Sankei Shimbun Оригинал

Японский профессор: Российская «ничья» не оставляет Токио шансов на Курилы

Недавнее заявление Сергея Лаврова, который фактически отрицает наличие проблемы Курил в отношениях Японии и России, – явление отнюдь не новое, пишет профессор Сигэки Хакамада на страницах Sankei Shimbun. Похожие идеи высказывал еще президент Путин несколько лет назад – просто японские СМИ не передавали их полностью, указывает автор.
Японский профессор: Российская «ничья» не оставляет Токио шансов на Курилы

7 февраля мы отмечаем День «северных территорий». Хотелось бы поразмыслить на тему «территориальной» проблемы и японо-российских отношений. Многие представители людского рода разделяют представление о том, что государство или территории – все это ничтожно и что нельзя без конца вести войны и усобицы. В сфере политологии тоже лишь десятилетие назад господствовало представление о том, что в XXI веке национальное государство или территориально-пограничные проблемы отойдут в прошлое.

Однако в реальности все случилось ровно наоборот. В Европе, на Ближнем Востоке, в Африке и Восточной Азии проблемы территории, территориальных вод и государственной границы, а также проблемы суверенитета сегодня вызывают очень серьезные диспуты. Большая часть существующих сейчас тяжелых международных проблем почти целиком связана с несостоявшимися государствами, и их можно было бы избежать, если бы был тверд суверенитет страны. Государственный суверенитет так же, как и права человека, – это концепция, оформившаяся с течением истории. По существу это искусственная идея, но мудрость человечества заключается в том, что оно относилось к ней, как к вещи безусловной.
 
Исторически государства породили множество войн, однако еще больше государства становились источником закона и порядка. С появлением государств Нового времени количество людей, погибших из-за насилия, резко уменьшилось, даже если включить сюда мировые войны (С. Пинкер, The Better Angles of Our Nature – «Лучшая часть нашей души»).
 
Суть проблемы «северных территорий» так же, как и с «аннексией Крыма», заключается в нарушении государственного суверенитета. Конечно, есть проблемы бывших жителей островов, рыболовства, природных ископаемых и региональной экономики, но это не основная ее часть. То, что премьер Синдзо Абэ считает разрешение проблемы «северных территорий» самой важной темой и занимается ею с жаром, который следовало бы назвать и упорством, – это то, каким и должен на самом деле выступать руководитель суверенного государства.
 
В последнее время российское руководство все более жестко выступает по теме «северных территорий», а на международном уровне вновь и вновь делает вопиющие заявления, которые опровергают его же собственную политику, проводившуюся в прошлом в отношении Японии.
 
Глава МИД Лавров провел пресс-конференцию с участием двухсот российских журналистов и более чем 250 заграничных репортеров. Он заявил, что заключение мирного договора с Японией и «территориальная» проблема – это разные темы, а по проблеме «территорий» утверждал, что «передача» двух островов – Хабомаи и Шикотана, в том числе согласно Советско-японской декларации 1956 года, – это не «возврат».
 
Это высказывание, которое отрицает само существование территориальной проблемы. Оно совершенно противоречит прошлым утверждениям России. Возражать этому по ощущению глуповато, но подобное выступление нельзя так оставлять. Давайте вспомним соглашения, которые подписал лично президент Путин как одна из партий в переговорах на высшем уровне. Ниже излагается основное содержание Иркутского заявления 2001 года и Российско-японского плана действий 2003 года.
 
«Дальнейшие переговоры, касающиеся заключения мирного договора, будут проводиться на основе Советско-японской декларации 1956 года <…> в том числе Токийской декларации 1993 года и прочих документов, согласованных до сегодняшнего дня. Подтверждаем, что совместная декларация 1956 года – основной юридический документ, устанавливающий отправную точку для переговоров по заключению мирного договора, и что, сверх того, достигнуто соглашение на основе Токийской декларации 1993 года, касающейся японо-российских отношений, о заключении мирного договора на основе разрешения проблемы, касающейся возврата островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи».
 
«В результате проводившихся обеими странами энергичных переговоров были достигнуты важные договоренности, в том числе совместная декларация 1956 года, Токийская декларация 1993 года <…> Иркутское заявление 2001 года <…> была создана комиссия по демаркации государственной границы».
 
Как Япония, так и Россия по Токийской декларации договорились заключить мирный договор, разрешив проблему возврата четырех островов. Что может означать проблема возврата четырех островов, кроме как проблему территорий? Важна та истина, что сам господин Путин подтверждал все эти документы множество раз.
 
В нашей стране есть представление о том, что позиции господина Путина, премьера Медведева и российского МИД по отношениям с Японией нужно отличать. Однако впервые о том, что «четыре острова стали российской территорией по итогам Второй мировой войны, что подтверждается и международным правом», впервые заявил господин Путин (в сентябре 2005 года). Также, когда он в марте 2012 года заявил о «хикивакэ»*, он сказал: «В декларации 1956 года ничего не говорится ни о том, с какими условиями будут передаваться два острова, ни о том, под чьей юрисдикцией будут после этого находиться эти острова», – фактически высказав жесткую позицию и отрицая возврат двух островов. Однако японские СМИ эту часть фразы не передавали.
 
Тогда господин Путин еще сказал, что никаких требований, кроме как о двух островах, относительно «территорий» не существует. Также он в мае позапрошлого года высказывался и о том, что «четыре острова будут предметом переговоров» (он не сказал о территориальных переговорах или переговорах о возврате), и тогда он ту же самую жесткую позицию высказал теми же словами. Но и в то время японские СМИ не сообщили о его жестких высказываниях. По российской логике «четыре острова – предмет переговоров» означает переговоры о совместном развитии четырех островов под российским суверенитетом. Так что о жестком представлении российского МИД следовало бы сказать, что оно верно следует логике господина Путина.
 
Российская сторона следует представлению о том, что «ложь, повторенная сто раз, становится правдой». Японским властям не следует пренебрежительно считать, что тут даже нет смысла отвечать. Нужно объяснить положение весомо и ясно – так, чтобы и граждане, и международное сообщество могли это понять. «Деликатная политика», которая проводится лишь для того, чтобы не прерывать диалог, на международном уровне воспринимается как «слабость». Сейчас идет подготовка к необычайному, третьему подряд визиту премьера Абэ в Россию. Во время него Японии следует четко заявить на международном уровне о своей позиции по проблеме «северных территорий».
 
* Ничья, яп. (прим. RT). 
 
Автор: Сигэки Хакамада, профессор Университета префектуры Ниигата.
 
Дата публикации 04 февраля 2016 года.
 
 
Фото: Reuters

 

источник
Япония Азия
теги
Владимир Путин Курильские острова Россия Сергей Лавров Япония

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG