RT

Попытки давить на правовую систему России деструктивны

Российская исполнительная власть не будет уступать давлению и вмешиваться в судебные дела, отметил президент Медведев в интервью телеканалу Bloomberg TV. Он также назвал разговоры об избирательном правосудии в России некорректными.

Следующим пунктом в эфире RT станет эксклюзивное интервью президента Медведева, которое он дал телеканалу Bloomberg TV по прибытии на Всемирный экономический форум в Давосе.

Господин президент! Спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. Вы хотите превратить Россию в современную страну. У вас есть «Макдоналдсы», есть торговые центры, есть суши. Чего не хватает?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ, Президент Российской Федерации: Не хватает более элементарных вещей. Не хватает инфраструктуры, не хватает инфраструктуры для ведения бизнеса, не хватает законодательства, которое правильным образом регулирует этот бизнес, не хватает правопонимания у чиновников и не хватает развитой деятельности судебной системы. Если всё это будет, а также если не будет коррупции, тогда это будет означать, что Россия готова к тому, чтобы быстро продвигаться по пути модернизации.
 
Почти все компании, которые занимаются бизнесом в России, контролируются либо государством, либо миллиардерами, также известными как олигархи. Миноритарные инвесторы, иностранные инвесторы часто находят, что к ним относятся несправедливо. Об этом говорят все инвесторы, но регулирующий элемент ничего не делает. Может быть, регулятор должен делать больше?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Обойти можно любое законодательство, корпоративное законодательство в том числе, и американское, и английское тоже. Вопрос в том, есть ли эффективный контроль за тем, кто как применяет соответствующие нормы. Бизнес всегда стремится к тому, чтобы избежать наиболее жёстких норм.
 
К сожалению, ситуация в нашей стране с соблюдением законодательства заключается именно в том, что наши бизнесмены зачастую пытаются договориться и с государственными чиновниками, с государственными служащими, и между собой о том, чтобы обойти наше законодательство, которое, кстати, я не считаю отсталым, и совершить такие сделки, которые прямо ему противоречат.
 
Но, извините, это вопрос не только самого законодательства, это вопрос правовой культуры и эффективности контроля за его соблюдением, деятельности антимонопольных структур.
 
Давайте сравним с тем, как это выглядит в Соединённых Штатах Америки, где несоблюдение антимонопольного закона – это зачастую хуже, чем совершение мелкоуголовного преступления, потому что результат будет катастрофический для бизнесмена. Здесь есть чем заниматься, здесь есть над чем работать.
 
Вы много говорите о коррупции, о необходимости борьбы с коррупцией. Вы предприняли ряд шагов. Но Вы сами признаёте, что многого добиться ещё не удалось. Почему не… Если коррупция так масштабна, как Вы говорите, в России, почему не привлекать к ответственности определённых высокопоставленных чиновников?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Здесь я бы хотел всё-таки сказать, что мы должны рассуждать на правовом языке. Кто-то знает о ком-то, что он коррупционер. Знаете, можно так рассуждать практически о любом губернаторе, и не только в Российской Федерации.
 
Позвольте Вас здесь прервать. Вы сказали, что коррупция почти тотальна. Это не отдельные случаи, коррумпированы многие. То есть теоретически не должно быть очень трудно найти этих людей. Вас беспокоит наличие доказательств. Почему бы не сделать это?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я считаю, нужно поступать следующим образом. Действительно коррупция проникла во все эшелоны российской власти, причем её распространение получило очень масштабный выход, естественно, после создания рыночной экономики и новой политической системы.
 
Давайте скажем прямо, в Советском Союзе не было такой коррупции. Почему? Потому что не было свободы и не было рыночной экономики. К сожалению, наши государственные служащие и наши бизнесмены оказались не вполне готовыми к тому, чтобы сразу выйти на цивилизованный уровень общения. Коррупция выросла.
 
Могу Вам сказать, что ситуация тяжёлая, но она не безысходная. Только в прошлом году несколько тысяч высокопоставленных государственных служащих были привлечены к уголовной ответственности за коррупцию и взятки, из них осуждено около двух тысяч.
 
Первый арест господина Ходорковский стал сигналом всем олигархам, что государство контролирует ситуацию. И после этого все стали платить налоги. Может быть, тот же эффект был бы, если бы был осуждён кто-то из госаппарата? Не стало бы это сигналом всем остальным, что коррупцию больше терпеть не будут?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: В отношении уплаты налогов не только Ходорковским, но и вообще всеми нашими предпринимателями. Я буквально вчера листал статистику. Только в прошлом году за неуплату налогов к уголовной ответственности в нашей стране была привлечена тысяча частных предпринимателей и порядка трёх тысяч служащих крупных коммерческих структур.
 
Это очень серьёзная цифра. Я даже не ожидал, что эта цифра такая. Причём я посмотрел по конкретным делам (мне информацию дала Генеральная прокуратура), некоторые из них, я не говорю о широко известном деле, получили по 8-10 и 15 лет лишения свободы. Поэтому, скажем так, разговоры об избирательном применении правосудия в этом плане, я считаю, не вполне корректны.
 
Давайте подробнее поговорим о Михаиле Ходорковском. Каждый декабрь крупнейшие российские инвесторы, банкиры, брокеры собираются для проведения неформальных бесед. В этом году один из банкиров поднял бокал за Ходорковского. Как мне сказали, не потому, что всем в зале он нравился, но потому, что все они полагают: то, что случилось с ним, второй приговор ему, нанёс огромный удар по инвестиционному климату в России. Вы не хотите покончить с этой историей господина Ходорковского, положить ей конец?
 
Д.МЕДВЕДЕВ: Я отвечу на этот вопрос чуть более подробно, потому что он действительно представляет определённый интерес для всех.
 
Во-первых, ещё раз хотел бы сказать, что за налоговые преступления только в прошлом году несколько тысяч частных предпринимателей и сотрудников крупных коммерческих структур сели в тюрьму.
 
Второе. Я считал и считаю, что президент любой страны, в том числе и России, не должен рассуждать об отдельных «кейсах» только потому, что это есть вмешательство в судебную систему.
 
Третье. В отношении Ходорковского и некоторых его коллег, которые преследуются по закону, и соответствующего приговора. Он не вступил в законную силу.
 
И, наконец, четвёртое. Я считаю, что разговоры о несовершенстве судебной системы, а также попытки давления, в том числе и на меня как на президента страны, в этом плане носят абсолютно деструктивный эффект. Они заставляют думать всех остальных, что в России настолько несовершенная судебная и правовая система, что можно сказать президенту, ещё кому-то: «Вы поменяйте приговор по делу Ходорковского, кого-то другого, и тогда мы убедимся в том, что ваша правовая система не безнадёжна, а хоть как-то работает». Но это неприемлемо.
 
Как инвесторы могут быть уверены, что новых ходорковских не будет?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я считаю, что инвестор любой – и российский, и иностранный – должен соблюдать законы, в противном случае он может получить тюремный срок, как это произошло в случае с Ходорковским или в случае с Мэдоффом, который получил несколько больше.
 
Вы говорите о необходимости большей политической конкуренции для модернизации российской экономики. Как бороться с коррупцией в правительстве, если в стране нет реальной оппозиции? Если политической оппозиции в России не разрешено существовать?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Вы не правы. Политическая оппозиция в России существует. Вопрос в том, насколько она мощная. У нас в парламенте четыре политические партии, которые на самом деле периодически доставляют довольно много неприятностей тому же самому правительству, сформированному ведущей политической силой. Они критикуют его, требуют отставки и так далее, что происходит во всём мире.
 
Другой вопрос, что в последнее время у нас существует довольно мощная одна политическая сила, которая в настоящий момент контролирует ситуацию в парламенте. В этом есть, наверное, минусы, но в этом есть и определённые плюсы. В чём они заключаются? В девяностые годы президент Ельцин не мог принять почти ни один закон, потому что он блокировался коммунистами и некоторыми другими партиями. Нам удалось принять нормальное законодательство. Но это не значит, что «Единая Россия» или какая-то другая партия должна получить мандат на управление на всё время.
 
Я именно об этом и спрашиваю. Мне более интересны те лидеры оппозиции, которые вне парламента. Почему лидер оппозиции в России арестовывается за участие в мирных демонстрациях, например? Только потому, что он принимает участие в этой демонстрации? Мы знаем, что Немцов якобы провоцировал полицейских, но многие говорят, что это не так.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Мне опять же не хотелось бы оказывать влияние на рассмотрение этого дела в суде. Но если Вы имеете в виду административный арест в отношении лидеров отдельных маленьких оппозиционных партий, то здесь вопрос должен разрешаться абсолютно в правовой сфере.
 
Ни в одной стране мира не позволено нарушать законы по проведению митингов и демонстраций и двигаться в отношении полиции, совершая противоправные действия в отношении тех, кто защищает правопорядок.
 
Вы очень популярный Президент. Оппозиция весьма мала. Зачем же создавать такую ситуацию, ведь вне России это создаёт плохой фон для инвестиционного климата – когда оппозиционеров арестовывают, когда разгоняют демонстрации (санкционированные они или нет). Позвольте им проводить демонстрации.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Так они и делают это всё время. Из десятков, сотен демонстраций только, может быть, одна превращается в демонстрацию с нарушением закона. Там был только один вопрос, связанный с проведением в конкретный день демонстрации в одном месте, на Триумфальной площади. После того как в Москве поменялось руководство, эти демонстрации стали разрешёнными. Они приходят туда. Но невозможно подавать 10 заявок на одно место.
 
Кстати, лидеры оппозиции получили, насколько я знаю, согласие. Но проблема в том, что они ещё между собой не могут договориться. Кто-то сказал: «Да, мы здесь будем». Кто-то сказал: «Мы не будем здесь, мы пойдём в другую сторону». Послушайте, нужно приучиться исполнять законы.
 
Вы будете участвовать в президентской кампании 2012 года?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я посмотрю на то, как будут развиваться события.
 
А если Вы будете президентом, то путин останется премьером?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Это будет зависеть от целого ряда причин, от целого ряда обстоятельств – в том, что касается меня. Я сейчас не буду говорить про Путина, ладно? Потому что это отдельный человек, он мой товарищ, но я не буду за него ничего говорить.
 
Что касается меня, я своё решение приму, безусловно, и приму в этом году – как мне поступить. Если я посчитаю правильным для страны, для политической системы и прежде всего для граждан нашего государства участвовать в выборах, я в них буду участвовать. Если я посчитаю иначе, я об этом открыто скажу. И скажу, что, на мой взгляд, лучше будет для нашего общества и государства. Но если я всё-таки буду участвовать, то, конечно, я впоследствии приму решение и о премьер-министре. Это очевидно.
 
И последний вопрос. Очевидно, что террористическая акция в Москве была трагедией, но вместе с этим должны ли инвесторы беспокоиться о безопасности в России? У вас будет чемпионат мира по футболу, Олимпийские игры. Ситуация с безопасностью в России – об этом следует инвесторам беспокоиться?
 
Д.МЕДВЕДЕВ: Я бы всё-таки начал с другого. Эта ситуация, безусловно, волнует прежде всего всех российских людей и меня как главу государства. И это самое главное, потому что только консолидацией всех общественных сил мы способны победить это зло. Перед лицом терроризма нельзя устраивать каких-либо истерик и расходиться в разные стороны, потому что терроризм будет сильнее и сильнее. Вспомните, как сплотилось американское общество после 11 сентября. Даже тот, кто очень не любил президента Буша, тем не менее сказал: «Да, он должен управлять, управлять жёстко».
 
То же самое должно быть в нашей стране, только так можно победить терроризм.
 
Что же касается опасений инвесторов и вообще тех, кто приедет к нам, можете не сомневаться, мы обеспечим высокий уровень безопасности. Причём такой уровень, который необходим для проведения Олимпиады, мирового кубка по футболу и других спортивных соревнований. Это будет задача для всего общества и, конечно, для правоохранительных органов и спецслужб. И мы сделаем это максимально эффективно.
 
Спасибо, господин президент.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Спасибо Вам.
 
Спасибо, что нашли для нас время.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
теги
Борис Ельцин Борис Немцов Владимир Путин Всемирный экономический форум Дмитрий Медведев Михаил Ходорковский оппозиция президентские выборы Россия суд
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG