National Interest Оригинал

Политологи: Киев делает из Компартии «козла отпущения»

По мнению американских политологов Мэтью Пеннекамп и Рейчел Бауман, Киев пытается сделать из Коммунистической партии Украины «козла отпущения» и возложить на нее ответственность за все беды страны. Но на самом деле, уверены эксперты, это не так: Компартия не несет угрозы для политики Киева по сближению с ЕС и уже давно растеряла свое влияние, а приписываемые ей преступления, в числе которых — «разжигание расовой ненависти», просто не сочетаются с ее политической платформой.
Политологи: Киев делает из Компартии «козла отпущения»

В декабре прошлого года на Украине произошло событие, которое практически не было замечено западной общественностью: окружной административный суд Киева наложил запрет на деятельность Коммунистической партии Украины (КПУ), пишут в своей статье для The National Interest штатные сотрудники американской политологической НПО «Центр национальных интересов» (Center for the National Interest) Мэтью Пеннекамп и Рэйчел Бауман. Как напоминают авторы, целью нынешних властей Украины является достижение «сближения» с ЕС «в неясной форме» к 2020 году — именно к этому сроку ожидает Брюссель реализации Киевом «либерализации в разумном объеме». Вместе с тем, иронизируют политологи, ничем не прикрытый запрет на деятельность политической партии, «какой бы нежелательной ни была подобная партия в контексте желания Украины найти новый, постсоветский мир», представляется «необычайно антилиберальным» способом добиться этой цели.

Как отмечают эксперты, из-за накалившейся политической обстановки партия стала восприниматься украинскими властями как потенциальная «пятая колонна», как организация, которая поддерживает слишком тесные отношения с Москвой и придерживается при этом слишком антизападных позиций. Министерство юстиции Украины, возглавляемое «ставленником Яценюка» и инициировавшее изначально дело против КПУ, объявляло о том, что КПУ якобы началакампанию по «разжиганию расовой ненависти», «покушалась на права и свободы человека» и  пыталась «продавить поправки в конституцию», — что, собственно, и указывалось как основания для запрета, также отмечают авторы.  

Однако подобные попытки «указать на КПУ как на виновника постигших Украину бед» — значит не только «переоценить силу этой партии», но и «неправильно определить ее образ действия», убеждены Пеннекамп и Бауман. По мнению аналитиков, партия не несла абсолютно никакой угрозы для инициированного Киевом сближения с Евросоюзом. Кроме того, она уже достаточно давно стала терять избирателей: ее бессменному лидеру Петру Симоненко, набравшему на президентских выборах 1999 года больше двадцати процентов голосов, два года назад пришлось довольствоваться лишь 1,5 процентами, а количество мест, занимаемых коммунистами в Верховной раде, сократилось со 121 в 1998 году до 21 в 2011, отмечается в материале.
 
Между тем, политическая платформа КПУ, конечно же, основана на марксистско-ленинской теории о неизбежном крахе капитализма и формировании международного бесклассового общества, и партия отвергает любые формы национализма, поскольку те противоположны идее о «лишенном границ коммунистическом обществе», продолжают авторы. По мысли аналитиков, из этого следует, что если КПУ и поддерживала бы Москву, то такая поддержка ограничивалась бы оказанием помощи КПРФ исключительно ради продвижения общей цели, и уж точно не в рамках «поощрения российского (то есть, путинистского) шовинизма».
 
По иронии судьбы, Компартия Украины, которая якобы нарушала права человека, подала апелляцию на  решение Киевского суда в Европейский суд по правам человека, пишут Пеннекамп и Бауман. Впрочем, если Брюссель и осудит Киев за попытку «оставить собственную версию тоталитарного прошлого на политической обочине», это будет «в высшей степени лицемерным» решением — ведь не более семидесяти одного года назад обе части Германии, которая сегодня является «стержнем» европейского проекта, законодательно запретили политическую партию павшего режима, реагируя на совершенные ей преступления, полагают авторы.
 
Вместе с тем, Германия тогда и Украина сейчас существенно различаются, оговариваются аналитики. Весной 1945 года победившие в войне союзники вряд ли могли представить, что Германия после объединения станет ведущей экономической и политической силой демократической Европы, и скорее боялись появления «призрака фашистской пятой колонны», отчего и была осуществлена «немедленная денацификация»; а вот «полностью обезвреженная и решительно антиреволюционная КПУ» так и не смогла за все время после падения СССР создать «такую же угрозу, которую представляло потенциальное возрождение нацизма», поясняют Пеннекамп и Бауман. По этой причине у Германии и других членов ЕС есть полное право критиковать «страну, которая стремится занять место в их строю» и ожидать от нее более либеральной политики, уверены они.
 
Единственным же логичным мотивом, стоящим за попытками украинских властей «очистить страну от политиков-коммунистов», в данном контексте может быть только их желание «создать козла отпущения», на которого можно будет свалить все имеющиеся в стране проблемы, констатируют американские политологи.  Страна действительно оказалась в очень трудном положении, но именно поэтому политика украинских властей по «отвлечению внимания публики от их и так сомнительных управленческих навыков на дешевую сенсацию» — это последнее, что сейчас нужно народу Украины, считают они.
 
Фото: Reuters
источник
США Северная Америка
теги
коммунисты репрессии Украина

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG