RT

Майкл Макфол: США не изменили принципам «перезагрузки»

Во всех вопросах, связанных с «перезагрузкой отношений», США руководствуются принципом обоюдной пользы для России и Америки, заявил посол США в Москве Майкл Макфол. В эксклюзивном интервью RT он прокомментировал свою встречу с российской оппозицией и вопрос противоракетной обороны.

Майкл Макфол, недавно назначенный посол США в России, а также профессор Стэнфордского университета и эксперт в области политологии, рассказал, что первый же его день в России оказался весьма насыщенным.

Спасибо, что уделили нам время.
 
МАЙКЛ МАКФОЛ, посол США в России: Спасибо, что пригласили.
 
Процитирую вашу недавнюю запись в Twitter: «Встреча с российскими чиновниками прошла успешно, даже несмотря на наши разногласия по Сирии. Резкий контраст с публичными антиамериканскими заявлениями». То, как вас приняли в России, вас поразило?
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Поразили некоторые публичные заявления о моём прибытии в Россию. Но что касается встреч с высокопоставленными российскими чиновниками – а в первый же день на работе я встретился примерно с десяткой самых высокопоставленных чиновников, - все встречи прошли в очень положительном ключе.
 
Причина проста: в последние три года мы сотрудничали очень продуктивно, и я принимал непосредственное участие в работе и сотрудничал с российскими коллегами. Так что все встречи прошли просто превосходно.
 
Я несказанно рад, что прибыл сюда. Прошлым летом в Довиле наш президент совершенно неформально обратился к президенту Медведеву со словами: «Слушай, хочу отправить в Россию Макфола, что скажешь?» И Медведев ответил: «Отлично!»
 
Это прошло прекрасно. Другое прошло несколько по-другому. Не совсем это понимаю, но...
 
Я хотела спросить об общественной реакции на ваше прибытие. Телеведущие и журналисты обрушились на вас с критикой. Ваши давние знакомые, некоторые друзья... Почему? Как вы считаете, в чём причина такого переполоха?
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Спрашивать нужно, конечно, у них. Ведь это была их реакция, а не моя. Но могу сказать, что очень удивлен. Что это совсем не в духе «перезагрузки». Ни президент Обама, ни кто-либо из нашей администрации сказать такое себе не позволит. Мы считаем, что подобные перепалки не отвечает нашим национальным интересам, и не собираемся в них участвовать.
 
Естественно, что любой посол, назначаемый в какую-либо страну, имеет свои обязанности. Но вы назначены послом США в России не случайно. С 1983 года вы очень тесно связаны с этой страной. Очень хорошо знакомы с русским менталитетом и реалиями страны. И лучше, чем кто-либо другой, понимаете, насколько остро россияне реагируют на вещи, связанные с отношениями с США.
 
Кроме представителей власти вы – во второй день по приезде, в разгар антиправительственных митингов, которые начались после нескольких лет затишья, – встретились с лидерами оппозиции. Вы ведь наверняка знали, что это не будет лучшим сигналом...
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Ну, во-первых, я прибыл сюда, потому что меня направил президент Обама. Когда он захотел усилить импульс «перезагрузки», зная, что это будет непростой период, потому что на повестке появились более сложные вопросы, он захотел, чтобы продвижением «перезагрузки» здесь, на передовой, занимался я.
 
Что касается встреч с оппозицией, то такова наша политика. Так называемая политика участия по двум направлениям. Когда сюда приезжал президент Обама, то в первый день он встречался с президентом Медведевым, членами правительства, на следующее утро у него была очень интересная и увлекательная встреча за завтраком с председателем правительства Путиным, но остаток того дня он провёл, встречаясь с лидерами общественных движений.
 
Потому что вокруг этого было столько шума! Просто хотела спросить, насколько благоразумно было встречаться с этими людьми. Конечно, вы должны были встретиться с лидерами оппозиции, но насколько благоразумно было встречаться с ними на второй день после вашего приезда? И я знаю, что это никоим образом не подоврало ваших отношений с правительственными чиновниками. Они ничего не имели против. Но люди, простые россияне… И я знаю, насколько важным было…
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Давайте поговорим о простых россиянах. Не будем обобщать и говорить, что мы знаем, кто такие «простые россияне». По моим последним данным, отношение к Соединённым Штатам при администрации Обамы значительно улучшилось. В прошлом году, насколько я помню, 60% россиян отвечали, что относятся к Америке положительно. Так что… Сейчас по тем или иным причинам идёт антиамериканская кампания. Но что касается нас, мы не изменились. «Перезагрузка» остаётся частью нашей политики, мы стремимся её реализовать и гордимся этим.
 
И последний вопрос, касающийся простых россиян. Почему – опять же, на ваш взгляд – так многие здесь считают, что вы приехали в Россию для того, чтобы подталкивать народ к революции. О послах США в России такое говорят нечасто, почему так говорят о вас?
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Дело в том, что я, как вы верно отметили, являюсь профессором в Стэнфорде. Я читаю в Стэнфорде лекции о политических изменениях, о демократии. Поэтому те, кто хочет неверно истолковать мою миссию здесь, могут сослаться на моё прошлое и сказать: «Вот зачем он здесь!».
 
На это я могу сказать две вещи. Во-первых, я нахожусь здесь, чтобы представлять президента Обаму и его администрацию и продвигать нашу внешнюю политику. То, чем я занимался десять лет назад, имеет совершенно другой характер, и не собираюсь отнекиваться от того, что делал десять лет назад. Я могу сказать то же и про ваших российских правительственных чиновников. Не нужно связывать то, чем они занимались 20-30 лет назад на своих предыдущих местах работы с тем, что они пытаются делать сегодня на своих нынешних постах. Другими словами, давайте вместо этого говорить о сегодняшнем дне и о том, чем мы занимаемся в настоящий момент.
 
В одном из интервью российским СМИ вы заявили, что раньше США поддерживали «цветные революции», но это уже в прошлом, потому, что это было при другом президенте. Администрация президента Обамы больше этим не занимается, заявили вы. Можете ли вы сказать, что при администрации президента Обамы США не спонсируют никаких оппозиционных движений в мире?
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Мы оказываем финансовую поддержку негосударственным организациям, внепартийным организациям, которые продвигают, как мы говорим, универсальные ценности: демократию, права человека, верховенство закона. Мы делаем это по всему миру, и здесь в том числе – и своей деятельностью очень гордимся.
 
Ни лидеров оппозиции, ни проправительственных политических лидеров мы не спонсируем. Не финансируем мы и президентскую кампанию Путина. То есть мы придерживаемся принятых норм, согласно которым не вмешиваемся в политику: в то, кого выберут, а кого – нет.
 
Вернёмся к вашей главной задаче здесь, в России, к политике «перезагрузки». Вы её архитектор. По сути, это ваше детище, идея, которая вам очень дорога… Конечно, «перезагрузка» дала много хорошего. Но здесь, в России, люди думают: да, Америка помогла России на последних стадиях вступления в ВТО, и это замечательно; да, Россия в последние годы помогает Соединённым Штатам в Афганистане, и это очень хорошо; но в отношениях двух стран есть камень преткновения – я имею в виду вопрос противоракетной обороны. И по этому вопросу мы по-прежнему очень далеки от согласия.
 
Разногласия у нас есть по Сирии и Ирану, но это на самом деле не двусторонние вопросы, здесь есть и третья сторона. В том же, что касается чисто двусторонних отношений, главная проблема – это ПРО. Чего ждать дальше? Проблема никуда не делась. «Какая перезагрузка? – скажут люди. – Это ведь главный вопрос, мы не смогли его решить и до сих пор не знаем, как его решать».
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Во-первых, я бы сказал, что мы не считаем это главной проблемой. Другие вещи, о которых вы только что упомянули, – это проблемы реальные. И не будем забывать, с чего мы начинали: осенью 2008 года отношения между США и Россией были очень плохими. Люди иногда забывают, какой путь мы прошли. Мы проработали много вопросов и во многом добились успеха. Так что по определению на повестке дня остались самые сложные вопросы. Одни вопросы мы решили – а теперь придётся решать более сложные. В том числе и вопрос о противоракетной обороне.
 
На протяжении 30-40 лет была проблема конфронтации. Мы пока только на начальном этапе. И должны продемонстрировать, что угрозы нет. Мы уже сто раз об этом говорили. Президент Соединённых Штатов заявлял, что система не направлена на подрыв стратегического баланса между США и Россией. Мы не заинтересованы в гонке вооружений. Мы верим в российский военно-промышленный комплекс, в возможности России. Поэтому знаем, что такая стратегия была бы проигрышной, и у нас нет на неё денег. Просто нужно продолжать работу.
 
Почему Соединённые Штаты не хотят предоставить России юридически обязывающих гарантий? И я могу вам также сказать, почему Россия настроена скептически. Потому что, к примеру, Джордж Буш-старший пообещал России, что НАТО ни на дюйм не продвинется вглубь советского блока, но не дал никаких юридически обязывающих гарантий, и нам всем хорошо известно, как потом развивались события.
 
Поэтому российская сторона говорит: «Почему мы должны доверять этой системе противоракетной обороны, если никаких письменных гарантий нам не дают?!» И я хотела бы спросить: почему бы не предоставить России юридически обязывающие гарантии?
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Я не знаток истории расширения НАТО, предоставляю историкам решать, правда это или нет, - я с этой историей просто не знаком.
 
А сказать я хотел бы следующее: мы ведём переговоры, стремясь к итогу, который был бы положительным как для России, так и для Соединённых Штатов. Одержимость идеей получения юридически обязывающих гарантий мы считаем неразумной. По этому поводу у нас есть разногласия.
 
Мы совершенно ясно дали понять, что мы напишем… сделаем заявление по этому поводу. Мы дали понять, что хотели бы предоставить больше прозрачности. И я хотел бы сказать – не хочу забегать вперёд, предвосхищая переговоры, мы ведь здесь забегаем вперёд перед переговорами, – но когда я сажусь за стол переговоров, то понимаю, куда нужно двигаться дальше. Я слышу предложения российской стороны, я слышу предложения американской стороны.
 
Не буду предсказывать, что мы договоримся в этом году – возможно, в этом году и не договоримся: есть масса других вопросов. Но время на решение этого вопроса у нас есть. Потому что в реальности «угрозы», о которых мы слышим от российской стороны, - это проблемы, от которых нас отделяют десятилетия. У нас есть время, чтобы вместе всё разумно обговорить – и нужно сделать так, чтобы в результате выиграла и Россия, и Америка. Это тот принцип, которым президент Обама руководствуется буквально в каждом вопросе, связанном с «перезагрузкой».
 
Большое спасибо за интервью. Искренне желаем вам успехов в достижении этих ваших целей.
 
МАЙКЛ МАКФОЛ: Спасибо, что пригласили.

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Россия Европа
теги
Барак Обама Дмитрий Медведев оппозиция перезагрузка посол ПРО Россия сотрудничество США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...