Washington Post Оригинал

Washington Post: Советский опыт поможет Евросоюзу сохранить целостность

В отличие от Лиссабонского договора, в котором подробно описывалась процедура выхода из Евросоюза, в брежневской конституции 1977-го года такая процедура была прописана лишь номинально, но не сопровождалась четким механизмом действий, пишет Washington Post. Оба нормативных акта, однако, не гарантируют сохранения целостности межгосударственного объединения, но их опыт Европа может использовать в будущем: «главное – сделать так, чтобы страны не смогли реализовать свое право на выход из блока».
Washington Post: Советский опыт поможет Евросоюзу сохранить целостность
Почти 25 лет назад Советский Союз рухнул под тяжестью разногласий среди пятнадцати входивших в него республик, пишет на страницах Washington Post британский юрист Пол Фишер. В то время большая часть Запада приветствовала эту смену режима и считала ее неизбежной победой «англо-европейской» капиталистической модели либеральной экономики и демократической формы правления.
 
«Но очень возможно, что в первые годы разногласий советский режим сберег свой союз, приняв конституцию самосохранения – подход, который в недавнем прошлом западным лидерам реализовать не удалось, если принять во внимание грядущий выход Британии из Евросоюза», – пишет Фишер.
 
Хотя Британия и проголосовала в июне этого года за выход из Европейского союза, однако никто не знает наверняка, когда же британское правительство «на деле подаст документы на развод». Однако четкий конституционный путь из ЕС все же существует – статья 50 Лиссабонского договора, которая «очень детально» оговаривает условия и процедуру выхода из союза.
 
Однако автор статьи отмечает один «поразительный» момент: бывший премьер-министр Италии и автор статьи 50 Джулиано Амато заявил в июле этого года, что ее никогда не планировалось использовать. Он пояснил, что она была включена в Лиссабонский договор, чтобы «успокоить британских евроскептиков». Амато и другие надеялись создать «предохранительный клапан», чтобы снять напряженность среди стран-членов ЕС и ослабить опасения насчет того, что у государств не будет способов покинуть блок в индивидуальном порядке.
 
«Если неожиданное заявление Амато соответствует истине, тогда статья 50 – самая тщательно спланированная фикция с тех времен, когда союзникам удалось обмануть немцев, заставив их верить в то, что высадка союзных войск пройдет в Па-де-Кале», – пишет автор.
 
Но, как отмечает Фишер, был и гораздо более простой – на первый взгляд – вариант осуществления этого обмана. Речь идет об одном хитром трюке, который был применен в брежневской Конституции СССР 1977 года. В статье 72 этого документа говорилось, что «за каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР». Однако изначально не было никакого реального механизма, позволявшегося какой-либо из 15 республик «собрать чемоданы и уйти».

Когда Балтийские республики захлестнула волна парламентских выборов и референдумов о независимости, из Верховного суда СССР ответил, что признает право каждой республики свободно покинуть союз, но пока не принят закон о выходе из его состава, референдумы каждой республики считаются незаконными в соответствии со статьями 74 и 75 конституции.
 
В 74-й статье говорилось о верховенстве союзного законодательства над законодательством республик в случае разногласий (и это верховенство подкреплялось советским военным арсеналом и танками). Статья же 75-я провозглашала, что суверенитет СССР распространяется на всей его территории. 
 
Конечно же, «брежневское правило» также никогда не планировалось использовать. Но даже размытости статьи 72 не хватило для того, чтобы предотвратить развал Советского Союза.
 
По словам автора статьи, опыт прошлых лет показывает, что довольно просто создать такой «фасад», который лишь номинально давал бы странам возможность реализовать свое демократическое право на самоопределение. Суть этого решения кроется в формулировках: просто нужно сделать так, чтобы на деле страны не смогли реализовать это право.
 
«Разумеется, при составлении соглашений об ассоциации, договоров и кодифицированных конституций будет гораздо лучше поработать вместе с юристами и включить только те положения, на которые можно реально опираться. Иначе результатом будет (как в случае с ЕС и СССР) конституция политического заявления, а не реального эффекта», – подытоживает обозреватель Washington Post Пол Фишер. 
 
Фото: Reuters
источник
США Северная Америка
теги
Великобритания Евросоюз Конституция Леонид Брежнев Советский Союз

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG