RT Оригинал

Ахмадинежад: Мы не приемлем ядерное оружие

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в эксклюзивном интервью RT заявил, что его страна - ядерная держава, которая использует атом только в мирных целях и не ставит цель создать бомбу.

Господин президент, большое спасибо за то, что в ходе своей поездки в Нью-Йорк Вы нашли время для интервью RT. Позвольте спросить сначала, почему Вы решили лично приехать в Нью-Йорк – а не отправили Министра иностранных дел Ирана или другого высокопоставленного чиновника из Вашей администрации?

 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД, Президент Ирана: Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного.
 
Я считаю, что конференция, которая сегодня проходит в ООН, — один из самых важных форумов в мире. Безопасность — это одна из основных проблем, с которыми сегодня сталкиваются государства и общества, а наибольшую угрозу безопасности представляет ядерное оружие. Вот уже почти шестьдесят лет мир живет под угрозой ядерного уничтожения.
 
Предпринимались многочисленные попытки снизить уровень этой угрозы, но они не принесли успеха. Масштаб угрозы в наши дни значительно больше, чем шестьдесят лет назад, а пока существует угроза, настоящий прогресс и процветание невозможны. Поэтому сегодняшняя конференция крайне важна. Я посчитал, что, присутствуя лично, смогу помочь участникам конференции найти более удачные и комплексные решения.
 
Господин Президент, как Вы думаете, у американцев сложилось о Вас неправильное представление? Может, те, кто Вас критикует, просто Вас недопонимают?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Это возможно… я хочу сказать, что в прошлом у нас были разногласия с правительством США. Несколько администраций США подряд работали против наших интересов. В США многие СМИ контролируются партиями. Естественно, что когда у нас возникает конфликт с этими партиями, подконтрольные им СМИ поддерживают их точку зрения. Мы любим американский народ, мы вообще любим людей всех национальностей. Я не думаю, что у нас будут какие-то проблемы с простыми людьми.
 
Поскольку мы заговорили о СМИ, хотелось бы задать Вам следующий вопрос. – можете ли Вы назвать какие-то конкретные организации, которые, с Вашей точки зрения, критикуют Иран с той или иной стороны?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Например, сегодня я приехал в Нью-Йорк, кажется, в шестой раз. Я не раз давал интервью разным американским СМИ. И каждый раз их вопросы были почти одинаковыми. Этому может быть только несколько объяснений. Первое, по самым разным вопросам их точки зрения совпадают, и поэтому их интересуют одни и те же вещи. Второе, они регулярно собираются и согласовывают вопросы. Или первое, или второе. Есть еще третий вариант: всеми ими руководят из единого центра. Это третье объяснение кажется нам наиболее правдоподобным.
 
И какой вопрос они задают Вам чаще всего?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Некоторое время вопросы касались только проблем Ближнего Востока и Холокоста.
 
Господин Президент, американские СМИ часто приписывают вам высказывание о том, что Израиль нужно стереть с карты мира. Часто это истолковывают так, будто люди в вашей стране живут с лозунгами «Смерть Израилю», «Смерть Америке». Так понимают это американские СМИ. Вы действительно говорили, что Израиль нужно стереть с карты мира? Проясните, пожалуйста, этот момент.
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: По Палестине мы занимаем очень четкую позицию. Мы заявляем, что за 60 лет конфликта мирные инициативы не привели ни к какому результату. Мы заявляем, что народ должен иметь право сам определять свое будущее. Поэтому мы предлагаем провести свободный референдум. Нам отвечают, что если будет свободный референдум, палестинцы одержат убедительную победу и сионистский режим рухнет. Давайте просто дадим людям возможность сделать собственный выбор.
 
То есть ваши слова неправильно интерпретировали?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Возможно.
 
Ваш приезд в Нью-Йорк и выступление в ООН происходят на фоне попыток США добиться четвертого раунда санкций в отношении вашей страны. Не хочу беспочвенно что-либо утверждать, но многие недавние высказывания позволяют думать, что США могут добиться успеха в этом вопросе. Как, по Вашему мнению, будет развиваться ситуация?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Санкций мы не боимся. Мы считаем их жестокими и несправедливыми. Вы упомянули, что Соединенные Штаты оказывают большое давление. Сам по себе этот факт уже говорит о том, что они делают что-то незаконное и несправедливое. Если бы проводимая США политика соответствовала международному праву, Америке не потребовалось бы оказывать такое серьезное давление. Наличие давления доказывает, что принимаемые в отношении санкций решения не являются демократическими.
 
Это приводит к целому ряду последствий. Теряется доверие к таким решениям, ослабляется авторитет международных организаций. Мы считаем, что есть определенная группа людей, которая подталкивает господина Обаму к столкновению или противостоянию с Ираном. Если господин Обама окажется в конфронтации с Ираном, на его лозунге о необходимости перемен можно будет поставить крест. Господин Буш принимал против нас резолюции. И где он сейчас? Где он в итоге оказался? Где сегодня мы — и где он? Иран продолжает развиваться, а Буша уже нет на политической арене.
 
Вы часто говорите об ослаблении авторитета ООН. В своей речи Вы упомянули, что не удовлетворены работой МАГАТЭ, указали на недостатки ООН, которые Вы видите. По Вашему мнению, ООН не всегда соблюдает принципы демократии и справедливости по отношению ко всем государствам-членам. И в этом с Вами теперь согласны многие из тех, кто живёт в этой стране. Не все в восторге от ООН, многие согласны, что политика ООН не всегда является справедливой в отношении всех государств-членов. Так почему же Иран продолжает диалог с ООН, если в этой организации столько проблем и противоречий, если в отношении её справедливости существует такой серьезный дисбаланс?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Ну, ответ на Ваш вопрос очевиден. Мы считаем свою страну членом этих организаций: мы участвуем в диалоге, обмениваемся мнениями и прилагаем усилия к совершенствованию их структуры. Если Вы были на конференции сегодня или пойдёте на неё завтра, то увидите, что многие государства-участники на самом деле согласны с позицией Ирана. Эти перемены невозможно осуществить мгновенно. Нужны обсуждения, поездки; нужно искать консенсус со всеми заинтересованными сторонами.
 
Бразилия и Турция – непостоянные члены Совета Безопасности ООН – выступили против санкций в отношении вашей страны. Но совсем недавно прозвучало заявление министра иностранных дел по крайней мере одной из этих стран о том, что в своём обращении к международному сообществу здесь Вам необходимо предоставить гарантии того, что ядерная программа Ирана носит исключительно мирный характер. У вас есть уверенность в том, что после вашего визита в Нью-Йорк международное сообщество будет уверено в исключительно мирном характере ядерной программы Ирана?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Пересмотр ДНЯО гораздо важнее всех вопросов, касающихся только одного государства, одной страны-участницы. От реформ, которые здесь обсуждаются, пользу получит весь мир. Мы со своей стороны принимаем участие в обсуждении и представляем свою точку зрения на происходящие процессы.
 
Иран это страна, которая никогда не оказывает давление на другие страны и не заставляет их менять свою политику. Мы за то, чтобы обсуждать все вопросы, высказывать свою точку зрения, объяснять и обосновывать её. А другие страны уже сами должны решить, прислушиваться к нашей позиции или нет. Разумеется, мы не можем заставить их принять нашу точку зрения, но в то же время мы знаем, что большинство стран поддерживают нас. 118 государств-членов Движения неприсоединения официально выразили нам свою поддержку.
 
Но право вето, которым обладают постоянные члены Совбеза ООН, создает дисбаланс в принятии решений и не позволяет ООН справедливо решать задачи всеобщей безопасности. Таким образом, нивелируется демократическая суть Совета Безопасности, и в довершение всего – ряд государств устраивает давление на Совет Безопасности, от чего ситуация обостряется ещё больше.
 
В своём обращении сегодня вы сказали, что не стоит гордиться наличием в своем арсенале ядерного оружия. Наоборот, это отвратительно и постыдно. В прошлом месяце многие СМИ сообщили о заявлении Ирана, что вскоре эта страна войдёт в «ядерный клуб». Не могли бы вы прояснить эту ситуацию: Иран стремится войти в «ядерный клуб» (если это действительно так), и в то же время Вы говорите, что наличие или создание ядерного оружия – это нечто отвратительное и постыдное.
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Ядерную энергию можно применять по-разному. Во-первых, в целях получения электричества. Во-вторых, в медицинских целях – для лечения. Затем, в промышленности и сельском хозяйстве. Далее, для диагностики и лечения сложных заболеваний. Ядерную энергию можно с пользой применять во многих областях. Ещё одно возможное применение (и даже отклонение) – это бомба.
 
Если у вас есть возможность обогащать ядерное топливо, чтобы использовать его для благих целей, это даёт вам право называться членом «ядерного клуба». «Ядерный клуб» – это не какая-то официально зарегистрированная организация. Это просто такое выражение. Любой, у кого есть ядерная технология, считается членом клуба.
 
И там я говорил: «Ядерное оружие – никому, ядерная энергия – всем». Мы используем ядерную энергию, но не приемлем ядерное оружие. Так что мы являемся ядерной державой, но используем ядерные технологии в мирных целях.
 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
RT Россия Европа
теги
Барак Обама Бразилия Джордж Буш Иран МАГАТЭ Махмуд Ахмадинежад ООН Совет Безопасности ООН США Турция ядерная программа ядерная угроза ядерное оружие
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG