в конце сороковых это не предотвратило блокаду Берлина, вынудившую устанавливать с Берлином воздушный мост, не предотвратило сооружение Берлинской стены в начале шестидесятых, не предотвратило ни войну во Вьетнаме, ни войну в Корее, ни советского вторжения в Афганистан в 1979 году. Так давайте смотреть на ядерные вооружения трезво. Их никогда не станут использовать – разве что в крайне немногочисленных случаях.
 
Полтора года назад для обсуждения ядерных средств сдерживания в Стэнфорд прибыл один из наиболее высокопоставленных представителей американских вооружённых сил. И ему был задан вопрос: при каких условиях Соединённые Штаты могут воспользоваться своим ядерным арсеналом. А уж он, поверьте мне, знал при каких. И он ответил, что ни при каких условиях не может себе представить, чтобы пришлось воспользоваться значительным количеством этих вооружений.
 
Дата выхода в эфир 18 апреля 2012 года.

 

Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
США Северная Америка
теги
Берлин вооруженный конфликт Китай ПРО Рональд Рейган Россия Советский Союз США холодная война ядерное оружие ядерное разоружение
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...