NI: Польша и Прибалтика занервничали из-за новых российских танков

Большая часть пехотных противотанковых систем в арсенале Польши и стран Балтии не способна в достаточной мере противостоять последним версиям российских танков, пишет The National Interest. Поэтому военные доктрины этих стран стали уделять больше внимания противотанковым средствам, чтобы в случае необходимости постараться остановить российское наступление, отмечается в статье.
NI: Польша и Прибалтика занервничали из-за новых российских танков
Reuters

Пехотные противотанковые системы формируют «последнюю линию обороны» против танков и бронированных боевых машин противника, и по мере развития технологий танкостроения разработчики противотанкового оружия стараются поспевать за ними изо всех сил. И это «с болезненной очевидностью» проявляется сейчас на восточном фланге НАТО, где противотанковые комплексы времён холодной войны, которые до сих пор находятся на вооружении Польши и стран Балтии, противостоят одним из новейших танковых систем в мире, разработанных в России, пишет The National Interest. Современные российские танки заставляют Польшу и Прибалтику нервничать, отмечает автор.

В частности, одной из «наименее мощных» пехотных противотанковых систем в арсенале Польши сейчас является РПГ-76 «Комар», говорится в статье. Этот лёгкий противотанковый гранатомёт калибра 68 миллиметров, разработанный ещё в 1960—70-х годах, способен пробить около 260—300 миллиметров катаной гомогенной брони и применялся польскими военными во время войны в Ираке для борьбы с пехотой и полевыми укреплениями. Его основным преимуществом является лёгкий вес, который теоретически позволяет переносить несколько пусковых установок. «Комар» постепенно снимается с вооружения, поскольку он практически бесполезен в отношении основных боевых танков, хотя у него имеется неплохой потенциал использования против бронетранспортёров, боевых машин пехоты и легкобронированных вспомогательных транспортных средств.
 
Польша планирует постепенно заменить свои устаревшие системы РПГ-7 и «Комар» на более современную модель гранатомёта для использования на фронте (а возможно, и для своих новых сил территориальной обороны). Для этих целей сейчас рассматривается множество различных систем, включая американский Airtronic PSRL-1 (модернизация РПГ-7), испанские Instalaza C-90 и C-100, улучшенный Carl Gustav M-3 или M-4 либо Panzerfaust-3, сообщает The National Interest.
 
Но пока Польша и Прибалтика продолжают делать основную ставку на «безобразно плодовитый образец советского противотанкового вооружения» РПГ-7, отмечается в статье. На польских РПГ применяются различные оптические прицелы зарубежной и местной разработки, однако основным типом боезаряда, используемого в польской армии, является РГ-7ВМ, который способен пробить лишь 300 миллиметров катаной гомогенной брони. Болгары, а затем и немцы предпринимали попытки разработать новый вид заряда, что принесло интересные плоды, но ни один из этих образцов до сих пор не был принят на вооружение. Более тяжёлые боеприпасы, такие как используемый российской армией тандемный кумулятивный ПГ-7ВР, не поставляются ни одной из этих стран, констатирует The National Interest.
 
Шведский РПГ Carl Gustav в вариантах M-2 и M-3 также используются Польшей и всеми странами Балтии, сообщается в статье. Но в Польше он применяется в основном подразделениями воздушно-десантных войск и сил спецназначения, в то время как в армиях Литвы и Эстонии эти системы, по-видимому, довольно широко распространены и среди обычных пехотинцев. Carl Gustav имеет более высокие, чем у РПГ-7, показатели пробивания брони одиночными кумулятивными боезарядами (фугасные противотанковые заряды) — до 400 катаной гомогенной брони. Тем не менее это вряд ли способно вывести из строя любой современный российский танк при попадании с фронтальной стороны, поясняет The National Interest.
 
Такое положение можно улучшить, применяя современные тандемные кумулятивные заряды, однако сложно сказать наверняка, поставляются ли они в эти страны, говорится в статье. В армии Литвы используются M-2 и M-3 со стандартными трёхкратными оптическими прицелами. Carl Gustav имеет модульную смотровую направляющую и может применяться по назначению как с обычным прицелом с мушкой, так и с прибором ночного видения. Кроме того, Польша и Прибалтика также используют различные западные однозарядные одноразовые гранатомёты, такие как шведские AT-4 и испанский Instalaza C-90. Оба этих образца могут пробить около 400 миллиметров катаной гомогенной брони и имеют дальность поражения до 300 метров, сообщает The National Interest.
 
Если же рассматривать безоткатные орудия, то Польша сейчас использует разработанный в СССР 73-миллиметровый станковый противотанковый гранатомёт СПГ-9. Поскольку ракеты-носители его снарядов мощнее сами по себе и обеспечивают более быструю, чем у РПГ-7, начальную скорость, то СПГ-9 имеет превосходную дальность поражения, отмечает автор. Его используют польские ВВС, а также есть планы вооружить им новые подразделения территориальной обороны Польши. Но как и в случае с вышеописанными системами, он пробивает только 400 миллиметров катаной гомогенной брони, констатирует The National Interest.
 
В то время как основным безоткатным орудием в Прибалтике в настоящее время является шведский Pvpj 1110 калибра 90 миллиметров. Когда в 1990-х годах, после окончания холодной войны, шведская армия объявила эти системы устаревшими, их передали странам Балтии наряду с некоторыми винтовками Аk4 и другими военными средствами, поясняет автор. Шведы разработали для Pvpj довольно продвинутые боеприпасы: их последние версии могут пробивать до 800 миллиметров катаной гомогенной брони, а ранние типы боеприпасов рассчитаны на более скромные 500 миллиметров, однако и это весьма неплохо. Кроме того, у Эстонии на вооружении также находится 106-миллиметровое американское безоткатное орудие M40A1, которое имеет сходные с Pvpj 1110 характеристики, пишет The National Interest.
 
Что касается пехотных систем противотанковых управляемых ракет (ПТУР), Польша и Латвия до сих пор используют унаследованную от СССР ракету «Фагот 9K111», которая может стрелять на расстояние до 2,5 километра, пробивая до 400 миллиметров брони. Кроме того, у них есть новые израильские ракеты Spike-LR с тандемной боеголовкой, прожигающей до 700 миллиметров катаной гомогенной брони. Данная ракета может летать по навесной траектории, что позволяет атаковать ей наиболее тонкую броню сверху, говорится в статье. При этом боеголовки и ракетные двигатели производятся на месте по лицензии, что позволяет Польше сокращать расходы на эти системы вооружения. Имеется также вариант, разработанный специально для бронемашин Rosomak и предназначенный для экипажей, вооружённых Spike-LR, когда в состоянии боеготовности могут одновременно находиться до двух ракет, плюс имеется ещё несколько дополнительных. Польша также использует и другие ПТУР советской разработки, поясняет The National Interest.
 
Между тем Литва преимущественно использует американскую систему Javelin, закупив у США около 100 командных пусковых установок и порядка 300 ракет. Эстония также планирует закупать Javelin. Но в дополнение к этому ещё в 2016 году приобрела французско-немецкую ракету MILAN 2 — которая пробивает до 800 миллиметров катаной гомогенной брони и «по иронии судьбы» заменяется на французской службе как раз на Javelin, отмечает автор. Помимо всего этого, Эстония также импортирует MAPATS, израильскую адаптацию американской ракеты TOW, которая
использует лазерное наведение вместо проводного, сообщается в статье.
 
В будущем Польша надеется разработать лёгкую противотанковую управляемую ракету «Пират» с лазерным наведением и дальностью стрельбы до 2,5 км. Предполагается, что после поражения активно-реактивной защиты она будет способна пробить до 550 миллиметров катаной гомогенной брони. Эти разработки ведутся при содействии представителей ВПК Украины, где уже был создан аналогичный ПТУР лёгкого класса «Корсар», пишет The National Interest. Основным преимуществом этой системы перед израильским комплексом Spike-LR является её более низкая стоимость.
 
Но если анализировать в целом, то в настоящий момент большая часть пехотных противотанковых систем в арсенале Польши и Прибалтики «не способна в достаточной мере противостоять последним версиям российских танков», подчёркивается в статье. Многие из основных действующих боевых танков России имеют модули активной защиты и тяжёлую катаную гомогенную броню, которые с большой долей вероятности предотвратят поражение из большинства портативных пусковых установок и некоторых ПТУР, поясняет автор.
 
Тем не менее количество этого оружия на вооружении Польши и стран Балтии дают возможность их пехоте противостоять более лёгким транспортным средствам, с которыми придётся столкнуться на поле боя. Они также представляют угрозу для боковых участков брони новых боевых танков, говорится в статье. Повсеместное использование гранатомёта Carl Gustav тоже «может оказаться полезным», поскольку армия США также осваивает его и стимулирует траты на новые типы боеприпасов, позволяя разнообразить их на местах, отмечает автор. По всей видимости, военные доктрины Польши и Прибалтики сейчас уделяют большое внимание насыщению поля боя противотанковыми средствами, поскольку одним из самых быстрых способов остановить механизированное наступление является уничтожение если не самих танков, то всех транспортных средств поддержки, заключает The National Interest.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
National Interest США Северная Америка
теги
армия военная техника геополитика Запад НАТО оборона оружие Польша Прибалтика Россия танк
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров