Press TV Оригинал

Новый СНВ - итог переоценки политических реалий

В интервью по итогам года президент Дмитрий Медведев заявил, что подписание договора по СНВ-2 переносится на начало следующего года. Но вместе с тем Россия продолжит модернизировать свое ядерное вооружение.

Россия продолжит работу над ракетами нового поколения, чтобы эффективность ее ядерного устрашения не снижалась. Об этом сообщил президент Медведев в интервью в канун Рождества.

 
Заявление было сделано в период замедления переговоров между Россией и США по обновлению договора по сокращению ядерных вооружений. Старый договор по СНВ прекратил свое существование 5 декабря, но остается в силе и ожидает замены.
 
Соглашение не было достигнуто до крайнего срока. Медведев утверждает, что новые ракеты, которые производит Россия, создаются в полном соответствии с договорами по вооружениям, заключенными с США. Но глава страны сказал также, что Россия и США близки к подписанию нового договора по сокращению обширных арсеналов времен Холодной войны, добавив, что их отношения с Президентом США Бараком Обамой доверительные.
 
Вопросы, которые мы обсудим в этой программе: что задерживает подписание СНВ-2 и действительно ли новый договор, разрешающий создание нового оружия, – правильный выбор?
 
Чтобы ответить на эти вопросы, мы связались с бывшим московским корреспондентом The Times Кристофером Уокером и политологом Александром Пикаевым. Благодарю вас, что присоединились к нам. Начнем с Вас, Кристофер Уокер. Правительства США и России вели переговоры по вышеупомянутому договору по СНВ с целью сократить количество ядерных вооружений. Каким образом в эту схему вписывается заявление российской стороны?
 
КРИСТОФЕР УОКЕР, бывший корреспондент The Times в Москве: Я считаю, что это вполне предсказуемо. Если вспомнить слова Путина от 2006 года: россияне не допустят, чтобы их арсеналы устарели или стали неэффективными. И это укладывается в рамки сокращения вооружений, о котором договорились две основные сверхдержавы. Как известно, в Женеве они провели тайное обсуждение. Но согласно просочившейся информации, они не сошлись во мнениях о деталях договора. Сейчас переговоры действительно приостановлены на период рождественских и новогодних праздников и возобновятся в январе. Так что мне не кажется, что надежда потеряна. Перед этим интервью, если не ошибаюсь, за день или два, Сергей Лавров, российский Министр иностранных дел, сделал заявление в других тонах. Он сказал, что фактически обсуждено уже все, и в следующем году обе стороны приступят к радикальному снижению вооружений. И Россия – не одинока в своем решении модернизировать арсеналы. Британцы и Гордон Браун планируют создать новое вооружение для атомных подводных лодок, которое позволит запускать ракеты «Трайдент». И это не новость, в этом нет ничего неожиданного, хотя Москва и сказала, что ничего не предпримет.
 
Господин Пикаев, исходный договор по СНВ подвергался критике как возможность для США и России списать свои старые и более дорогостоящие системы обеспечения. Станет ли, по-вашему, новый договор по СНВ таким же, как и его предшественник?
 
АЛЕКСАНДР ПИКАЕВ, политолог: Во-первых, я полагаю, что велика вероятность того, что обсуждение нового договора завершится в начале следующего года. Весьма вероятно, что это произойдет еще до саммита по ядерному вооружению, который проведет президент Обама в Вашингтоне в конце марта – начале апреля следующего года. Новый договор также будет предусматривать весомое сокращение стратегических наступательных вооружений обеих стран, весьма вероятно, в 4 раза по сравнению с уровнем первого договора. Поэтому речь действительно идет об очень серьезных сокращениях. А что касается модернизации, то здесь я тоже не вижу никаких противоречий, потому что в следующие 10 лет России придется списать большое количество своих систем. И это сокращение им нужно будет частично компенсировать. Для этого необходимо создать новое вооружение в гораздо меньшем объеме, но, тем не менее, какое-то количество оружия придется создать. Речь о модернизации в небольших масштабах, но, к сожалению, модернизации неизбежной.
 
Господин Уокер, некоторые уважаемые на Press TV аналитики полагают, что запуск из космоса с орбиты Луны кумулятивного и разрывного зарядов, проведенный США около 2 месяцев назад, на самом деле был испытанием ракет нового поколения, запущенных из космоса. Как представляется это вам? Заговор ли это? И с учетом этого, что можно сказать об ответных российских испытаниях?
 
КРИСТОФЕР УОКЕР, бывший корреспондент The Times в Москве: Нам известно, что русские только что провели испытания ракеты дальнего радиуса действия СС-18. Мне кажется, что обе стороны применяют старые правила дипломатии, то есть, пока ведутся переговоры, сохраняется опасность реального перехода к действиям, что заставляет обе стороны сохранять бдительность. И я согласен с моим кремлевским коллегой: это заявление ни для кого не стало сюрпризом, потому что действия американцев, и я действительно не знаю: слухи это или правда, не могли не повлечь реакцию. Кроме того, известие было ориентировано еще и на отечественного зрителя, а в России многие очень гордятся ядерной мощью страны, и им не понравилось бы, что создается впечатление, что мощь эта рушится и устаревает. Не удивлюсь, если в следующем году эти оба вопроса будут развиваться параллельно. По-моему, довольно наивно, по большей части со стороны сторонников разоружения, полагать, что Америка и Россия вдруг решили отказаться от всего своего арсенала и перековать мечи на орала. Так не было задумано с самого начала.
 
Господин Пикаев, президент сказал: «Без этого (стратегических наступательных вооружений) нет возможности защищать нашу страну. Это тоже очевидно и нам, и американцам, это закон текущей жизни. Это не означает, что мы вообще не можем вести разговор, скажем, о безъядерном мире. Это красивая и, в общем, правильная цель, но к ней нужно двигаться постепенно». Значит ли это, что это только разговоры, не переходящие в дальнейшие действия?

 

АЛЕКСАНДР ПИКАЕВ, политолог: Существует резолюция Совета Безопасности ООН, которая была принята в сентябре. Россия проголосовала за принятие этой резолюции. Безъядерное видение мира – это политика, которую официально проводит Россия. Президент сегодня подтвердил это видение, сказав, что это хорошая идея и что нам нужно двигаться в сторону безъядерного мира, но этого недостаточно. Русские и американцы будут разоружаться, но другие страны также должны присоединиться к этому процессу. В частности, это касается тех стран, которые, как он сказал, хотели бы «прыгнуть в ядерный клуб», в этом он и видит проблему.

Позвольте мне прокомментировать. Но ведь есть те, которые могут сказать, что если Россия и США откажутся от ядерного вооружения, то тогда может начаться гонка за членство в этом клубе?

АЛЕКСАНДР ПИКАЕВ, политолог: После предыдущего ядерного разоружения России и США, Великобританией, Францией и другими странами было принято решение  сократить ядерный потенциал в одностороннем порядке добровольно. И на тот период времени были произведены достаточно значительные сокращения. Мы надеемся, что и сейчас, по крайней мере, эти две страны последуют примеру России и США. Мы также надеемся, что Китай, который до настоящего момента не продемонстрировал никакого ядерного сокращения, продемонстрирует некую сдержанность в вопросе ядерной модернизации и выступит, мы надеемся, с инициативами в этой сфере. Хотя другие страны не являются частью российско-американского контроля над  ядерным вооружением, они не изолированы от остального мира, поэтому их ответ российско-американскому сокращению ядерных вооружений должен быть положительным. Мы говорим о значительном сокращении.

Господин Уокер, не могли бы и Вы прокомментировать это. Мы говорим о постепенном сокращении. Как  Вы считаете, насколько быстры предпринимаемые шаги?

КРИСТОФЕР УОКЕР, бывший корреспондент The Times в Москве: Я считаю, что это все, чего мы можем ожидать. Разумеется, лидеры должны широко выражать свои мысли в отношении безъядерного мира. Но президент Обама, и это нужно знать, не ожидает, что это произойдет в период его президентства. Так же как и в реальной политике, необходимо реально смотреть на вещи. Они не собираются полностью избавиться от вооружения, но они говорят об этом. Не стоит забывать, что срок, истекший 5 декабря, и непринятие нового договора по СНВ двумя сторонами в ходе переговоров в рамках саммита, проходившего в Копенгагене, не означает, что договор по СНВ-1 прекратил свое существование. Они договорились, что он будет продолжать действовать, до тех пор пока не будет достигнуто окончательного прогресса. Я снова соглашусь с моим московским коллегой, что в марте-апреле мы услышим что-то более положительное.

То есть, господин Пикаев, нам необходимо подождать и посмотреть. Как говорит господин Уокер,  мы должны реалистично смотреть на ситуацию.  Нам не удастся увидеть чистый свободный мир. Что же тогда изменится с вступлением в силу договора по СНВ-2. Они вместе сократят свой ядерный арсенал. Все по-прежнему будет туманно. Будет ли разница?

АЛЕКСАНДР ПИКАЕВ, политолог: Разница в том, что  в начале следующего года будет новый договор. После чего ожидается, что Россия и США начнут вести переговоры о дальнейших шагах: другом договоре, в результате которого будет проведено большее сокращение. Еще 10 лет назад никто бы не поверил в то, что Россия и США когда-либо придут к соглашению о сокращении стратегических наступательных вооружений немногим больше 1000 боеголовок. В период Холодной войны у каждой стороны на вооружении находилось более 10000 ядерных боеголовок. Мы говорим о достаточно серьезном сокращении в течение последних нескольких лет. Мы уверены, что этот процесс продолжится. Разумеется, сделать это будет непросто. Важно, что наметилась положительная тенденция, произошла переоценка политики, существовавшей ранее при администрации Буша, которой больше нет. Администрация президента Обамы  заинтересована в сокращении и даже в полном уничтожении ядерного оружия. Тенденция положительная. Да, мы должны быть реалистами и не должны ждать, что произойдет чудо. Я верю, что мы на правильном пути и поставленная цель может быть достигнута.

Вы согласны с этим, господин Уокер. Удастся ли нам однажды увидеть мир без ядерных вооружений или ядерного арсенала?

КРИСТОФЕР УОКЕР, бывший корреспондент The Times в Москве: Мне немногим больше шестидесяти. Не думаю, что мне удастся это увидеть. Но шанс на то, что мир когда-нибудь пойдет в этом направлении, есть. Я также считаю, что мы не можем, как говорят, ждать, пока ребенок пойдет. Они достигли существенного прогресса. Об этом говорят цифры периода Холодной войны. Факт того, что они модернизируют свои арсеналы, не влияет, по сути, на то, что сокращение все-таки было, и, пока они движутся в направлении сокращений, волноваться не стоит. Волноваться нужно будет тогда, когда в следующем году, скажем летом, как ожидаем я и мой московский коллега, они не смогут достичь соглашения. Если этого не произойдет, это даст некоторый повод для волнения. Но на данный момент нужно думать о более позитивном исходе в решении этого вопроса.

Мы беседовали с Кристофером Уокером, бывшим корреспондентом в Москве, и Александром Пикаевым, политологом из Москвы. Спасибо вам большое, что приняли участие в анализе новостей на Press TV.

Дата выхода в эфир 25 декабря 2009 года.    

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Иран, Исламская Республика Азия
теги
Россия СНВ США ядерная угроза ядерное разоружение
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...